Сюжеты

Кадровая стагнация

После переизбрания Владимир Путин сохранил почти весь состав своих советников, не считая Германа Клименко и «группы Школова»

Этот материал вышел в № 62 от 15 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

3
 
Евгений Школов. Фото: РИА Новости

В среду, 13 июня, Владимиром Путиным был назначен новый состав администрации президента. Новым его можно назвать, однако, с большой натяжкой: почти все ключевые посты сохранили те же фигуры, что были в предыдущем составе. Свою должность руководителя сохранил Антон Вайно, остались все до единого заместители. Некоторые изменения есть в составе помощников президента, но, например, Владислав Сурков, чью отставку предрекали весь предыдущий год, никуда не делся, как никуда не делись Андрей Белоусов, Андрей Фурсенко, Игорь Левитин, Лариса Брычева. Почти в полном составе остались и советники: ушел лишь Сергей Григоров (на пенсию) и промоутер мессенджера ICQ Герман Клименко.

Но некоторые интриги в назначениях все-таки есть. Прежде всего обращает на себя внимание снятие с должности помощника президента Евгения Школова. Имя Школова было связано в первую очередь с делом генерала МВД Дениса Сугробова: в конце нулевых годов именно Школов, будучи начальником департамента экономической безопасности, подписывал приказ о зачислении Сугробова в свои ряды. Позже тот же Школов продвигал своего протеже по карьерной лестнице. Будучи советником президента с 2012 года, он курировал деятельность управления по вопросам госслужбы и кадров, а еще получил полномочия по проверке деклараций вообще всех госслужащих в стране. Кроме того, Школов (в СМИ мелькало неофициальное понятие «группа Школова») носил титул «главного кадровика» Путина, а его люди составляют значительную часть экспертного совета комитета по борьбе с коррупцией в Госдуме.

Уход Школова — это не сиюминутное решение, считает политтехнолог Алексей Макаркин. «Достаточно редко сейчас готовят отставку в 24 часа, — говорит он «Новой». — Когда в драматической аппаратной борьбе Школов проиграл схватку за позиции генерала Сугробова (который был осужден за организацию ОПГ и провокацию взяток на 12 лет.В.П.), механизм снятия Школова постепенно был запущен. Но ему спокойно дали работать дальше, никто не требовал мгновенной отставки». Собственно, показательно, что Школов не отправлен на покой, просто перекинут на другой фронт: еще 9 июня правительство своим распоряжением сделало помощника президента кандидатом в совет директоров «Системного оператора» Единой энергосистемы.

В каком-то смысле судьба Школова перекликается с аппаратной судьбой Владимира Кожина: он тоже убран из помощников президента. В 2014 году Кожин был отправлен на должность помощника по военно-техническому сотрудничеству, но без реальных рычагов управления. Спустя четыре года Кожин остался вице-президентом Олимпийского комитета — но на этом все.

На освободившиеся должности Путин назначил выходцев из силовых структур — и этого следовало ожидать. Так, на место Евгения Школова был назначен Анатолий Серышев — кадровый офицер ФСБ почти с 30-летним стажем. Лишь в 2016 году он стал замдиректора Федеральной таможенной службы Владимира Булавина, но остался в силовой вертикали. Эксперты называют Серышева креатурой Николая Патрушева, к чьему мнению Путин обычно прислушивается достаточно внимательно. И учитывая резкий подъем по служебной лестнице, видимо, без дополнительно замолвленного за Серышева словечка со стороны секретаря Совбеза не обошлось.

Еще одна новая фигура — Дмитрий Шальков. Он заменил Константина Чуйченко, ушедшего в зампреды правительства. Шальков совершил прямой трансфер с должности замдиректора ФСБ на место главы контрольного управления президента.

В целом ощущение от новой администрации у экспертов не то чтобы очень оптимистичное. «Президент просто не хочет ничего и никого в политике менять, здесь нет никакой глубокой тайны, — мрачно говорит Глеб Павловский. — Он не знает, куда и как двигаться дальше». Алексей Макаркин уточняет: с таким составом президент придумывал новые вызовы для страны — с ним же он и планирует их осуществлять. «Прорыв — это же не революция, — считает Макаркин. — В планах президента больше преемственности, чем изменений, — как от предыдущего курса, так и от предыдущего состава [чиновников]. Все реформы — здравоохранения, образования или то же повышение пенсионного возраста — прорабатывались как раз с помощью этих людей. Так что никакой революции и не ожидается». Собственно, это было очевидно и раньше, с момента переназначения Дмитрия Медведева на пост премьера.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera