Сюжеты

Олимпийские медали из мусора

Сортировка отходов стала у японцев частью национальной культуры

Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 42 от 20 апреля 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Василий Головнинзавбюро ТАСС в Японии

4
 

Смотрины потенциальных жениха и невесты в одном из токийских ресторанов шли трудновато — тягостное молчание, напряженные родственники и знакомые с обеих сторон. Но вдруг в невыносимой тишине умирающая от смущения девушка чуть слышным голоском задала своему возможному избраннику нужный вопрос: «А есть ли у вас увлечения?» И словно гром грянул. Потенциальный жених мгновенно оживился, вскочил на ноги, картинно вытянул руку и прокричал: «Увлечение? О да, оно у меня есть — это сортировка мусора!» Родственники и знакомые бросились весело обниматься, поднимать бокалы, и в следующих кадрах нам показали счастливую молодую семью, которая по дороге на прогулку с малышами радостно бросает в бачки тщательно подготовленные пакетики с рассортированными бытовыми отходами.

Много лет назад эту смешную социальную рекламу частенько крутили по токийскому телевидению, призывая население максимально аккуратно относиться к проблеме раздельного сбора мусора. Теперь такие агитационные ролики давно не показывают: сортировка мусора стала такой же незыблемой частью бытовой культуры японского населения, как чистка зубов, душ по утрам и горячая ванна офуро вечером после работы.

Правила разделения мусора слегка различаются в зависимости от населенного пункта — в Токио, например, их определяют сами столичные районы, имеющие широкую автономию на правах отдельных городов. Но основные принципы везде одинаковы: прежде всего в специальные контейнеры складываются ресурсы для повторного использования — отдельно стеклянные бутылки, отдельно ПЭТ-бутылки, отдельно — стальные и алюминиевые банки. В последнюю категорию включаются и пустые металлические баллончики от аэрозолей, сковородки, чайники и небольшая по размеру кухонная посуда.

Отдельно идут пачки газет и журналов, картон и прочая бумага. В категорию перерабатываемых ресурсов включена вся бытовая аппаратура — холодильники, стиральные машины, старые компьютеры, кондиционеры и т.д. Как правило, их сбором и передачей на утилизацию заняты соответствующие магазины, где вы покупаете новую технику. Кстати, эта система долго не могла охватить все японское безбрежное море бытовой электроники: еще в начале 2000-х годов в моем спальном районе на юго-западе Токио можно было то тут, то там у заборчиков двух- и трехэтажных домиков увидеть скромно выставленные на асфальт магнитолы, плееры, аудиоцентры — совершенно пригодные к употреблению, но вышедшие из моды или просто надоевшие хозяевам.

Командированный из Москвы инженер-компьютерщик нашего корпункта сходил с ума от такой халявы, набил полную кладовку великолепной техникой, но в конце концов отказался от этого занятия — утащить все было просто невозможно.

Теперь «Сони» и «Панасоники» исчезли с тротуаров: по улочкам стали курсировать грузовички, успешно собирающие ненужную электронику. Извлечение из бытовой техники годящихся к повторному использованию разнообразных полезных вещей налажено неплохо — например, золотые медали для призеров летней токийской Олимпиады 2020 года будут изготовлены из драгоценного металла, добытого из мусора.

Повторное использование охватывает примерно 21% из почти 44 млн тонн бытовых отходов, ежегодно собираемых в Японии. Размеры переработки в Токио считают довольно низкими по сравнению, например, с наиболее продвинутыми странами Евросоюза. Однако японцы активно работают над улучшением ситуации — уже есть муниципалитеты, где в дело идет до 90% отходов.

К тому же страна уже занимает рекордные позиции по ряду наиболее важных для себя категорий мусора. Например, повторно используется более 85% ПЭТ-бутылок (в США — чуть более 20%, в странах Евросоюза — примерно 41%). К 90%, как и в Германии, приближается в Японии сбор и переработка алюминиевых банок. Это, кстати, коронный бизнес токийских бомжей, которых частенько вижу у тачек, загруженных гигантскими прозрачными мешками с металлическими емкостями из-под пива или газировки. Но три четверти бытовых отходов все же идет в печь.

Прилетающие в Токио иностранцы по дороге из аэропорта к центру столицы обязательно обращают внимание на гигантские, но довольно изящные бело-голубые сооружения с высоченными трубами без намека на какие-либо дымки или выхлопы.

Это автоматизированные заводы по сжиганию и переработке мусора, которые, поверьте, не портят картину побережья Токийского залива. Один из них находится на расстоянии 10–15 минут езды от Гиндзы, центрального торгово-увеселительного квартала японской столицы, и расположен рядом с элитным и очень дорогим жильем.

Его респектабельные покупатели не считают такое соседство опасным или неприятным, заводы стерильны, лишены каких-либо запахов и вообще особо не подают признаков жизни. Трудно даже предположить, что у них где-то внутри бушуют печи с невероятными температурами, которые превращают мусор в инертный неорганический пепел и шлак.

Но так было не всегда — еще в конце 90-х годов прошлого века Японию сотрясали скандалы, связанные с высоким содержанием диоксинов в выхлопах мусоросжигательных заводов. Особую огласку прибрела история с жителями токийского района Сугинами, где была отмечена повышенная заболеваемость и смертность из-за большой концентрации в воздухе этих крайне опасных веществ. У некоторых заводов содержание диоксинов в атмосфере втрое превышало, например, такие же показатели в США.

И меры приняли: с конца 90-х годов парламент Японии одобрил серию законов с кардинально новыми нормами сжигания мусора и отдельными параметрами по диоксинам. В результате их выброс в атмосферу довольно быстро удалось сократить более чем на 90%, проблема была решена. Японская промышленность на основе новых норм разработала и стала производить, возможно, самые совершенные в мире заводы по переработке и уничтожению отходов.

Кстати, продукты сжигания тоже идут в дело — например, направляются на производство цемента. Их же используют для строительства все новых искусственных островов в Токийском заливе. Например, пассажиры крупнейшего в Японии столичного аэропорта Ханэда, возможно, и не задумываются о том, что его взлетно-посадочные полосы покоятся на блоках из умело переработанного мусора.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera