Сюжеты

Поколение С

Почему мы предпочитаем смотреть видео, а не читать

«Первому игроку приготовиться». Кадр из фильма

Этот материал вышел в № 42 от 20 апреля 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

29 марта состоялась премьера фильма Стивена Спилберга «Первому игроку приготовиться». Этот фильм — ​настоящий гимн виртуальной реальности: события происходят одновременно в физическом мире и в онлайн-игре ОАЗИС. ОАЗИС расшифровывается как «Онтологический антропоцентрический зрительно-иммерсивный симулятор». Фильм создан на основе одноименного романа Эрнеста Клайна, написанного еще в 2011 году.

2045 год. Главные герои романа, молодые люди, — ​это дети тех, кто сейчас учится в школе, то есть внуки тех, кто сейчас старше 35 лет. А злодей, который после смерти разработчика игры пытается захватить власть над ОАЗИСом, относится к детям 90-х. В его поведении можно выделить черты, не свойственные более молодым персонажам: ярость и агрессивность, желание власти и непонимание свободы.

По «теории поколений» Хоува и Штрауса нынешние школьники относятся к поколению цифровых технологий. Это ребята, рожденные после 2000 года. Исследователи корпорации Google в 2013 году выделили поколение С — ​поколение, олицетворением которого стал видеохостинг YouTube. Поколение С — ​это молодые люди, которые заходят на YouTube раз в неделю или чаще. Авторы исследования отметили, что основные ценности поколения С — ​это связь, сообщество и творчество.

Смелость, с которой Google обозначил антропологический процесс, смущает. Но сложно спорить с тем, что мы можем наблюдать: мультимедиаконтент уже сейчас становится предпочитаемым или даже основным и начинает оказывать влияние на общественную жизнь.

Недаром одно из главных политических событий России прошлого года произошло на YouTube («Он вам не Димон»).

В чем же первопричина этого процесса? Если обратить внимание на слова, которые мы используем, можно увидеть отличие в значениях у современных синонимов: слова movie или «кино» означают «движение», а слово «видео» происходит от латинского «смотрю» или «вижу». Дело в быстрой смене кадров или визуальном представлении информации? Первое связано с понятием «клиповое мышление», которое активно развивается сторонниками классификации Хоува и Штрауса, а второе значение ставит во главу угла технологии цифрового изображения и дисплей.

Когда-то давно человечество научилось создавать символы из изображений, но обучение грамоте до сих пор осталось очень сложным насильственным процессом. С ним сталкиваются дети, когда учатся читать, а потом учатся читать книжки без картинок. Мне как-то случилось услышать от своего сверстника такую фразу: «Мы читаем не плавно, а рывками, все равно как зависающий ролик смотрим». Это ощущение очень показательно, так как в процессе чтения человеческий мозг занимается именно тем, что выстраивает видеоряд. В этом контексте фильм выигрывает как вместитель информации: один кадр позволяет показать много деталей, которые замечаются человеческим глазом с огромной скоростью.

Видеоформат имеет не только отличные от текста возможности, но и многие преимущества. Это подтверждает и нейрофизиология. Когда мы читаем, первой активизируется первичная зрительная способность, которая работает сканером. Потом — ​форма букв переводится в представления о фонемах, которые мы «слышим». Дальше мозг работает в привычном ему формате, сформировавшемся существенно раньше первых иероглифов. После создается подробная карта артикуляции, именно этим объясняется полезность прочтения текста вслух для полноты понимания. Очень долго люди не умели читать «про себя» вообще.

При понимании слов вызываются образы, которые мы сформировали с помощью наших ощущений. Под ощущениями я имею в виду все сигналы, которые мы воспринимаем с помощью кожи, ушей, ноздрей, языка и так далее. Образы — ​это, например, «горький», «красный», «жесткий», «острый». Количество сигналов, поступающих с помощью глаз, много значительней и составляет более 43 Тбайт каждую секунду. А язык помогает нам очень хорошо отделять красный, алый, розовый, кровавый и багровый — ​так получается, что визуальных образов у нас больше всего.

Это значит, что видеоформат на самом деле более информоемкий и более быстрый, комфортный для понимания. Конечно, с переходом на видео мы теряем хорошее трехуровневое упражнение для нашего мозга по переформатированию информации, но получаем больше времени и сил для ее анализа. Такая перемена пугает упрощением и возращением на 8 тысяч лет назад. Но сопротивляться этому процессу бессмысленно. От нас зависит, используем ли мы правильно возможности нового формата.

Плюс к этому мы получили другие возможности для погружения, если речь идет о произведениях искусства. Многоуровневый процесс обработки информации отдаляет читателя от литературного произведения. А вот в фильме автор может добиться большего эмоционального эффекта. «Потребитель» в этой ситуации склонен выбирать то, что лучше «работает». На этом поле литература проигрывает. Самое интересное, что этот процесс в 1962 году предугадал философ и филолог М. Маклюен в книге «Галактика Гуттенберга. Сотворение человека печатной культуры». Он, еще не зная о возможностях современных технологий, предположил, что с приходом электрического века радио и телевидения эпоха печатной культуры завершится, и человечество снова вернется к аудиальному способу восприятия, который был распространен до изобретения печатного станка.

Все это подтверждает формулу Виктора Гюго: «Человеческое мышление, изменив форму, изменит со временем и средства ее выражения; что господствующая идея каждого поколения будет начертана уже иным способом на ином материале».

Екатерина Панова,
11-й класс

Теги:
дети, школа,
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera