Сюжеты

Мать трудной судьбы

Чем тяжелее жизнь, тем легче ее понять

Этот материал вышел в № 62 от 15 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Представляем историю из собрания Русфонда, старейшего благотворительного фонда в России, который уже 21 год помогает тяжелобольным детям. Это обычный семейный портрет и простой рассказ о том, как люди преодолевают самое сложное, что может быть в жизни, — недуг собственных детей.

Фото автора

Есть такое расхожее выражение — женщина трудной судьбы. Что оно означает? Вот, допустим, Лариса Пискарева из Новосибирска — трудностей ей досталось много. Трое детей, девочки. У старших сестер-двойняшек Даши и Насти — детский церебральный паралич. Перечень всех диагнозов — как фронтовые сводки. Диплегическая форма ДЦП, резидуальная стадия, спастический тетрапарез, флексионно-приводящая контрактура тазобедренных суставов, флексионная установка коленных и голеностопных суставов, эквиноварусная деформация стоп, кифосколиоз грудопоясничного отдела позвоночника, флексионно-пронационная установка верхних конечностей. Проще говоря, проблем навалом. И вот надо служить свою службу, тащить детей, искать средства и силы на их лечение и учебу, находить слова о красоте и необходимости жизни. Трудная судьба? Но почему Лариса Пискарева — веселый, легкий, счастливый человек? Об этом мы с ней и разговариваем.

«В Новосибирск я приехала — мне было двадцать лет. Приехала с Алтая, родилась там, окончила медучилище, стала фельдшером. Все у нас в роду либо зубные техники, либо главные врачи.

Стала искать себе возможности, приехала в Новосибирск. Работала на трех работах сразу. До обеда в поликлинике в онкологическом кабинете, потом в процедурном кабинете, а вечером поздно шла еще фасовать печенюшки. Ну хотелось мне пожить, одеться как следует, молодая еще была.

Перешла работать в больницу в токсикологическое отделение, там платили побольше. Потом перешла в туберкулезное. Подруга мне посоветовала: устройся на зону — там, говорит, хорошо платят. Я туда пошла, но меня не взяли — сказали, молодая сильно. Иду, гляжу, воинская часть стоит. Думаю, дай зайду. И вот уже четырнадцать лет служу медиком в спецназе. Ничего. Благодаря армии заработала себе на трехкомнатную квартиру.

В первый раз я вышла замуж в двадцать три года. Пришел он на обследование — вот и познакомились. Сначала дружили, потом поженились. В двадцать четыре родились у нас дети — двойняшки Даша и Настя. Наверное, многое на их судьбу повлияло: в армии тогда солдаты болели ветрянкой и краснухой, плюс врачебная ошибка, так что родились они шестимесячными с перинатальным поражением центральной нервной системы. Врачи нас успокаивали, говорили: нормально, обойдется, к году все встанет на свои места. Но на свои места ничего не встало. В итоге мы столкнулись с таким заболеванием, как ДЦП.

Ну что делать, начали прикладывать максимум усилий. Я как устроена — вот есть проблема, надо ее решать. Смысл сидеть и плакать? Надо действовать. Я до сих пор жалею, что до года мы слушали врачей, которые говорили: какой бассейн, какой массаж?! Я уверена: если бы я начала действовать до года — у меня дети уже ходили бы.

Мне удалось оставить деток умными и разумными. Даша, например, у меня уже два года занимается вокалом, причем недавно пела на благотворительном концерте, когда Русфонд собирал в Новосибирске деньги мальчику на слуховой аппарат. Насте, конечно, потяжелее, но она с самого начала и была похуже: у нее родовая травма — ее за ноги тянули, досталось бедной. Но она очень умный ребенок, рассуждает на любую тему.

Мы ради такой жизни перепробовали все, что только можно: массажи, иглоукалывание, физиотерапию. Муж мой первый не выдержал. Говорил: смирись. В смысле — «смирись»? Как «смирись»? Знаете, благодаря детям я поняла такую истину: с руками и ногами можно жить хуже, чем в инвалидной коляске.

Вот поэтому я своим детям говорю: вы хотите хлебушек кушать? Тогда добиваемся. Я вам дам что смогу. Силы, образование, здоровье. Но и от вас многое зависит. Действуйте, думайте своей головой. А то вот как муж мой второй. Был отличный парень. Мы с ним познакомились в армии. Он детей моих старших воспринял как родных. Он их возил, носил, деньги зарабатывал. У нас родилась дочь Вероника. Но вот в одной из командировок не выдержал, сломался, начал употреблять наркотики. Бывает. Но для меня алкоголики и наркоманы — это все, до свидания. Нет.

Единственное, конечно, чего в этой ситуации мне теперь не хватает, — денег. Десять лет мы лечили детей сами, к нам домой приходили массажисты и тренер — мастер спорта по художественной гимнастике. Для моего второго мужа было стыдно идти и просить. Он ради детей подрабатывал еще и таксистом. А сейчас, когда я одна осталась… Ну, как говорится, от тюрьмы и сумы не зарекайся, всякое бывает. Да, я обращаюсь за помощью к добрым людям, потому что не должны пропасть титанические усилия, которые мы вложили в детей. Вот Русфонд недавно собрал нам средства на инвалидную коляску для Насти.

Я уверена: так или иначе, я своих детей на ноги поставлю. Даша уже научилась ходить за руку и учится в обычной школе; Настя, конечно, похуже, но ничего. Надо стараться, надо тренировать их, как профессиональных спортсменов. И не жалеть. Все эти слезы, страдания — отставить. Я жестокая мать, я понимаю. Но если бы я сюсюкала, у нас бы не было ничего, никаких результатов.

Надо стремиться к хорошему и думать только о хорошем. Потому что все мысли материальны. А то знаете, как многие думают: за что мне все это, за какие грехи? Да ни за какие грехи. Просто в жизни всякое бывает. Что же теперь — не жить?»

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Благотворительный фонд Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Коммерсантъ». Решив помочь, вы сами выбираете на rusfond.ru способ пожертвования. За эти годы частные лица и компании пожертвовали в Русфонд 11,642 млрд руб. В 2018 году (на 13.06.2018) собрано 708 334 585 руб., помощь получили 1085 детей. С начала проекта Русфонда в «Новой газете» (с 25.02.2016) читатели «Новой газеты» помогли (на 13.06.2018) 101 ребенку.

ПОМОГАЕМ ПОМОГАТЬ

Маша Болбенкова, 3 года, миопия высокой степени, сходящееся косоглазие, требуется операция. Цена вопроса 113 925 руб.

У Маши с рождения тяжелая степень близорукости и сильное косоглазие. Год назад читатели Русфонда помогли собрать деньги на операцию. В результате угол косоглазия значительно уменьшился, зрение дочки улучшилось. Дома мы с Машей постоянно занимаемся — выполняем упражнения для глаз. И проходим аппаратное лечение в нашей поликлинике. Маша рассматривает книжки, выучила несколько букв алфавита. Дочка повзрослела и пытается все делать самостоятельно. Но проблемы со зрением еще остаются. Врачи говорят, что нужна еще одна операция на глазах — завершающий этап хирургического лечения. Но операция платная, квот на такое лечение не предусмотрено. Живем на зарплату мужа, денег едва хватает на самое необходимое. Пожалуйста, помогите нам!

Оксана ПЕРЕПЕЛИЦА,
 мама Маши, Орловский район, Орловская область

ПОМОЧЬ МАШЕ БОЛБЕНКОВОЙ

Реквизиты для помощи

Благотворительный фонд Русфонд
ИНН 7743089883
КПП 774301001
Р/с 40703810700001449489 в АО «Райффайзенбанк», г. Москва
К/с 30101810200000000700
БИК 044525700

Назначение платежа: организация лечения, фамилия и имя ребенка (НДС не облагается). Возможны переводы с кредитных карт, электронной наличностью. Вы можете также помочь детям, пожертвовав через приложение для iPhone: rusfond.ru/app, или сделав SMS-пожертвование, отправив слово ФОНД (FOND) на номер 5542. Стоимость сообщения 75 рублей. Абонентам МТС и Теле2 нужно подтверждать отправку SMS.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110; rusfond.ru
e-mail: rusfond@rusfond.ru
Телефон 8 800 250-75-25 (звонок по России бесплатный, благотворительная линия от МТС), факс 8 495 926-35-63 с 10.00 до 20.00

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera