Сюжеты

Вдали от жалости

Помочь могут все, спастись можешь только сам

Этот материал вышел в № 57 от 1 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Представляем историю из собрания Русфонда, старейшего благотворительного фонда в России, который уже 21 год помогает тяжелобольным детям. Это обычный семейный портрет и простой рассказ о том, как люди преодолевают самое сложное, что может быть в жизни, — недуг собственных детей.

Фото автора

Жалость — такое вроде бы милое и естественное чувство, но она вполне может оказаться слепой и бессердечной. Маша и Руслан Шокины ищут спасения именно от такой вот жалости. А куда им деваться? Старший сын Никита родился слепым, у дочери Софии нашли серьезный порок сердца. Продали квартиру, машину, перебрались из Молдавии в подмосковную деревню — решили спасаться, а не страдать. Никита теперь учится в хорошей московской спецшколе для слепых, Соню с помощью Русфонда прооперировали в Филатовской больнице. И вот деревня, куры, кролики, огурцы. Никита читает, Соня проснулась, съела кашу и учится говорить слово «смородина», а мы с Русланом и Машей говорим о том, как им живется вдали от человеческой жалости.

Руслан: «Скажу честно: я за всю свою жизнь никогда никого ни о чем не просил. Да я вообще и не думал, что кто-нибудь в принципе может нам помочь. Считал, что людям не до нас. Поэтому вся эта история с Соней и с тем, что нам собрали деньги на операцию — сумму, которую мы никогда бы сами не нашли… для меня это открытие.

Мы с женой родились, выросли, встретились и поженились в городе Бельцы в Молдавии. До отъезда, до того как вся наша жизнь изменилась, я работал в продажах заместителем директора магазина «Бомба». Зарабатывал я неплохо, квартира у нас была, машина, свадебные деньги еще оставались. Мы были еще и экономные. И все это мы оставили, продали и потратили до копейки».

Маша: «Нас с Русланом познакомил общий знакомый. Получилось так, что прямо перед свадьбой я забеременела, поэтому мы повеселились, сколько смогли, а потом сразу стали заниматься ребенком.

В четыре месяца мы узнали, что Никита у нас не видит. Получилось это случайно. Он заболел, были проблемы с легкими. Мы проходили обследование в больнице, и вот только там нам сказали: ребенок слепой. Почему — непонятно.  Ну и пошло-поехало. Стрессы, больницы, врачи. Ездили сначала в Кишинев, потом в Москву. Выяснили только то, что шансов нет. Недоразвит зрительный нерв, восстановить его невозможно. Когда Никите было полтора года, мы решили переехать в Россию. Для его будущего».

Руслан: «Мы все решили в одночасье, буквально за неделю. Все продали, купили в России дом. Речь шла о ребенке, поэтому мы не сомневались.

Я еще из Молдавии отправлял в московские магазины резюме, и меня вроде бы брали на руководящие должности: опыт у меня большой. Но когда я приехал и тут увидели мой паспорт — все изменилось. Никто меня брать не хотел. Но Бог мне дал язык — я умею разговаривать, умею продавать. Так что постепенно, постепенно, с проблемами, но все наладилось: работу я нашел, устроился в магазин торговым представителем крупной международной компании.

Сейчас с Никитой, я считаю, все в порядке. Он ходит в Москве в школу-интернат для слабовидящих детей №1 — это самая лучшая школа, какая тут есть. Закончил первый класс. Отлично учится, читает, записали его на музыку, на плавание, в секцию оригами — насколько хватит ему желания и фантазии».

Маша: «Наверное, год прожили мы в России, и я забеременела Софией. Мы хотели именно девочку — помощницу Никите. Мы, конечно, очень сильно боялись. Анализы показали, что все хорошо.

Вернулись мы сюда из роддома радостные все, здоровые, не могли поверить счастью. Ну а потом в полгода проходили проверку в поликлинике, нам говорят: шум какой-то в сердце непонятный, вы лучше проверьтесь. Поехали в частную клинику. И вот там нам такой диагноз поставили, что наступил конец света: чуть ли не со дня на день ребенок умрет.

Через знакомых нам подсказали обратиться в Филатовскую больницу в Москве. Мы пошли. Нас там успокоили. Сказали: «Ситуация не такая критичная. Но есть большое отверстие в межпредсердной перегородке. Его надо зашивать».

Руслан: «Нам дали отсрочку. Сказали приезжать через каждые три месяца и проверяться. И тут мы попали. Раз заболели — температура сорок два. Два заболели — пришлось вызывать скорую. И когда мы приехали на осмотр, стало ясно, что все очень плохо. Правое предсердие опухло, врачи сказали: медлить больше нельзя.

И Русфонд нас спас. После операции врачи сказали: предсердие так растянулось, что стало тонким, как воздушный шарик. Еще бы немного — и все. Повезло.

Но, конечно, не дай бог никому такую удачу. Это трудная судьба. Выдержать это можно, только если забыть о жалости и закалиться».

Маша: «Нас дети спасают. Умницы. Никита молодец. София нас радует. Ради них мы держимся. А они очень понимающие, всегда стараются помочь. Так что вот это и есть наше успокоительное: дети подойдут, обнимут — и все становится хорошо. А другое ничего не помогает. Не работает, и все».

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Благотворительный фонд Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Коммерсантъ». Решив помочь, вы сами выбираете на rusfond.ru способ пожертвования. За эти годы частные лица и компании пожертвовали в Русфонд 11,558 млрд руб. В 2018 году (на 30.05.2018) собрано 623 903 750 руб., помощь получили 1000 детей. С начала проекта Русфонда в «Новой газете» (с 25.02.2016) читатели «Новой газеты» помогли (на 30.05.2018) 99 детям на 522 344 руб.

ПОМОГАЕМ ПОМОГАТЬ

Илья Бойко, 13 лет, врожденный порок сердца, спасет эндоваскулярная операция.

Цена вопроса 332 010 руб.

Полгода назад у Ильи обнаружили болезнь сердца. В младенчестве Илья почти не спал, постоянно кричал. В полгода я показала его неврологу, но врач сказал: «Радуйтесь, что у вас такой активный ребенок». Когда Илюше исполнился год, он еще не разговаривал. Знакомые дети лепетали, а Илья молча собирал конструктор. В три года мы показали его психиатру. Доктор поставил диагноз: синдром дефицита внимания. «Он просто не может ни на чем сосредоточиться, — растолковал врач. — К школе все пройдет». В школе Илье тоже пришлось нелегко. На уроках он все время вертелся, отвлекался. Учительница жаловалась: умный мальчик, а спокойно посидеть не может. Постоянно что-то забывает — то дневник, то ручку. Чтобы хоть как-то приучить его к порядку и дисциплине, я решила приобщить сына к спорту. Но ни плавание, ни айкидо не сделали его более дисциплинированным. Зато сын добился успеха в шахматах. Дедушка научил его играть, и на первенстве города Илюша занял 4-е место. Порок сердца у него обнаружили случайно. В спортивной школе потребовали справку. После ЭКГ кардиолог поставил диагноз — порок сердца. Доктор сказал, что дальше тянуть нельзя — есть угроза развития сердечной недостаточности. Но в московской городской больнице бесплатно оказывают помощь только москвичам. То есть операция для нас платная. У нас таких денег нет. Помогите нам, пожалуйста!

Анна ГРИНБЕРГ, мама Ильи, г. Орехово-Зуево, Московская область

ПОМОЧЬ ИЛЬЕ БОЙКО

Реквизиты для помощи

Благотворительный фонд Русфонд
ИНН 7743089883
КПП 774301001
Р/с 40703810700001449489 в АО «Райффайзенбанк», г. Москва
К/с 30101810200000000700
БИК 044525700

Назначение платежа: организация лечения, фамилия и имя ребенка (НДС не облагается). Возможны переводы с кредитных карт, электронной наличностью. Вы можете также помочь детям, пожертвовав через приложение для iPhone: rusfond.ru/app, или сделав SMS-пожертвование, отправив слово ФОНД (FOND) на номер 5542. Стоимость сообщения 75 рублей. Абонентам МТС и Теле2 нужно подтверждать отправку SMS.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110; rusfond.ru
e-mail: rusfond@rusfond.ru
Телефон 8 800 250-75-25 (звонок по России бесплатный, благотворительная линия от МТС), факс 8 495 926-35-63 с 10.00 до 20.00

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera