Колумнисты

Химоружие есть у всех

Вопрос не в том, кого уличить, а как остановить применение средств массового поражения

Этот материал вышел в № 43 от 23 апреля 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

За два дня до химической атаки на сирийский город Дума (которую признают одни участники сирийского противостояния и отрицают другие), 5 апреля, начальник российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии генерал-майор Юрий Евтушенко провел брифинг, в ходе которого рассказал о том, что уже пятый день идут переговоры с боевиками запрещенной в России группировки «Джейш аль-Ислам» о передаче Думы под контроль правительственных войск Асада.

При этом месяцем ранее, 5 марта, лидер «Джейш аль-Ислам» в Думе Абу Хумам согласился оставить город, и начался процесс эвакуации боевиков и членов их семей. Генерал Евтушенко озвучил и некоторые цифры: к 1 апреля город покинули около 30 000 мирных жителей, 738 боевиков и 3390 членов их семей.

Однако в конце марта стало известно, что крайним образом обострились противоречия внутри руководства «Джейш аль-Ислам» в Думе. В результате был убит Абу Хумам, а у группировки появился новый лидер — Абу Кусай. Тут же был заблокирован выход мирных жителей по гуманитарному коридору, и переговоры об эвакуации боевиков из Думы пришлось начинать заново.

И 7 апреля появились первые сообщения о химической атаке на Думу.

В этой связи стоит напомнить, что «Джейш аль-Ислам» — именно та группировка, которая была официально уличена в применении химического оружия в марте 2016 года в Алеппо. Применение химического оружия было зафиксировано 7 марта 2016 года во время боев в районе Шейх Максуд города Алеппо. В тот день в больницу, работающую под патронажем Красного Полумесяца, доставили множество жертв контрнаступления боевиков — врачи констатировали «удушения и конвульсии вследствие отравления газами, запрещенными по всему миру, — такими как хлор».

Представители курдского отряда самообороны (YPG) распространили видеозапись момента взрыва болванки, начиненной отравляющим веществом. А официальный представитель сирийских курдов Рейзан Хеду тогда заявил о том, что во время артобстрела, после разрывов мин, запущенных боевиками, образовался желтый дым со странным запахом.

Доказательства оказались настолько вескими, что группировка «Джейш аль-Ислам» была вынуждена признать применение химического оружия (подробности в «Новой», № 38 от 11 апреля 2016 г.)

Почему в марте 2016 года «Джейш аль-Ислам» не стала отрицать химическую атаку? В ряде стран, к примеру, в Турции и Саудовской Аравии, группировку признают «умеренной оппозицией» — политическими противниками Башара Асада. У исламистов просто и не было выбора: отрицать химическую атаку, доказательства которой, повторюсь, слишком очевидны, — значит, поставить всю группировку в один ряд с запрещенным в России «Исламским государством». Тем более что пострадавших доставили в больницу, основной персонал которой составляют граждане США и Великобритании.

Именно поэтому, признавая применение химоружия, представители «Джейш аль-Ислам» подчеркнули, что полевой командир, принявший решение о «химическом» обстреле Алеппо, будет наказан.

Был этот полевой командор наказан или нет, неизвестно. Но химическая атака в Алеппо показала, что у группировки «Джейш аль-Ислам» есть и боеприпасы, начиненные отравляющими веществами, и специалисты, умеющие обращаться с этим оружием.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera