Сюжеты

На берегу мора

На Ямале снова гибнут олени. Падеж больше, чем во время эпидемии сибирской язвы

Фото: Константин Лемешев / ТАСС

Этот материал вышел в № 56 от 30 мая 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

4
 

Трупы лежат по всей тундре. По приблизительным подсчетам оленеводов, пало уже около 3 тысяч — больше, чем летом 2016-го, когда 2500 животных умерло от вспышки сибирской язвы. Причина падежа, вероятней всего, — бескормица: затянувшаяся зима, 10-сантиметровый слой наста, из-под которого животные не могут добыть ягель.

Люди пишут в соцсетях, что у семей тундровиков, державших по 400–700 оленей, осталось по 5 животных. Утилизацией трупов, разбросанных по тундре, не занимается никто.

Фото: Татьяна Брицкая/«Новая газета»

Оленеводы требуют введения в Ямальском и Приуральском районах режима ЧС. Ответа от чиновников они пока не слышат. Точнее, слышат советы дождаться оттепели — дескать, через пару недель снег начнет сходить, ягель появится.

«У некоторых людей осталось по 5 оленей, наши дорогие власти, ваше бездействие никогда не простят оленеводы. Ведь мы тоже граждане РФ, и так же, как все граждане этой страны, имеем право на помощь государства», — пишут в группе «Голос тундры».

В ней можно высказываться, не опасаясь цензуры. Ейко Сэротэтто, создатель группы и ямальский активист, две недели назад обратился с открытым письмом к губернатору Кобылкину. Требовал установления режима ЧС, помощи тундровикам с транспортировкой на летние пастбища, а также содействия властей в утилизации трупов. Через месяц они станут источником новых инфекций. Ответа по существу Ейко пока не получил, а г-н Кобылкин тем временем и вовсе Ямал покинул, перебравшись в кресло федерального министра природных ресурсов и экологии.

Вместе с ним покинул Ямал и Андрей Листишенко, главный ветврач ЯНАО.

Комментируя падеж оленей, г-н Листишенко сравнил их со свиньями, которые тоже периодически умирают на фермах. Оленеводы возмутились: свиньи от гололеда не мрут.

Олень же на Ямале не просто предмет разведения. Олень — символ тундровой жизни: еда, одежда, транспорт, жилище, заработок… Лишиться стада для кочевника означает умереть.

На фоне отсутствия официальной информации тут же появились слухи: причиной мора стала вакцинация все от той же «сибирки», которую стали проводить на Ямале после эпидемии. Якобы ослабленные животные плохо переносят прививку. Еще более конспирологический вариант этой версии: вместо вакцины оленям кололи яд, чтобы сократить поголовье. О перевыпасе на Ямале известно давно, г-н Кобылкин как-то пообещал сократить стадо до 110 тысяч голов (сейчас — более 700 тысяч, самое большое в мире).

Извести стадо, а вместе с ним и коренных жителей, а пастбища отдать под добычу углеводородов — эта версия на полуострове весьма популярна.

Между тем из-за гибели ездовых быков кочевать оленеводы не могут — в том числе те, кто сохранил остатки стада. Это значит, оленей не перегонят на летние пастбища, и до осени кормовая база не восстановится. Тогда в следующую зиму погибнут все.

Ейко Сэротэтто вновь направил обращение — уже в Минприроды РФ. Главная просьба — помочь в утилизации останков, чтобы предотвратить эпидемию. В ветслужбе округа журналистам говорят, что вопросами утилизации трупов должны заниматься сами тундровики. А ветеринары обещают осуществлять надзор. Иными словами, ежели кочевники не уничтожат трупы, их еще и оштрафовать могут. Правда, законно избавиться от последствий мора невозможно: ни крематоров, ни скотомогильников в районах падежа нет.

Фото: Татьяна Брицкая/«Новая газета»

Пока официальные комментарии ситуации крайне скудны. После длительного молчания ветврачи подтвердили, что «отход», то есть мор оленей имеет место в Сеяхинской и Тамбейской тундрах, клинический осмотр животных не показал признаков инфекционных заболеваний. Биоматериал направлен на экспертизу в Салехард.

Ученые, в частности, салехардский Научный центр изучения Арктики, давно говорят об оскудении тундровой растительности. 6% ямальской тундры буквально превращено в пустыню. Оленеводы отвечают им, что кормов было бы достаточно, если бы предприятия ТЭК не занимали пастбищные земли, не ставили буровые на родовых землях ненцев, не проводили трубопроводы по путям касланий (перегона оленей). Рыба ушла, зверя нет, земля превращается в пустыню.

Летом 2014 года ямальские олени уже гибли от бескормицы. Тогда пало около 60 тысяч особей.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera