Сюжеты

«Есть законные основания не делать бомжами…»

Минобороны выгоняет на улицу больного онкологией капитана II ранга Геннадия Макаренко, его жену и детей

Семья Макаренко. Фото из архива

Этот материал вышел в № 59 от 6 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинспецкор

14
 

«Выселяться некуда: никакого жилья нет, и даже прописываться негде. Муж прослужил в Министерстве обороны РФ 26 лет, я работаю и сейчас в воинской части Министерства обороны России — более 20 лет непрерывно. Таким образом, при суммарных 46 годах общего семейного стажа нас просто выбрасывают на улицу», — это цитата из письма гражданской служащей Черноморского флота Марии Чугуновой в «Новую газету».

Мария, ее муж Геннадий, их дочери Оксана и Даша живут в небольшой двухкомнатной квартире в спальном районе Севастополя. Пока живут. Уже два года Министерство обороны РФ требует их выселения «без предоставления другого жилья».

«Умер бы — семью бы не тронули»

— Служить я начал еще в Советском Союзе. В 1985 году уехал в военное училище, потом, лейтенантом, — на Камчатку, Тихоокеанский флот, — Геннадий вспоминает, задумчиво перебирая бумаги: обращения, ответы по существу, отписки. — Дослужился до капитана II ранга. В родной Севастополь вернулся лишь в 1999 году.

В Севастополе Макаренко служить не собирался, думал найти гражданскую специальность. Но не нашел. И вновь поступил на службу.

— В 2007 году у меня диагностировали рак почки. Прооперировали. Еще два года служил «ограниченно годным». Но в 2009 году пришлось уволиться. По факту работать остался на Черноморском флоте — журналистом, только уже в качестве гражданского сотрудника. И в 2010 году мне дали эту квартиру. Она является служебной.

Четыре года после увольнения Геннадия со службы он и его семья пользовались квартирой спокойно. В 2013 году Макаренко уволился из газеты «Флаг Родины». «Журналисту бегать надо, а у меня здоровья уже не было», — объясняет он. Забирать квартиру у Геннадия при этом никто и не думал. Но после «крымской весны» ситуация резко изменилась: уже в июне 2014 года Макаренко пришло уведомление от Министерства обороны с требованием «сдачи в установленном порядке и освобождении служебного жилого помещения».

— Раньше выселить нас мешало законодательство: согласно статье 125 Жилищного кодекса Украины, лица, проработавшие десять и более лет в организациях или учреждениях, которые предоставляют служебное жилье, не подлежат выселению до тех пор, пока им не дадут жилье постоянное. У меня 26 лет выслуги, у супруги — 20. Но в российском законодательстве выселение из служебного жилья регламентирует статья 103-я Жилищного кодекса, которая определяет, что не подлежат выселению только семьи военнослужащих, погибших либо умерших. Вот если бы умер — семью бы не тронули, — заключает Геннадий.

«Выселяйтесь — рассмотрим вопрос»

На полученное уведомление Макаренко, по его собственному признанию, реагировать не стал.

— Не знал, что делать, — объясняет он. — Решать вопросы подковерно я не умею. Идти некуда. Да и, честно сказать, бумагу Министерство обороны вроде прислало и забыло о нас. Весь 2015 год мы прожили спокойно. А в 2016 году появился иск.

В исковом заявлении представители Минобороны указывали, что квартира была предоставлена Макаренко только на период службы. Уволился — освобождай жилплощадь.

— С этой логикой трудно поспорить, — соглашается Геннадий. — Но есть важный момент: моя супруга также работает в воинской части Черноморского флота. Она — гражданская служащая. И гражданским служащим, согласно приказу № 485 Министерства обороны РФ от 18 июля 2014 года, также может предоставляться служебное жилье. Тоже на период службы или работы. Мы о большем и не просим. Дайте нам время: пусть дети школу закончат, мы денег накопим. Ну ведь есть законные основания…

Просьбу предоставить квартиру Мария Чугунова направляла в департамент жилищного обеспечения Министерства обороны. Однако оттуда пришел ответ: «Для рассмотрения вопроса о предоставлении Вам жилого помещения Вам необходимо обратиться в территориальный отдел ФГКУ «Югрегионжилье» после фактического освобождения занимаемого Вами специализированного жилого помещения».

— То есть эту квартиру мы освобождаем, а другую — не факт, что дадут. Да и когда это случится? — Мария печально вздыхает. — Меня уже спрашивали: «А ты не боишься, что тебя из-за твоих претензий просто уволят? Уволят — и все: а после увольнения не положена тебе никакая квартира». Боюсь. А с другой стороны — куда уже отступать? И еще: у меня 20 лет работы, ни одного взыскания — одни благодарности. Будет как-то нечестно, если уволят…

Сейчас семья Геннадия и Марии стоит в городской очереди Севастополя на получение социального жилья. Но когда эта очередь подойдет — они со своим четырехтысячным номером не загадывают.

За семью Макаренко и Чугуновой ходатайствовала Уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Анна Кузнецова — она обращалась к заместителю министра обороны РФ Тимуру Иванову, курирующему в министерстве жилищное обеспечение. Указывала, что у Чугуновой двое детей 6 и 11 лет, больной муж.

Просили за семью офицера и депутаты Госдумы. Каков результат этих обращений — сказать трудно.

Не трудно, хотелось бы верить, Министерству обороны решить жилищный вопрос семьи своего действующего работника и бывшего служащего. Тем более временно. Тем более что есть законные основания…

P.S.

«Новая газета» направляет в Министерство обороны запрос с просьбой рассмотреть возможность предоставить служебное жилье гражданскому служащему Черноморского флота Марии Чугуновой и ее семье.
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera