Репортажи

«Хрустики» vs «Консервы»,

или Кто и зачем хочет пересадить столицу на мотоциклы

Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»

Этот материал вышел в № 49 от 14 мая 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алла ГераскинаНовая газета

2
 

5 мая в Москве официально открылся мотосезон — ​пятитысячным парадом по перекрытым улицам столицы. С мотоциклами я знакома с мокрых пеленок, как любой ребенок, окна которого выходили на Ленинский проспект. Поэтому, прежде чем доверить свою жизнь ночным мстителям, я отправилась в открытую год назад мотошколу Мосгортранса — ​выяснить, как любителей адреналина в крови учат остаться в живых под эгидой правительства Москвы.

Мотошкола Мосгортранса, инструктор Юрий дает уроки вождения. Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»

— Как у нас с велосипедом? Вообще никогда? — ​инструктор Юрий даже в ладоши захлопал. Мы стояли посреди огромной крытой площадки с синими матами по стенам. Занятия в мотошколе индивидуальные, поэтому мне пришлось облачиться в моточерепаху, перчатки, наколенники и молиться о том, чтобы на сегодня мы ограничились теорией. — ​Очень интересный для инструктора продукт, потому что навыка сохранения равновесия на двух колесах нет. Сегодня нам попался КТМ Duke 200, — ​заявил Юрий и милостиво углубился в двухсоткубовый двигатель, жидкостное охлаждение и гидравлический диск на тормозах. Объяснил, почему не надо совать пальцы к разогретой выхлопной системе и в приводную цепь. Газ и два тормоза, 6-ступенчатая коробка передач, приборная панель…

Минут через 40 я, наконец, сидела на мотоцикле в «классике» — ​максимально близко к топливному баку, бедра прижаты, руки согнуты в локтях и расслаблены.

— Сцепление где? На каких скоростях работаем задним тормозом? — ​со скоростью ветра гонял меня Юрий. — ​Куда смотрим при прямолинейном движении?

— На линию горизонта, — ​пищала я из-под шлема.

— Если далеко впереди начинает что-то происходить, моментально должны появиться пальцы на рычагах переднего тормоза и сцепления, — ​объяснял Юрий. — ​Ошибка новичков в том, что они смотрят на впереди едущую машину и могут среагировать только тогда, когда у нее загорятся стоп-сигналы. А в условиях мегаполиса, где все спешат и жмутся друг к другу, это иногда смертельно поздно.

Выяснили, почему нельзя смотреть на ямы (притянет). Как «не зацепить лаптёй асфальт» при повороте с наклоном. Объехать препятствие в виде автобуса. Где держать стопу в плотном потоке или на скорости.

— Так, что мы делаем для начала, — ​вдруг вернул меня на еле прощупываемую пальцами ног землю Юрий. — ​Я изображаю двигатель внутреннего сгорания и толкаю мотоцикл прямолинейно. Задача водителя — ​подруливанием сохранить мотоцикл в вертикали.

Водителю приходится признать — ​двигатель внутреннего сгорания Юрий изображал до тех пор, пока не пришлось просить «дядю Сашу» выключить отопление на площадке. «Мотодоктор» настоятельно прописал мне велосипед и попросил паузу на отдышаться. Рядом спокойно наворачивала на газу восьмерки молодая девица.

— Мотоциклы становятся все более безопасными и простыми, девчонки — ​смелыми и амбициозными: чуть не половина учащихся, — ​лил воду на мельницу моего мотопозора Юрий. — ​Вот эта сдала экзамен месяц назад. Еще не ездящая, но уже в тусовке. А вообще, народ сейчас часто просто идет за правами, которые уже нельзя купить или получить в подарок от бабушки. Молодняк 16–20 лет обычно выбирает самые дешевые школы. Такие, как наша — ​те, кому важно не только получить навык проезда восьмерки или змейки, но и понимание, как выжить на дороге. Разбираем дорожные ситуации, придумываем упражнение, накатываем. Есть курсы повышения квалификации. К сожалению, многие, получив права, искренне считают, что они уже все умеют, и начинают гонять. Есть у гибддэшников такой термин: преступная самонадеянность. Переразогнался, перетормозил, думал попаду, а не попал. Люди с опытом понимают, что не в гонянии по городу счастье — ​для адреналина и чувства грани есть гоночный трек. Это способ избежать пробок и сэкономить время — ​всё.

— А мотоциклисты часто винят во всем автомобилистов, — ​заметила я.

— Конечно, автомобилисты чувствуют себя на дороге главнее, — ​признал Юрий. — ​И очень люблю фразу: «Ненависть автомобилиста к мотоциклисту прямо пропорциональна длине пробки». Неоднократно было — ​водитель видит тебя в зеркале заднего вида и рулем так тихонечко поводит в твою сторону. Но все проблемы — ​в индивидуальной голове. Одни поворачивают со второй полосы наперерез мотоциклисту, другие летят навстречу перекрестку на заднем колесе, когда там уже начинают ехать поперек машины. Кстати, позерство — ​причина многих серьезных ДТП. Неуверенные в себе люди вынуждены покупать 180 «лошадей», часто в кредит, чтобы похвастаться перед такими же. А сам ездит на ножках, как мы с тобой сегодня ездили.

Проспект Сахарова, сбор мотоциклистов перед парадом. Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»

Утром 5 мая я стояла посреди проспекта Сахарова и тысяч мотоциклов, озираясь в поисках единственного, который с ветерком повезет меня на Воробьевы горы. После занятия с Юрием, который на прощание благосклонно убедил меня в том, что безнадежных не бывает, я тоже решила считать себя «не ездящей, но в тусовке» — ​не садиться же теперь в автобус с журналистами. Попытка номер один не удалась — ​атакованный по наводке товарищей «активист» мотодвижения начал долго объяснять что-то про разрешение организаторов и специальные жилеты, а потом и вовсе отправился выступать на сцену. На сцене заммэра Москвы по вопросам транспорта Максим Ликсутов рассказывал о том, что количество мотоциклистов в Москве каждый год растет в среднем на 30%, и тенденция радует, а руководитель столичного ГИБДД Виктор Коваленко добавлял, что количество ДТП в Москве ежегодно уменьшается на 15% и желал собравшимся «вменяемых полицейских».

А потом я увидела человека в рясе. В руке у человека был шлем. «Попытка не пытка», — ​подумала я.

— Байкер по природе, катаюсь больше 40 лет, больше 10 — ​в сане, — ​иерей представился мне «дорожным именем» Иваныч. — ​Сегодня на скутере приехал. На большом мотоцикле в колонне тяжело ехать, да и в пробке эти «харлеи» или «голды» как полмашины.

— А как это совмещается — ​сан и байкер? — ​спросила я.

— А хорошо, — ​ответил иерей. — ​Я и сан принял для братии. Некоторые байкеры считают себя как бы ущербными. Слухи там разные нехорошие — ​наркоманы, бандиты, хулиганы. Как-то говорят: был бы свой священник, было бы проще. И действительно — ​подходят, спрашивают, потом уже в церковь идут не стесняясь, не боясь. А так: «А чего я туда пойду, мне там не место». Потом, я могу и по жизни, и по дороге ответить. Вот к простому батюшке человек приходит: «А я вот на мотоцикле 120 км езжу — ​грех ли это?» А батюшка говорит: «Я откуда знаю, я не езжу». Священники часто заняты, а я в вольнице — ​выпросился.

— А вы в каком-то клубе состоите? — ​уточнила я.

— Конечно, «Падонки Мира», — ​скромно ответил иерей и не удержался — ​прыснул. — ​Ну это смех такой. Через «А». Не какие-нибудь там подонки, а пАдонки. Вообще, клуб самый разбитной. Но мы очень дружные, у нас нет президентов, как в некоторых клубах, табели о рангах. Российское сообщество тоже от западного отличается — ​нет конфессий, национальностей, все одинаковые, все равны. И сборища такие сплачивают. В первый раз многие побоялись, думали, мало ли — ​подвох какой-то, но сейчас вон уже ограждение дальше раздвигают. Вот она — ​настоящая церковь, — ​Иваныч обвел рукой толпу, а я решила напроситься к «братии».

Мотоклуб «Падонки Мира». Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»
Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»

— Только имейте в виду — ​народ своеобразный, — ​с легким сомнением в голосе согласился иерей. — ​Но добрые, добрые.

— Посмотрите на нашу святошу-то!!! — ​заорала «братия» еще метров за сто. — ​Бабу, бабу ведет!! Давай целуй его!! Ну обними Иваныча-то, матушка!! — ​Иваныч смиренно вздохнул и отправился к своему скутеру.

— Какой хочешь? «Харлей»? БМВ? — ​без лишних вопросов включился в мою проблему мужчина в восточном халате и с муляжом достоинства между ног. — ​А может, в ванне?

В изголовье прицепленной к мотоциклу ванны висела голая резиновая дама.

— Хоть в ванне, — ​поторопилась с ответом я, — ​а то впереди все такие грустные.

— Да они байкеры просто, — ​объяснил заводила. — ​Ну что, ванна? Ну да, с водой, но она горячая, и у нас сухая одежда есть. Ладно, сейчас поймаем. Ребята, быстро! Перекрывай дорогу!

Стоянка у старта. Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»

Минуту спустя меня практически водрузили на мотоцикл запоздавшего участника парада, пробиравшегося вперед по боковой «полосе». «Не сожги, твою мать!!» — ​орала «братия», сдирая мои ноги с выхлопной системы небольшого спортивного мотоцикла.

— Какой мотоклуб? — ​спросил моего водителя на подъезде к голове колонны распорядитель.

— Префектура ЦАО, — ​буркнул тот и ворвался на ВИП-стоянку у старта: — ​Ребят, журналистов заказывали?

В общем, поехала в параде на раритетном мотоцикле «Днепр» с коляской. В первом ряду колонны, за широкой кожаной спиной зампрефекта ЦАО Артура Никитюка и развевающимся над головой флагом. Зампрефекта меня мой перехваченный водитель передал — ​многократный чемпион мира по кикбоксингу и советник руководителя Росмолодежи Бату Хасиков.

— Ну, красиво проехали?! — ​спросил меня Артур через час, снимая шлем на Воробьевых.

Это и правда было красиво — ​к ВДНХ и обратно, между машущими с обочин детьми и бабушками и поголовно снимающими на телефоны автомобилистами со встречки.

Мотоциклисты подъезжают к Воробьевым горам. Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»
Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»
Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»
Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»
Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»

— Скажите, а вы мотоциклист или байкер? — ​решила уточнить я у зампрефекта.

— Я в этом плохо разбираюсь. Разница только в языке, наверное. Мне больше по душе мотоциклисты, потому что я русский, — ​решил Артур, признался, что ездит на мотоцикле только три-четыре раза в год и показал на телефоне другой раритет — ​доставшуюся от отца «Волгу» 1967 года. — ​Стоит в музее «Московский транспорт», 9 мая на ней выхожу.

— А я вообще был на электроскутере один, — ​заявил подошедший заместитель руководителя Департамента торговли и услуг города Москвы Денис Косторной. Денис признался, что электроскутер купил «на лето», основной у него — ​BMW, с удобными кофрами, в которые «можно одежду бросить, или на дачу две дыни и арбуз отвезти». И тоже назвался мотоциклистом: — ​Байкер — ​это стиль жизни, мотоциклист — ​человек, который кайфует, иногда выезжая.

— А вы гоняете, кайфуя? — ​спросила я Дениса.

— Я где-то читал, что если взять все аварии, то только в двух процентах участвуют люди старше 30 лет. Уже как-то голова на плечах появляется, начинаешь получать удовольствие не от бешеного адреналина, а от наслаждения дорогой. Нормальные люди ездят по правилам, — ​строго подытожил заместитель, и я отправилась продираться к Смотровой площадке. Мотофестиваль только разгонялся. На треке летали вверх колесами мотоциклы. Юрий с коллегами проводил мастер-классы от мотошколы. Мужчины в татуировках фоткали девушек в джинсовых трусах и иногда ретротехнику. Апогей случился на выступлении пилотажной группы УГИБДД Москвы «Каскад» и команд московской полиции: рассекающая на двух колесах машина, виртуозные синхронные развороты в ограниченном пространстве.

Пилотажная группа ГИБДД Москвы «Каскад». Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»
Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»
Виктор Курбатов. Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»

— Абсолютно все — ​действующие инспекторы полиции, а не ряженые, как некоторые считают, — ​предупредил меня капитан полиции, старший инспектор 2-го спецбатальона ДПС ГИБДД на спецтрассе по городу Москве Виктор Курбатов. — Вообще, подобные мероприятия должны привлекать все больше мотовладельцев. Такому городу, как Москва, просто необходимо пересаживаться на двухколесную технику. Если хотя бы 30% водителей сядут на мотоциклы, то это будут просто пустые дороги. У нас и руководство уже пересело. Виктор Коваленко передвигался во главе колонны вместе с главой дептранспорта. Все больше людей из власти стараются быть вместе с мотодвижением.

— А что по поводу аварийности? — ​спросила я. 

— Культура вождения пока страдает у всех участников движения, — ​признал Виктор. — ​Многие родители, не думая, покупают детям мощные байки, на которых не заметишь, как преодолеешь отметку в 200 км в час. Другие типичные причины аварий — ​нарушение правил расположения на проезжей части, езда между рядами. Но часто автомобили при перестроении не предоставляют преимущество мотоциклу, движущемуся прямолинейно. Как правило, вина обоюдная — ​один резко перестроился, другой из-за своей скорости это перестроение не успел увидеть или среагировать на него. Совет автолюбителям: перед любым маневром два-три-четыре раза посмотрите в зеркала — ​мотоцикл быстрая, малозаметная техника. И забудьте про гаджеты! Я если вижу, что машина в медленно движущейся пробке в сторону пошла, заглядываю в окно, и точно — ​водитель в Вотсапе строчит. Другие свой спидометр на телефон снимают — ​у нас же сейчас все блогеры. Так и бьются люди каждый день. В общем, соблюдайте ПДД и уважайте друг друга.

— Скажите, а вас автомобилисты не раздражают? Они вот вас «хрустиками» называют, — ​спросила я полчаса спустя у палатки с пончиками сурового мужчину с бородой.

Дмитрий. Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»

— Хрустики — ​это спортивные мотоциклики. А у меня мотоциклик железненький, — ​мирно объяснил мне Дмитрий. — ​Может, они и правы — ​хруст и все. И не раздражают. Есть дебилы, конечно. Но надо ездить спокойно, размеренно — ​зачем нагнетать обстановку? В России и так обстановка не очень хорошая.

— Слушайте, ну вокруг прямо все такие милые, где адские байкеры? — ​не выдержала я.

Тут Дмитрий зарычал, изображая адского байкера, но быстро успокоился. И вообще оказался лидером металл-группы.

— А вы мотоциклист или байкер? — ​уже без всякой надежды спросила я одиноко стоящего в сторонке у огромного мотоцикла мужчину: длинные дреды, борода, темные очки.

— Я не считаю себя мотоциклистом, — ​довольно мрачно отчеканил он. — ​Офисный планктон, наверное, себя считает мотоциклистами.

 Мотоциклист — ​это человек, который сел на мотоцикл и ездит из точки А в точку Б. Для байкера дорога — это все, он живет в ожидании сезона.

— И кто они — ​байкеры? — ​ухватилась я за мужчину.

— И депутаты есть, и бизнесмены, и грузчики, и охранники — ​это очень смешанная культура, в которой статус не имеет значения, — ​пояснил мне предприниматель Дмитрий.

Фестиваль завершился рок-концертом.

— Все мы знаем, что нельзя выбирать Родину, президента тоже, остается жить и радоваться этой весне. «Это Судьба», друзья! — ​крикнул со сцены название песни солист группы «Ундервуд».

— А ты вообще кто такой, друг? — ​дистанционно спросил у солиста молодой парень и захихикал вместе с товарищем.

— Ребят, а вы кто? — ​спросила я.

— В смысле — ​кто? Райдеры, — ​отрезал первый.

— Это не вас называют «хрустиками»? — ​уточнила я.

— А ты из «консервов», что ли? — ​многообещающе прищурился второй.

— На дороге все равны! — ​на всякий случай напомнила я девиз фестиваля.

— Тогда передай своим, чтобы клешни в окно не выставляли и не кидали свои бычки, — ​посоветовали мне друзья и остались ждать розыгрыша главного приза фестиваля — ​конечно, мотоцикла.

К «своим» я шла по темной, уставленной мотоциклами аллее. «А что нам снится — ​что кончилась война», — ​грохотало со сцены.

— Ребят, а вы интересуетесь политикой? — ​не сдержалась я у группы на дорогих мотоциклах. — ​Или ваше сообщество аполитично?

— Это вам надо на Мневники ехать — ​там исключительно аполитичные «Ночные волки», — ​посоветовали мне. — ​Здесь их, конечно, нет — ​их все ненавидят и не считают за мотоциклистов. Зачем такая конфронтация организаторам нужна? Сегодня вот у правительства покатушки, мы отдельно приехали — ​просто встретиться, как всегда. Нам эти ограждения и полиция только мешают.

— Про сегодняшние протесты слышали? — ​спросила я.

— Не те люди организовывают, — ​буркнул самый младший. — ​Посмотрите на армян. А вообще, вы знаете как делается революция? За кого больше дадут денег, за того и пойдут.

Уже на Ленинском я поняла, что не подошла ни к одной девушке на мотоцикле. Кстати, главный приз тоже достался представительнице «слабого» пола.

Наверное, это зависть.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Теги:
москва
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera