Колумнисты

Цифровая оптимизация народа

«Прямая линия» — главный институт в стране, где вместо избирателей — телезрители

Этот материал вышел в № 60 от 8 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

52
 
Фото: РИА Новости

Путин находится на прямой линии с народом с 2001 года. Инновация нынешнего сезона сразу бросается в глаза: народ на этот раз представлен на линии исключительно виртуально, в контексте развития передовых российских технологий. В зале вместе с президентом только телевизионщики, волонтеры и миллион жалоб от граждан, собранных через СМС и видеозвонки. Эта виртуальная демократия действительно выглядела бы современно, если бы речь шла о стране, где регулярно проходят свободные выборы, а политики у власти все время сменяют друг друга. Но цифровая оптимизация народа на семнадцатом сезоне прямой линии больше напоминает выставление символической преграды. Граждане и начальники отныне не рискуют встречаться друг с другом лицом к лицу и предпочитают общение в качестве аватар.

Год назад я писал о том, что прямая линия остается единственным работающим государственным институтом. Это верно и сегодня, но теперь из схемы убрали лишнее звено — избирателей. Если главное политическое событие в стране выступление президента по телевизору, то главный политический класс — это телезрители.

В эту схему ложится и второе нововведение нынешней «линии»: губернаторы, которые сидят в своих регионах и ожидают звонка президента перед телекамерами. О такой форме политического участия губернаторов предупредили заранее, из Кремля поступила «просьба». Один из руководителей региона, говорят, к назначенному времени все-таки опоздал и вместо себя посадил под софиты местного телевизионщика — чтобы кадр не пустовал. Идея с дежурными губернаторами — хорошая точка для анализа политической системы четвертого срока.

В соответствии с Конституцией и здравым смыслом в нашей большой стране действует разделение властей, в частности, местные и региональные власти имеют собственные права и обязанности. Чтобы добиться справедливости и разрешить конфликты на местном уровне, граждане должны участвовать в политике, выдвигаться во власть и выдвигать туда своих кандидатов, ну а потом спрашивать с них о проделанной работе. Все эти механизмы, как понятно всем, включая горячих сторонников действующей власти, давно сломаны. Политическое поле состоит в России из проблем с одной стороны и президента — с другой. Промежуточные поля заполнены чиновниками, ведущими хозяйственную деятельность на вверенной территории, как выразился кемеровский экс-губернатор Тулеев. Соответственно, единственный способ решать вопрос политически — это дозвониться в прямой эфир до президента. Если руководитель государства вникнет в вашу проблему, то соответствующие указания будут тут же даны губернатору и дальше по цепочке до самых мелких исполнителей.

К 2018 году российский федерализм сложился как особая лотерея. Если вам повезет и президент обратит внимание на ваш вопрос, вы можете выиграть себе немного демократии.

В лотерее нельзя выигрывать слишком часто, так что всего Путин за более чем четыре часа общения с виртуальным народом сделал с десяток звонков. Томскому губернатору Жвачкину прилетела задача разобраться с выделением участка земли для многодетной семьи. Глава Ростовской области Голубев вместе с министром Колокольцевым должны будут разобраться в статусе беженцев из «ДНР»-«ЛНР»: последние просят упрощенной процедуры гражданства. В Ставропольском крае губернатору Владимирову пришлось напрячься, когда Путину дозвонилась девушка, рассказавшая, что после прошлогоднего наводнения и жалоб президенту им до сих пор не смогли оформить документы об аварийном состоянии жилья. Кажется, что поток жалоб и звонков губернаторов мог бы идти вечно: отчего прямую линию проводят лишь один раз в год?

Группы вопросов, адресованных президенту, показывают, что в действительности волнует российских граждан. Внешняя политика и геополитические успехи, о которых сам Путин в последние годы говорит все чаще, далеко не на первом месте.

Россияне же говорят о своем: дороговизне, бесправии, плохом качестве управления на всех уровнях.

Здесь президент уже традиционно занимал риторическую линию вроде «давайте исправим то, что можно исправить, но будем исходить из наших реальных возможностей».

Экономические эксперты скептически восприняли рассуждения Путина о «белой полосе» и грядущем экономическом росте, но позитивно оценили его обещание не поднимать прямые налоги (НДС все же, видимо, поднимут, но аккуратно). Из экономических тем обычных граждан, впрочем, больше всего волнуют сейчас галопирующие цены на бензин, причем этот вопрос был сформулирован жестко: проголосовали за вас 18 марта, а рост цен остановить не можете, как же так? Путин в ответ ссылается на ошибки в правительственном регулировании рынка и тут же требует от министра энергетики Новака начать регулировать точнее.

Чтобы не говорить только о трудностях, ведущие напоминают, что на страну скоро свалится праздник спорта, чемпионат мира по футболу, и на экран выводят тренера Валерия Газзаева. У Газзаева, в отличие от многих других граждан, никаких проблем нет, и он использует открывшееся окно возможностей для грубой лести.

В таком режиме проходит еще четыре часа. А режиссера Сенцова менять на журналиста Вышинского, задержанного в Киеве, не будут: деяния у них несопоставимые, сказал президент.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera