×
Колумнисты

Сейчас в чеченском футболе главное — как сыграли. А не «счет на табло»

Почему дело правозащитника Оюба Титиева демонстрирует не силу, а слабость Рамзана Кадырова

Общество

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

27
 
Оюб Титиев в Старопромысловском суде. Март 2018 года. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Пытаясь посадить последнего правозащитника Чечни и добить старейшую на Кавказе правозащитную организацию «Мемориал», чеченские власти забуксовали. 9 мая будет ровно четыре месяца уголовному делу Оюба Титиева, обвиняемому в хранении марихуаны. А такой, казалось бы, простой уголовный состав, которым местные полицейские овладели в совершенстве! Не случайно Чечня занимает третье место в стране по приросту зарегистрированных преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Такими темпами уже в этом году она выбьется в лидеры, как раньше — по делам о терроризме.

Почему чем лучше жизнь в Чечне, тем больше наркоманов, — вопрос явно риторический. Статья 228 УК РФ — это конвейер, работающий в промышленных масштабах. Где-то на конвейерах собирают машины, в Чечне — уголовные дела.

Отверточное производство отлажено до автоматизма: пытки — чистосердечное признание — особый порядок рассмотрения дела в суде — приговор — этап. В деле Оюба Титиева впервые произошел сбой: Титиев выстоял. Не сдался и не дал признательных показаний. И чеченский конвейер завис, решая непростую задачу: как расследовать уголовное дело без признательных показаний? Это же все равно, что пытаться ехать на машине без двигателя…

Пока следователь Хадукаев ломал голову, «безопасные» дни прошли, и чеченское правосудие, а с ним и вся республика, «залетели» по-крупному. Дело в том, что суд над чеченским узником совести Оюбом Титиевым должен начаться чуть ли не одновременно с Чемпионатом мира по футболу, который впервые принимает Россия. И так уж получилось, что именно накануне кубка-2018 ФИФА заявила о своей новой политике, в соответствии с которой всему футбольному миру теперь есть дело до прав человека и их защитников, подвергающихся преследованию в стране-хозяйке мундиаля. Чечня, разместившая одновременно и Оюба Титиева (в СИЗО), и сборную Египта на время чемпионата, по сути, вынуждена будет проводить эксперимент на себе, тестируя новую политику ФИФА. Надо сказать, чеченские власти что в футболе, что в жизни открыто придерживаются принципа: «не важно как сыграли, главное — какой счет на табло». Но приговор Оюбу Титиеву настолько предсказуем, что счет — 5 или 10 лет тюрьмы — никого не интересует. Интересна именно игра, в которой «чеченская сборная» пропускает пока один гол за другим.

Дело Оюба Титиева родилось из ликвидации инстаграма Рамзана Кадырова, который был удален в конце прошлого года по причине попадания главы Чечни в открытую часть списка Магнитского в связи с массовыми системными нарушениями прав человека.

Потеря четырехмиллионной аудитории подписчиков стала очень болезненным ударом для Кадырова. Но все-таки не глава Чечни указал пальцем на Титиева. Не его это уровень.

«Мемориал» поменял тактику своей работы в республике с 2009 года, когда была убита чеченская правозащитница Наталья Эстемирова. С тех пор ни один представитель локального «Мемориала» не шел «в лобовую» с чеченскими властями. Эту задачу взяли на себя российские правозащитные организации и федеральные СМИ. К концу прошлого года ситуация на чеченском фронте была тяжелой, казалось, что война почти проиграна. Журналисты и правозащитники практически перестали ездить в Чечню. Их там встречали не хлебом и солью, а мукой, зеленкой, бейсбольными битами и «возмущенной общественностью» — чисто чеченское гостеприимство.

Редкие залетные гости пробирались в «самый мирный регион России» по-партизански, активировав все доступные средства защиты, включая президентскую администрацию.

Помню нашу прошлогоднюю ноябрьскую поездку на суд в Грозный. Мы — ответчики по иску МВД Чечни, вызванные в Верховный суд Чечни повесткой. Не явиться не можем.

Помню режим строгой секретности — летим только не в Чечню, едем строго без ночевки. Помню лишний комплект одежды, взятый на случай, если забросают чеченскими тортами. Помню ставропольского водителя, которому заплатили больше, чем стоил билет из Москвы и обратно, только чтобы не струсил и дождался у суда.

А теперь сравните. 3 и 4 мая. Самые «нерабочие» рабочие дни в году. Дача, шашлыки. На нашем профессиональном языке — «мертвое информационное пространство». Но это в России. А в Чечне — толпа журналистов и правозащитников, штурмующая здание Верховного суда ЧР, где должна рассматриваться апелляция на продление ареста Оюбу Титиеву на еще один, пятый уже месяц.

Оюб Титиев в зале ВС Чечни. Слева — адвокат Петр Заикин. Фото: ПЦ «Мемориал»

Это ужасно скучно. Это, по сути, вообще не суд, а техническая процедура. Но если на нее приехала толпа народа со всей России, то сколько приедет в Чечню, когда начнется судебный процесс по существу?

Теперь мы все спокойно летаем прямыми рейсами в Грозный. Живем в гостиницах города и пьем кофе в его кофейнях. Куда-то исчезла возмущенная общественность со своими смешными плакатами «Ганнушкина — мать анархии», «Каляпин — защитник террористов».

На смену пришли нормальные люди, не шарахающиеся, наоборот, говорящие спасибо «врагам чеченского народа» за все, что они для этого народа делают. Ксения Собчак и Григорий Явлинский открыли сезон «политического туризма» в Чечне, и летом, на суде Оюба Титиева, будет его самый разгар. Рубрику «дело Титиева» завели не только федеральные медиа, но и журналисты в самых глухих регионах России. Именно с этих, только на первый взгляд провинциальных и невлиятельных СМИ, кстати, началась и успешно прошла кампания по спасению другого «мемориальца» — Юрия Дмитриева. Про международную реакцию можно говорить отдельно и долго, ведь одно только заявление Госдепа на следующий после ареста Оюба Титиева день вызвало неподдельный шок у Кадырова. А если говорить коротко, то стольких международников, начиная от сотрудников ведущих правозащитных организаций и заканчивая иностранными дипломатами, в Чечне давно уже не было. В общем,

арест Титиева стал тем поворотным моментом, когда «отступать некуда». И тот, кто подал главе Чечни эту недальновидную идею мести, оказался в очень сложном положении. Потому что подставил Кадырова.

У Верховного суда Чечни. Фото: ПЦ «Мемориал»

Как это ни парадоксально, но дело Оюба Титиева, которому чеченские суды безропотно продлевают меру пресечения уже шестой раз за четыре месяца (последний раз — на том основании, что у Оюба Титиева, пока он сидел, снесли дом и другой крыши над головой в Чечне, кроме грозненского СИЗО, у него не осталось) — демонстрирует не силу Рамзана Кадырова, а его слабость. Человек, который обладает полным контролем над правосудием и в тоже время в канун спортивного события мирового уровня держит за решеткой по надуманному основанию человека, чья судьба, как магнит, притягивает негативное внимание, — выглядит крайне недальновидным. Выгоднее было бы — выпустить Оюба под домашний арест или вообще под подписку. И никуда бы он не делся. А если бы и делся — еще лучше. В условиях, когда у следствия нет никаких доказательств вины, побег Титиева стал бы лучшим и железным доказательством его вины. И это означало бы истинный конец «Мемориала» в Чечне.

Вот только Рамзан Кадыров — человек совсем не глупый. Просто право карать у него есть, а права миловать — нет. Оно в России есть только у одного человека. Именно он накануне олимпиады в Сочи в декабре 2013 года помиловал и Ходорковского, и «Пусси Райот», и активистов «Гринписса». Зачем? А потому что лучший способ заткнуть критиков и одновременно продемонстрировать свою абсолютную власть — придумать сложно. Сила власти ярче всего проявляется именно в акте милосердия. Пусть даже это милосердие замешано на исключительно циничном расчете. Но то, что одним росчерком может сделать Путин — не может больше в России никто.

А Рамзану Кадырову в этой ситуации остается только одно: сделать свой регион максимально комфортным и тщательно обеспечивать безопасность своих врагов. Ведь теперь даже бюджетников к чеченскому суду на митинг против «понаехавших» журналистов и правозащитников пригнать нельзя. Дело-то Оюба Титиева «не политическое, а наркотическое». Только и остается, что придерживаться этой версии.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera