Сюжеты

Две проблемы: дураки и медведи

Из-за бюрократического идиотизма в России постоянно гибнут геологи, которым закон запрещает ношение оружия

Этот материал вышел в № 51 от 18 мая 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Валерий ШиряевНовая газета

6
 

Более половины доходов федерального бюджета прямо или косвенно зависит от добычи и экспорта сырья. Нефть, газ, алюминий, сталь, титан, драгоценные и редкоземельные металлы — все это происходит из наших недр. Это то, на чем держится новый план президента Путина по развитию России до 2024 года. Это то, на что строятся танки и выдаются пенсии. Месторождения имеют свойство истощаться, и Россия, как и остальные страны, постоянно ведет разведку новых. В глухих местах, на бескрайних просторах эту работу ведут геологи. И гибнут ради этого «национального достояния» с одной ракетницей и бензопилой в руках, когда дикие звери выходят на них в тайге. В защиту коллег активно выступает знаменитый геофизик и геолог Александр Городницкий, песни которого знает вся страна. Долгие годы геологи обивают пороги. Они просят разрешения на ношение оружия, пишут письма, служебные записки, упрашивают депутатов и министров. И гибнут, гибнут страшной смертью, как на войне. Эти смерти — не эпизоды, это работа нашей бюрократии, жирующей на разведанных, собранных убитыми о полезных ископаемых.

Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

Документ

Из показаний пострадавших и свидетелей по различным возбужденным уголовным делам (все документы в редакции имеются).
Бригадир прокричал: «Ищите деревья!» Все полезли на деревья. Медведь подошел к деревьям, на которых сидели члены бригады, <…> они залезли примерно на 4 м над землей, потерпевший сумел залезть на дерево примерно на 2 м и стал сползать с дерева. Ему стали кричать «ползи, ползи!», но он ответил «я не могу, мужики» и спрыгнул на землю.
Потерпевший попытался скрыться за валежником, но медведь его преследовал. По данным свидетеля, медведь привстал и ударил потерпевшего лапой, от чего он упал на спину. В это время медведь стал рвать на нем одежду, укусил его за правую ногу, потом за живот. Потерпевший закрыл голову руками…
К моменту, когда свидетель с включенной пилой подошел к месту происшествия, медведь схватил потерпевшего за горло и потащил к большому кедру. Остальные члены бригады <…> стали отступать по визирной просеке, защищаясь бензопилой. Медведь бросил тело, преследовал бригаду и остановился только метрах в 200 от дороги…
Когда группа начала поиски потерпевшего, тело его было обнаружено с другой стороны, примерно в 15–20 м от просеки, под деревом. Тело было прикопано мхом, видны были только ноги и рука с кольцом на пальце. Живот вспорот, внутренние органы выпали, разорвано бедро. Фельдшер констатировала смерть.

Прямая речь

Михаил Богданов
генеральный директор Института геотехники и инженерных изысканий в строительстве, президент Координационного совета Ассоциации инженерных изысканий в строительстве:

— Членам изыскательских партий не выдают оружие. Если геолог имеет собственный охотничий билет, он может взять с собой оружие. Но это правило не действует в районах, где установлен особый режим его провоза (например, порт Сабетта, где эта проблема в полный рост стоит перед нашими коллегами, работающими в Арктике). Кроме того, обычное охотничье оружие не решает проблем, часто его убойной силы не хватает при столкновении с медведем.

Законодатели установили (причем не в законе «Об оружии», а в законе «О недрах»), что геологам можно выдавать оружие при работе в малообжитых районах, отсылая при этом к постановлению правительства. В постановлении, в свою очередь, указано, что это возможно только при работе по контракту с Роснедрами. Но и в этом случае оружие разрешено только геологоразведчикам и поисковикам. А вот инженерные изыскатели, работающие в тех же самых условиях, такого права не имеют.

Надо понимать, что над одним проектом могут работать до полутора тысяч изыскателей, разбитых на небольшие группы. Чтобы вы понимали масштабы: на поиск и разведку месторождений от Роснедр выделяется около 16 млрд руб. и частные компании тратят около 200–250 млрд, а инженерные изыскания требуют около 120 млрд рублей.

В советский период геологам-изыскателям оружие выдавали, и непонятно, почему им отказано в этом праве теперь. Поправки, разрешающие ношение оружия геологам-поисковикам, внесли в закон «О недрах» в 2012 году.

Острота проблемы растет неуклонно уже 7 лет. Мы публикуем открытые письма президенту в центральных СМИ, обращаемся в администрацию президента, МВД, Росгвардию, а также в Госдуму. Депутаты вроде все понимают. Например, Сергей Миронов, глава фракции «Справедливой России», сам геолог.

Но реально механизм принятия решений работает не так: изменения в законы проходят, только если это считает нужным исполнительная власть. Я с министром строительства говорил (деятельность изыскательных организаций находится в ведении Минстроя. — Ред.). И он всегда отвечал: «Не волнуйтесь, все сделаем». Но не делается ничего.

У нас три нападения на геологов-изыскателей за прошлый год. В Жигаловском районе Иркутской области на группу геодезистов вышел медведь. Они завели бензопилу, он не среагировал. Все залезли на деревья, один сотрудник института, к несчастью, недостаточно высоко. Медведь сбил его лапой и утащил, тело нашли только на следующий день.

Во втором случае медведица охотилась конкретно на людей, в ее действиях четко прослеживаются приемы охотничьей тактики. Она пропустила первую, самую большую группу и напала на идущую следом меньшую. У одного из сотрудников было охотничье гладкоствольное ружье. Увидев оружие, медведица ушла в кусты.

В первых числах августа погиб еще один сотрудник, а неделю спустя было очередное нападение. Это случилось в районе Алдана (там и я встречал медведей). Однако в группе был местный охотник с карабином (в партии работал геодезистом), ему удалось застрелить нападавшего медведя.

У нас в институте в поле постоянно 150–170 человек. В основном в глухой тайге. Мы стараемся нанимать егерей с оружием, многие партнеры наши тревоги слышат. Но это как бороться с гриппом постоянным приемом антибиотиков. А надо вырабатывать собственный иммунитет, получать оружие в личное пользование. Один егерь на бригаду не закрывает проблему, геодезисты сплошь отходят на 100 и более метров от группы.

Наши коллеги-геофизики, отправляясь в Арктику, рассказывали мне, что у них основная проблема — защититься от белых медведей. В результате им пришлось огораживать стоянки высоковольтным проводом. Но это в лагере безопасно, а в поле они все равно выходят как в смертельно опасную среду.

Эта проблема касается десятков тысяч людей. Но профильные органы власти ее не замечают.

P.S.

«Новая газета» направит официальные запросы в Минстрой и Росгвардию. Это ровно тот случай, когда спасение жизни людей не требует ни усилий, ни затрат. Ответы обязательно опубликуем.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera