Сюжеты

«Годы своей работы отдал этому человеку»

Ученый Алексей Гришковец готов идти до конца в споре с депутатом Ризваном Курбановым, который «заимствовал» часть научной работы

Этот материал вышел в № 52 от 21 мая 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Когда мы поражаемся очередному законопроекту, который предлагают депутаты Госдумы, важно помнить, что причина этому не всегда политическая конъюнктура, а порой обычная безграмотность. А чего еще ждать от парламента, где, как уже рассказывала «Новая газета», десятки депутатов получили ученые степени, защитив работы с «некорректными заимствованиями». (Подробности в материале «Мандат с плагиатом», № 2 от 13 января 2016 года). Многие из героев той публикации благополучно были переизбраны в новый состав Госдумы, то есть не лишились ни мандата, ни степени. В их числе — первый заместитель председателя Комитета ГД по контролю и регламенту Ризван Курбанов. Вернуться к его истории нас заставило обращение человека, который на самом деле писал работу, которая помогла депутату Курбанову стать доктором юридических наук. Кстати, Алексей Гришковец тоже имеет самое непосредственное отношение к Государственной думе.

Алексей Гришковец

— Я вообще занимаюсь наукой, преподаю, я профессор и доктор юридических наук, — словно оправдываясь, говорит Алексей Алексеевич. Он долго готовился к нашей встрече, понимая, что она может иметь для него самые разные последствия. — Я занимаюсь темой государственной службы, автор более 100 работ по административному праву. Долгое время работал в администрации президента, потом в аппарате комитета от «Единой России», был руководителем аппарата фракции. Среди ученых-административистов я достаточно известный, признанный специалист, поэтому отслеживаю все книги и статьи по этой тематике.

И вот летом 2011 года Алексей Гришковец решил заглянуть в библиотеку Госдумы, посмотреть, что там новенького вышло по интересующей его тематике. Ему на глаза попалась монография «Совершенствование организационно-правовых основ государственной гражданской службы в Российской Федерации», изданная в 2010 году, автором которой значился Курбанов Ризван Даниялович.

— Начинаю читать. И понимаю, что вижу свой текст. Одна страница, вторая, третья, десятая, тридцатая. Все, слово в слово, — Гришковец быстро заводится. — Это же я писал. В своей докторской диссертации «Проблемы правового регулирования и организации государственной гражданской службы в Российской Федерации», которую защитил еще в 2004 году. Тридцать страниц, и ни единой сноски на меня в библиографии нет.

Докторская диссертация Гришковца прошла защиту в Институте государства и права РАН в 2004 году, а Курбанов стал доктором наук на 6 лет позже, так что вопрос, кто у кого мог заимствовать текст, не возникает.

— Я возмутился ужасно. Это же преступление! Причем предусматривающее уголовную ответственность. Тридцать страниц плагиата! Как так!? Нельзя же так было оставлять!

И Гришковец не оставил. Первого сентября 2011 года он подал заявление на имя тогдашнего начальника ГСУ ГУ МВД РФ генерал-майора юстиции Глухова с просьбой провести проверку и по ее результатам при наличии законных оснований возбудить уголовное дело в отношении Курбанова по статье 146 — «Нарушение авторских и смежных прав» и, возможно, по статьям 159 — «Мошенничество» и 327 — «Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов…»

Заявлению хода не дали, и три месяца спустя Гришковец написал уже в Генпрокуратуру. После этого движение пошло. Стали проводиться следственно-процессуальные действия.

— И тут я узнаю, что господин Курбанов избран депутатом Государственной думы 6-го созыва от «Единой России». И ни много ни мало становится заместителем председателя Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Владимира Николаевича Плигина, — снова возмущается Гришковец. Его возмущение трудно не разделить, потому что должность зампреда ключевого комитета не церемониальная и от компетенции людей, которые ее занимают, зависит многое. Конечно, докторская степень бывшего прокурорского работника Курбанова едва ли была определяющим условием назначения, но кому не захочется украсить свою визитку?

Впрочем, сам Плигин комфортно чувствовал себя во главе комитета, будучи простым кандидатом юридических наук.

Далее, по словам Гришковца, ему позвонили некие посредники, и на площадке Госдумы состоялась встреча сначала с ними, а потом и с самим Курбановым.

— Мы поговорили минут 10 на всю эту тему. С его стороны не то чтобы извинений, даже примирительного тона не было. Он считал, что это для него ерунда. Курбанов был уверен в своей правоте. Вероятно, он даже не понимал суть моих претензий. Мне показалось, что он даже не читал свою монографию. Ведь сам автореферат состоит из 184 страниц, из которых 30 — мои! Он воспринимает эту книгу как свои научные достижения. Получается, что я годы своей научной работы отдал этому человеку.

В общем, оснований для полюбовного завершения конфликта после встречи не появилось. Произошло кое-что иное.

— Начали поступать звонки с недвусмысленными намеками, мол, осторожнее будьте. Проблемы у вас возникнуть могут. И не только у вас. Вот вы бы какой вывод сделали? Я человек бескомпромиссный, но у меня жена, двое детей… Было очень неприятно. Ведь тогда, в 2011–2012 году выходцы с Кавказа в самой мощи были, а он не последним человеком там был. Такие времена. У него связи в правоохранительных органах, и понятно дело, что у тех тоже связи… Не стоило с ними шутить.

Кстати, как показали дальнейшие события, связи у Курбанова могли быть не только в правоохранительных органах. В частности, политический скандал в 2015 году вызвали его публичные выступления по поводу одного из самых громких дел в истории Дагестана, по которому сейчас судят экс-главу Кизлярского района Андрея Виноградова и экс-главу Пенсионного фонда Дагестана Сагида Муратазалиева (заочно). Статьи там тяжелейшие — от финансирования терроризма до организации заказных убийств, причем руками участников бандформирований. И вот в законности уголовного преследования этих людей Курбанов не просто сомневался, а требовал провести проверку, обращаясь лично к генпрокурору (Подробности ниже).

А Гришковец в итоге не выдержал давления и после встречи с «дядькой с бородой» у нотариуса написал заявление, что не имеет претензий по поводу некорректных заимствований из его работы.

— Но сейчас ситуация изменилась, — говорит Алексей Гришковец. — В Дагестане — новый глава. Там активно работают федеральные правоохранительные органы. Отдельные граждане, с которыми был неплохо знаком Курбанов, арестованы. Я не знаю, что он может придумать сейчас, но считаю, что так оставлять нельзя. Я решил идти до конца. Нужно все это дело было придать гласности, чтобы все было как положено. По закону. Чтобы всем было понятно, какой это доктор наук. Пусть теперь объяснится, если я не прав. Извинится.

Алексей Гришковец сравнивает себя с Давидом, бьющимся с Голиафом. Причем не только в контексте истории с Курбановым. Его научная деятельность находит свое практическое применение в борьбе за качественные изменения в системе.

Например, ему удалось заставить Высшую квалификационную коллегию судей изменить практику рассмотрения обращений граждан, сократив срок этих самых рассмотрений в большинстве случаев с трех месяцев до тридцати дней. Убедить МВД РФ внести изменения в положение о коллегии министерства — теперь граждане могут присутствовать на открытых коллегиях министерства. И даже заставить ФМС выдавать загранпаспорта несовершеннолетних детей обоим родителям, а не тому из них, кто подавал заявление на этот документ.

Такой вот человек — Алексей Гришковец. Поэтому мы с интересом будем следить за тем, как он доведет до конца ситуацию с Ризваном Курбановым...

Руслан Хисанов

P.S.

«Новая газета» направила официальный запрос Ризвану Курбанову и опубликует ответ, если он будет получен.

Прямая речь

Ризван Курбанов
о следственных действиях в отношении Андрея Виноградова и Сагида Муртазалиева (эфир «Эха Москвы» 30 июля 2015 года)

— Я хотел бы обратиться к генеральному прокурору Российской Федерации, глубокоуважаемому Юрию Яковлевичу со всем остальным текстом, который сейчас вам излагаю.

Законодатель дал право проводить контртеррористические операции только с целью пресечения терактов, обеспечения безопасности населения. Там подтянули силовиков с других субъектов, «Уралы» и так далее. Для чего? Для того чтобы провести контртеррористическую операцию в отношении главы района, который каждый день спокойно ходит на работу. Утром уходит на работу — его можно было задержать на работе, где угодно, но не в три часа ночи.

Во втором доме у Муртазалиева проводят мероприятие, зная, что его нет. Это легенда спорта, олимпийский чемпион, кавалер ордена Почета, находящийся на операции за рубежом. У него тяжелейшая операция: там чашки, связки, меняют ему сустав. И вот он просыпается после наркоза и, представьте себе, видит по телевизору, что он скрывается от следствия.

К сожалению, у нас есть ряд уголовных дел по стране, возбужденных необоснованно, которые отменяются потом решением суда, прокурорскими реагированиями. Я считаю, что в данном случае необходимо обязательно мерами центрального аппарата проверить основания в возбуждении уголовного дела.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera