Комментарии

В Сити все спокойно

Почему российские бизнесмены и чиновники равнодушны к антикоррупционным мерам Лондона

Этот материал вышел в № 60 от 8 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей Соколовзамглавного редактора

2
 

Самолет в Лондон напоминал пансионат для старших подростков — взрослых пассажиров было мало. Общались на русском, но фраза «могу ли я воспользоваться вашей ручкой?» выдавала в человеке 14 лет того, кто уже думает на ином языке. В Хитроу их встречали водители с табличками: школа такая-то, кого-то ждали персональные машины, кого-то собирали группами и рассаживали по минивэнам.

Представители российского бизнеса, с которыми мне удалось поговорить, излучали спокойствие, единственно — не решились говорить публично. Повышенная осторожность — пока единственный результат, к которому привели последние меры английского правительства по борьбе с «русскими грязными деньгами». Громкие заявления британских чиновников и парламентариев породили в России массу слухов, мифов и волну злорадства, но из Лондона, действительно забитого русскими, все выглядит намного менее масштабно. Россияне не спешат продавать свои особняки и не штурмуют терминалы аэропортов с чемоданами наличности.

Да, бурные парламентские дискуссии и специальные доклады (например, «Золото Москвы: российская коррупция в Великобритании»); скандалы с «Панамским досье» и «ландроматом» (журналистские расследования доказали, что следы «грязных денег» из России ведут в лондонский Сити); плюс давление американцев — офицеры из IRS (Служба внутренних доходов США) регулярно наведываются в Великобританию; необходимость ответа на события на Украине и отравление Скрипалей заставили британское правительство пойти на непопулярные среди британского финансового истеблишмента меры. Но меры эти, как выясняется, весьма осторожные.

С февраля 2018 года британские правоохранительные органы могут, конечно, беспокоить иностранцев вопросами о происхождении их капиталов. Если обоснования не последует или оно будет невнятным, имущество теоретически может быть арестовано (все эти новеллы введены в рамках закона о финансовых преступлениях, принятого в 2017 году, — Criminal Finances Act). Механизм таков. Национальное агентство по борьбе с преступностью (National Crime Agency) посылает запрос о «необъяснимом происхождении имущества» (Unexplained Wealth Orders), затем — второй документ о «промежуточной заморозке активов» (Interim Freezing Order) на любую сумму, превышающую 50 тыс. фунтов стерлингов. Активы будут заморожены до тех пор, пока «клиент» спецслужб оправдывается. Не оправдался — конфискация.

Новые правила прокомментировал замминистра внутренних дел Бен Уоллес, заявивший, что богачам-иностранцам, живущим в Великобритании, придется дать объяснения по поводу происхождения их средств. А в начале этой недели The Times опубликовала материал, в котором привела слова директора NCA по экономическим и киберпреступлениям Дональда Туна, он заявил, что его подчиненные ведут расследование в отношении 120–140 человек. Фамилии, естественно, не называются и, как отмечают английские эксперты, вряд ли будут названы в ближайшее время. При этом они обращают внимание на другой пассаж из комментария чиновника: «Мы сосредоточены на борьбе с коррумпированными элитами и их незаконным богатством. Мы не выбираем цели на основании их национальности».

Это важно, поскольку отчасти и объясняет спокойствие российских владельцев футбольных клубов, домов и яхт.

Объяснение начну чуть издалека. Британское законодательство всегда стояло на стороне частной собственности, и законы, касающиеся, например, той же недвижимости, весьма обстоятельно защищают права ее владельцев. Покупка особняков через офшоры — законна: сам по себе этот факт никак не может никого скомпрометировать. Поэтому английским властям придется долго — лет 15 — судиться с теми, чье имущество они захотят конфисковать. А это — гигантские издержки: британские суды доступны для всех, но далеко не для всех по карману, включая правительство.

А резких шагов по изменению законодательства, например связанного с недвижимостью, что могло бы упростить процедуру, никто делать не собирается. Эта

ставшая тотальной в головах россиян русскоцентричность позволяет предполагать, что капитал наших олигархов и чиновников занимает существенную нишу в структуре британской экономики. Заблуждение.

Доля русских денег, а также русских «грязных денег», по сравнению с китайскими или арабскими капиталами, — ничтожна. И никто не будет распугивать основных игроков финансового рынка лишь для того, чтобы наказать «российских мафиози».

Как отмечают адвокаты, обслуживающие интересы наших соотечественников в Великобритании, эксперты по вопросам коррупции и журналисты, жесткая риторика британских властей с перекосом в сторону России — не более чем формальный ответ на общественное давление и жесткую позицию США.

Обозреватель The Gardian Люк Хардинг, в частности, полагает, что британские силовики не будут браться за сложные дела, которые заставят их погрязнуть в длительных судебных разбирательствах с неясной перспективой, а ограничатся простыми кейсами, связанными с какими-нибудь чиновниками из африканских стран, чьи деньги уж совсем кровавые, и доказать это не составит труда. По мнению журналиста, специализирующегося на российской коррупции,

у британских правоохранительных органов нет ресурсов, прежде всего людских, чтобы заниматься сложными финансовыми расследованиями.

В подтверждение Хардинг приводит историю с «Панамским досье», которое, конечно, стало триггером дальнейших изменений в законодательстве, но не вылилось в более-менее значимое расследование. То есть активы «газового короля» Фирташа или «резиденцию Шувалова» (бывший офис МИ6) вряд ли кто-то побеспокоит.

Именно поэтому наибольшую нервозность испытывают богатые люди из стран третьего мира, и некоторые, не дожидаясь неприятностей, выводят капитал. Закрываются лоббистские конторы, представляющие интересы африканских и азиатских чиновников и связанных с ними бизнесменов. Так, например, потихоньку прекращают свое существование соответствующие фирмы, имеющие отношение к азербайджанскому руководству.

Конечно, всем памятен казус Абрамовича, но он лишь объясняет новые правила игры. Вряд ли Роман Аркадьевич лишится своих накоплений, он просто попал в историю с закончившейся инвестиционной визой и не стал рассчитывать на авось, минимизировав возможные судебные издержки. Не факт, что британские власти спросили бы его о чем-то неприятном, но ввязываться в гипотетическую юридическую войнушку он не захотел и просто сменил гражданство.

Безусловно, и это отмечают мои собеседники, риски возросли. Именно потому, что британское правительство играет «взакрытую», и каждый может опасаться, что расследование теоретически коснется и его. Как говорят британские адвокаты, тот, у кого слабые нервы, возможно, и будет избавляться от активов, а кто-то — и таких, очевидно, большинство — оставят все как есть. Уж у кого, а у российских бизнесменов и чиновников нервы крепкие.

Да и механизм противодействия отчасти найден. Крупный бизнес начинает открывать свои компании в британских офшорах — таких как остров Мэн — и проводить сделки в этой юрисдикции, прекрасно понимая, что последнее, на что обрушится британская система, — это ее собственные офшоры.

Конечно, возросли не только риски, но и издержки. Крупные международные компании, которые занимаются обустройством чужих (не важно — «грязных» или нет) денег, подняли ставки. И если китаец, который воспользуется их услугами, оставит посредникам 2–3%, то россиянин уже 10–11. Ну и плюс к этому

заметно оживился адвокатский мир — вот уж кто заинтересован, помимо общественников и журналистов, в более жестком курсе британского правительства по отношению к иностранному капиталу.

Хотя сами представители адвокатского сообщества особо не обольщаются, в частных разговорах предполагая, что шум вокруг русских денег в итоге шумом и останется, чтобы только погасить недовольство общественного мнения. Впрочем, оговариваются они, главные неприятности могут ожидать российский бизнес в том случае, если будут расширены санкции в рамках «акта Магнитского». Тогда о публичном размещении акций на британской бирже можно забыть.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera