Сюжеты

Победа товарища Кима

Северокорейский вождь кое-что уже получил, а взамен пока ничего не представил

Reuters

Этот материал вышел в № 61 от 13 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Василий Головнинзавбюро ТАСС в Японии

2
 

В Сингапуре нередко проходят международные сборища разного калибра, но такого этот город на экваторе еще не видел: тысячи журналистов со всего света, кипящий пресс-центр в ангаре гонок «Формула-1», тщательно охраняемые кавалькады сверкающих лимузинов на перекрытых полицией улицах. Состоявшаяся там 12 июня встреча президента США Дональда Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына в любом случае стала историческим событием — впервые напрямую поговорили руководители двух стран, которые с середины прошлого века находятся в состоянии войны и еще в конце прошлого года открыто угрожали друг другу ядерными ударами.

Участники саммита разговаривали один на один, потом в расширенном составе, во время обеда, и в конце концов неожиданно подписали совместный документ. В нем были зафиксированы согласованные на переговорах обязательства сторон — Ким Чен Ын пообещал пойти на «полную денуклеаризацию Корейского полуострова», а Трамп в ответ согласился предоставить Пхеньяну гарантии безопасности и сохранения нынешнего диктаторского режима в Северной Корее. Конкретизировать договоренности, согласно подписанному лидерами совместному документу, поручено главе Госдепа Майку Помпео и некоему неназванному представителю КНДР такого же высокого ранга.

В Токио, честно говоря, были разочарованы: термин «полная денуклеаризация Корейского полуострова» звучит не просто туманно. Его, например, не раз произносили при отце нынешнего пхеньянского правителя, покойном Ким Чен Ире, но это вовсе не мешало КНДР поступательно развивать ракетно-ядерную программу. К тому же в нынешнем документе нет указания на ее предстоящую «полную ликвидацию в проверяемой и необратимой форме», на чем все последние дни настаивали представители администрации Трампа. Ничего не сказано и о конкретных сроках этой самой «денуклеаризации», хотя на это рассчитывали в США и Японии.

С другой стороны, Соединенные Штаты тоже не взяли на себя конкретные обязательства по обещанным Пхеньяну гарантиям безопасности. Короче говоря, исторический саммит на курортном острове Сентоса у южной оконечности континентальной части Сингапура уже в который раз всего лишь запустил процесс переговоров о ракетно-ядерной программе КНДР — правда, сейчас в небывалом ранее формате прямых переговоров между Вашингтоном и Пхеньяном. Продолжить их обещают уже в ближайшее время.

Цели сторон вроде бы ясны: несмотря на туманность документа от 12 июня, США хотят полностью и окончательно лишить КНДР возможности угрожать Южной Корее, Японии и самим Соединенным Штатам ядерными ракетами и другими видами средств массового уничтожения. Речь идет, в частности, о прямом вывозе таких вооружений на американскую территорию. Для этого Пхеньян должен открыть свои объекты для инспекторов Международного агентства по атомной энергии и допустить на них американцев. Ликвидации, по этому плану, должны подлежать баллистические ракеты всех видов дальности, ядерные боеголовки и ядерные материалы — имеющиеся у КНДР свыше 50 кг оружейного плутония и несколько сотен килограммов высокообогащенного урана.

Как заявил на этой неделе советник президента Южной Кореи по международным отношениям и национальной безопасности Мун Чжон Ин, такую программу можно целиком завершить за два с половиной года. Ну, а окончательный демонтаж всех объектов ракетно-ядерной программы Севера, по его мнению, потребует примерно десяти лет. Другие эксперты, кстати, отводят на это вдвое больше времени.

Вашингтон, с другой стороны, упорно заявляет, что сохранит режим нынешних экономических санкций в отношении КНДР до полной ликвидации ее ракетно-ядерной программы. И до этого, мол, не будет оказывать Пхеньяну никакого экономического содействия.

Такой сценарий, естественно, не устраивает Северную Корею — она настаивает на медленном и поэтапном подходе к своим ракетно-ядерным возможностям и требует вознаграждения за каждую уступку. Например, в виде постепенной, но неуклонной отмены санкций, предоставления гуманитарной помощи, технологий, инвестиций.

Пхеньян рассчитывает и на замену нынешнего соглашения о перемирии, которое приостановило Корейскую войну 1950–1953 гг., на полномасштабный мирный договор с США. За этим, по его замыслу, должно последовать установление дипломатических отношений с Вашингтоном, обмен посольствами, подписание экономических соглашений. КНДР, по данным упомянутого выше советника президента Южной Кореи, рассчитывает и на согласие Вашингтона на прием Пхеньяна в Международный валютный фонд (МВФ) и Азиатский банк развития (АБР). Это предоставит администрации Ким Чен Ына доступ к стабильному льготному финансированию.

С другой стороны, как сказал советник президента Южной Кореи, в качестве гарантии безопасности КНДР будет добиваться подписания Соглашения о ненападении с США и о взаимном неприменении ядерного оружия. Такой документ в сочетании с мирным договором даст основание требовать сокращения или даже вывода американских войск из Южной Кореи — зачем они нужны, если мы договорились о мире и ненападении?

В Японии опасаются, что Трамп при определенном развитии событий может склониться к такому варианту — ведь он давно говорит о необходимости сокращения слишком дорогостоящего военного присутствия США за рубежом. Основания для тревоги есть — на пресс-конференции в Сингапуре 12 июня американский президент неожиданно объявил, что прекратит проведение регулярных военных учений с вооруженными силами Южной Кореи. Это, мол, очень затратно и слишком нервирует партнера. Заявление Трампа вызвало смятение среди американских военных. Представитель контингента США в Южной Корее заявил, что ему ничего не известно о таком решении Белого дома, а совместные учения пока будут проходить по плану. В любом случае заявление о прекращении учений расценивается как большая победа Пхеньяна, который давно на этом настаивает.

Пессимисты в Токио предупреждают также, что полной ликвидации ракетно-ядерного потенциала КНДР не может быть в принципе. Как считает видный военный эксперт, генерал японских ВВС в отставке Кунио Орита, американцы, например, толком не знают даже, сколько Пхеньян имеет ядерных боеголовок. Разведывательное управление министерства обороны США утверждает, что у КНДР может быть до 60 таких зарядов, другие американские структуры и аналитические центры говорят о двадцати. При подобной неразберихе, предупреждает генерал, Пхеньяну ничего не стоит даже при продвижении процесса разоружения потихоньку заначить на всякий случай десяток ядерных боеголовок. Впрочем, об этом говорить еще рано, а итоги саммита в Сингапуре в целом расцениваются как победа Ким Чен Ына — он кое-что уже получил, а взамен пока особо ничего не представил.

Трамп, правда, сообщил, что товарищ Ким уведомил его о ликвидации нескольких площадок для отработки ракетных двигателей. Однако, как пробурчал комментатор японского общественного телевидения Эн-эйч-кей, эти объекты в КНДР и так собирались закрыть, поскольку необходимость в них после проведенных испытаний отпала.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera