Репортажи

«Дело чести»

На обжалование приговора Улюкаеву неожиданно пришел глава «Роснефти» Сечин

Фото: Михаил Почуев / ТАСС

Этот материал вышел в № 39 от 13 апреля 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

11
 

…Когда во время апелляционного рассмотрения прокуроры неожиданно заявили, что «обеспечили явку» в суд свидетеля Сечина, стало ясно: приговор Улюкаеву точно оставят в силе.

Глава «Роснефти», конечно, не мог допустить своего допроса в присутствии СМИ. И хотя реальных оснований для закрытия процесса не было — ну вот совсем никаких — Мосгорсуд журналистов и публику по просьбе прокуратуры в зал не пустил. Доводы гособвинителей: якобы подробности и детали сделки по продаже акций «Башнефти» компании «Роснефть» содержат «коммерческую тайну». То, что эти детали три месяца обсуждались публично в суде нижестоящей инстанции, прокуроров не смущало. Как и судебную коллегию Мосгорсуда, которая без каких-либо ссылок на закон, удовлетворила просьбу гособвинения. Сидевшего в стеклянном «аквариуме» Улюкаева и его адвокатов, возражающих против выдворения журналистов, суд слушать не стал.

Как Сечин оказался в зале — журналисты не увидели. Служба безопасности главы «Роснефти» соблюдала строжайшую конспирацию: Сечина провели в зал через отдельный (конвойный либо судебный вход), а три машины сопровождения — черные минивэны — рассредоточились у разных корпусов Мосгорсуда, чтобы окончательно запутать СМИ.

Как Сечин покинул зал и здание суда, простые смертные тоже не увидели. И даже дежурство у всех корпусов Мосгорсуда журналистам не помогло — Сечин превратился в призрака.

Осталось удовлетвориться сообщениями новостных агентств, которым уже не в суде глава «Роснефти» сказал, что дать показания было для него «делом чести».

Допрос Сечина за закрытыми дверьми длился полтора часа. Столько же, сколько допрос в Замоскворецком суде его коллеги, главы службы безопасности «Роснефти» Олега Феоктистова, который занимался оперативной разработкой дела Улюкаева. Его также допрашивали в закрытом от прессы режиме «в целях безопасности» и недопущения «раскрытия личных данных».

Суть выступления Сечина в Мосгорсуде (как стало известно из дальнейших высказываний адвокатов) сводилась к тому, что осенью 2016 года на саммите стран БРИКС на Гоа в холле отеля, когда они «вместе поднимались по лестнице на второй этаж», «в процессе движения» Улюкаев вымогал у него, Сечина, взятку в качестве вознаграждения за одобрение сделки по покупке акций «Башнефти». При этом Сечин не отрицал, что по лестнице шли не одни, а в толпе людей.

Спустя месяц после саммита, напомню, министра задержали во дворе офиса «Роснефти», а в багажнике его служебной машины обнаружили два миллиона долларов — якобы от Сечина.

Замоскворецкий суд Москвы в конце прошлого года приговорил Улюкаева за это к 8 годам в колонии строгого режима. При этом Сечин, несмотря на неоднократные повестки суда, на заседание ни разу не явился, ссылаясь на «занятость». Впрочем, эта занятость не мешала ему и пресс-секретарю «Роснефти» Леонтьеву давать публичные комментарии о виновности экс-министра еще до приговора.

В остальном рассмотрение жалобы на приговор было будничным и ожидаемым. Суд заворачивал почти все ходатайства экс-министра и его защиты, кроме разве что справки об инвалидности матери и отца-фронтовика. Отказался суд, в частности, приобщить отказ ФСБ предоставить защите приказы, касающиеся прослушки и оперативной разработки министра.

Улюкаев выглядел заметно постаревшим и осунувшимся. Был в том же сером свитере, что и раньше. Несколько растерянно смотрел в зал, кого-то ища глазами. Сразу попросил допустить к апелляционному рассмотрению в качестве общественного защитника свою супругу Юлию Хряпину. Мосгорсуд отказал, мотивировав тем, что супруга не имеет юридического образования и не сможет «должным образом» ему помочь.

Улюкаев говорил о том же, что и раньше, — что в отношении него была совершена провокация Сечина и Феоктистова и что доказательства обвинения и слова самого Сечина тут, в суде, не выдерживают никакой критики.

— Из того, как свидетель Сечин здесь описывал, что мы шли «вместе по лестнице» и я вымогал взятку, — это не так. Я ни с кем рядом по лестнице не шел и вообще ни с кем не разговаривал и не вымогал, — говорил Улюкаев.

— Очень трудно представить, как люди 10 минут (а Сечин говорил про 10 минут) поднимаются на второй этаж. И трудно представить, как Улюкаев при всех, поднимаясь по лестнице, вымогает взятку у Сечина. Эти показания Сечина настолько неправдоподобны… Они не только не внесли ясность в дело, но и породили еще больше сомнений. Даже охранник Сечина в Замоскворецком суде говорил нам, что не видел на саммите вместе фигуры Улюкаева и Сечина, — отметил адвокат Тимофей Гриднев.

Он и остальные защитники настаивали на отмене приговора и на оправдании экс-министра в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Не просила ничего (за исключением допроса Сечина) только прокуратура: приговор ее полностью устраивал.

В седьмом часу вечера судебная коллегия Мосгорсуда оставила приговор в силе. Суд лишь отменил запрет Улюкаеву занимать госдолжности после освобождения. Больше никаких изменений. В ближайшее время Улюкаева этапируют в колонию строгого режима, где он будет отбывать свои 8 лет.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera