Сюжеты

От пощечины канцлеру до выдвижения на пост президента

Немецкий молодежный протест 1968 года и его последствия

Фото: DPA / ТАСС

Этот материал вышел в № 62 от 15 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Александр Чурсинсобкор на Балканах

7
 

Молодая симпатичная женщина стремительно приблизилась к столу президиума и с криком «Нацист! Нацист!» дала пощечину представительному мужчине. Случилось это 7 ноября 1968 года в Западном Берлине на съезде Христианско-демократического союза (ХДС). Женщину звали Беата Кларсфельд, мужчину — Курт Георг Кизингер, который был на тот момент канцлером Федеративной Республики Германии.

Этот инцидент вошел в историю как одна из последних громких акций немецких молодежных протестов 68-го года. До этого были студенческие демонстрации, бурные дискуссии в университетских аудиториях, жестокие уличные бои с полицией. Чтобы понять, что двигало Беатой и тысячами ее сверстников, потребуется совершить небольшой исторический экскурс.

Западная Германия к началу 60-х годов смогла не только преодолеть тяжкие последствия Второй мировой войны, но и добилась внушительных успехов. Либеральный курс правящих кругов на создание социального рыночного хозяйства обеспечил быстрое восстановление и модернизацию промышленности, способствовал развитию среднего и мелкого предпринимательства, поднял уровень занятости населения. Экономика ФРГ, обогнав страны-победительницы по темпам развития, вышла на первое место в Европе.

В Германии наступила эра «общества тотального потребления», в котором куда более важную роль, чем интерес к политике, играли марка авто, лейбл костюма, название любимого курорта. Казалось бы, навсегда в прошлое канули социальные потрясения, и левая идеология стала уделом лишь маргиналов-неудачников.

Но реальность внесла свои коррективы. В середине 60-х в жизнь вступило новое поколение, которое почти не было затронуто ужасами войны, не познало всех тягостей послевоенной разрухи, голода и нищеты. Молодые люди стали задаваться непростыми вопросами.

Почему нацизм родился на немецкой земле? Что делали их отцы во время войны? Как получилось, что люди с нацистским прошлым занимают видные посты в политике и на государственной службе?

Старшее поколение, имея за плечами годы лишений, в лучшем случае отмалчивалось или рекомендовало не ворошить прошлое, а жить и наслаждаться сытостью и изобилием.

Поиск ответов привел молодежь, и прежде всего студенчество, в политику и сразу вывел ее протест за рамки простого конфликта отцов и детей. Процесс брожения молодых умов ускорил ряд событий в политической жизни ФРГ и на мировой арене.

Летом 1962 года в Мюнхене почти неделю длились молодежные беспорядки из-за запрета на выступления уличных музыкантов. Осенью того же года арест нескольких ведущих редакторов журнала «Шпигель» по обвинению в измене родине обернулся массовыми демонстрациями в защиту свободы слова, в которых активное участие приняли студенты.

Первые судебные процессы против немецких палачей лагеря смерти Освенцим и дебаты в бундестаге о сроках давности за нацистские преступления, война во Вьетнаме и освободительные движения африканских народов вызывали повышенный интерес в университетских городках. Сложилось организационное ядро будущего студенческого протестного движения в лице левого Социалистического союза немецких студентов (ССНС).

Когда же политический кризис середины 60-х годов привел к созданию первой «большой коалиции» ХДС и социал-демократов, а правительство возглавил Кизингер, состоявший с 1933 года в НСДАП, спонтанно возникла так называемая внепарламентская оппозиция (ВПО). Представители многих общественных организаций, левых студенческих объединений, либеральных кругов выступили за координацию оппозиционных действий, чтобы вместе противостоять наступлению на демократические права.

ВПО охватывала диаметрально противоположные силы — от умеренных социологов и философов франкфуртской школы до леворадикальных прокоммунистических группировок маоистского толка. Одни были готовы действовать в рамках публичной критики, другие призывали к полному разрушению буржуазной системы.

Бунтарский 68-й начался в Германии 2 июня 1967 года. В тот день в Западном Берлине около 2 тысяч студентов по призыву ССНС вышли на демонстрацию протеста против визита шаха Ирана Реза Пехлеви.

У полиции был жесткий приказ — разогнать демонстрантов. В ход были пущены водометы, дубинки и слезоточивый газ. Но никто не ожидал, что полицейский застрелит студента Бенно Онезорга, пацифиста, который даже не был активным участником протестов.

Смерть Онезорга привела к радикализации студенческих выступлений. Всего за неделю после его гибели по всей Западной Германии в траурных шествиях и митингах приняли участие более 100 тысяч студентов.

Масло в огонь подлила западногерманская желтая пресса и особенно выходящие в издательстве Акселя Шпрингера газеты и журналы. В них студенческое движение представлялось в виде сборища грязных лентяев с нестрижеными волосами и левацких хулиганов, провоцирующих государство уличными беспорядками.

Постоянным нападкам бульварных изданий подвергались лидеры студентов. В отношении одного из них — харизматичного руководителя и ведущего идеолога ССНС Руди Дучке — была развернута настоящая кампания по травле, а неонацистские газеты опубликовали прямой призыв «Остановите красного Руди!».

И он был услышан. В апреле 68-го года убежденный неонацист тремя выстрелами в упор тяжело ранил Дучке.

Студенческие активисты ответили стихийным нападением на здание издательства Шпрингера. Били стекла, уничтожали готовый тираж газет, в ход пошли «коктейли Молотова».

Еще были демонстративные поджоги супермаркетов, тысячные студенческие съезды и демонстрации против войны во Вьетнаме, знаменитый «звездный марш» на Бонн с целью воспрепятствовать принятию пакета законов о чрезвычайном положении. Однако к осени 1968 года выступления студентов пошли на спад. Признанный лидер Дучке после ранения надолго вышел из строя. Без него в руководстве ССНС начались идейные разногласия, которые в итоге привели союз к самороспуску.

В целом движение 68-го года не принесло непосредственных результатов — канцлер с нацистским прошлым не ушел незамедлительно в отставку, продолжали выходить газеты Шпрингера, бундестаг одобрил пакет законов о чрезвычайном положении. Тем не менее оно изменило общественно-политическую среду и заложило фундамент активного гражданского общества, способного критически мыслить и действовать в защиту своих демократических прав и свобод.

На парламентских выборах 1969 года, не в последнюю очередь благодаря студенческим выступлениям, большинство голосов получили СДПГ и свободные демократы. Правительство возглавил Вилли Брандт.

Социал-либеральная коалиция, наряду с «новой восточной политикой», объявила широкую программу внутренних реформ, основной задачей которых было смягчить социальные противоречия в обществе. Коренным образом была реформирована система образования, обеспечив равный доступ в университеты и институты независимо от социального и имущественного положения. Уже к 1972 году количество студентов в ФРГ увеличилось вдвое.

Серьезные изменения были внесены в страхование, медицинское обслуживание, трудовое законодательство. Избирательный ценз был снижен с 21 года до 18 лет, что на ближайших парламентских выборах обеспечило СДПГ голоса 55% молодежи.

Из поколения немецких «шестидесятников» вышли активные противники гонки вооружений, борцы за экономическую и социальную справедливость, защитники окружающей среды. Именно они создали новую партию «зеленых», которая в короткие сроки стала реальной оппозиционной силой.

В 80-е годы бывшие студенты-бунтари с успехом баллотировались от партии «зеленых» на муниципальных, земельных и федеральных выборах. В этой связи хрестоматийной можно назвать карьеру Йошки Фишера — от участника уличных боев с полицией до министра иностранных дел и вице-канцлера ФРГ. Правда, на этом пути он зачастую менял свои принципы и вступал в компромиссы. В итоге министерская деятельность Фишера обернулась для «зеленых» партийным кризисом, а ему самому пришлось уйти из политики.

Но были сотни других примеров, когда представители поколения 68-го года твердо остались верны идеалам молодости. Так, упомянутая вначале Беата Кларсфельд всю свою жизнь посвятила поиску и разоблачению нацистских преступников. Вместе с мужем — французским журналистом — они нашли десятки палачей гитлеровского режима, в том числе шефа гестапо в городе Лионе Клауса Барбье, прозванного «лионским палачом». Собрали данные о 80 тысячах французских евреев, депортированных в лагеря смерти, и издали книгу памяти.

В 2012 году кандидатуру Кларсфельд выдвинули на пост президента Германии. Этот момент, несмотря на то что Беата значительно уступила Йоахиму Гауку, она назвала «высшей наградой, которую могла бы получить».

Эта статья стала последним материалом, подготовленным нашим собкором незадолго до кончины.
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera