Сюжеты

Дымочадцы

Смрад от горящих свалок душит саратовцев

Фото: Матвей Фляжников — специально для «Новой»

Этот материал вышел в № 67 от 27 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Надежда Андреевасобкор по Саратовской области

2
 

По обещанию президента к 2024 году в крупных городах ликвидируют 200 незаконных свалок площадью больше одного гектара и построят столько же заводов по сортировке и переработке отходов. Как заявил Владимир Путин, сейчас «в более или менее нормальном состоянии» находятся 1,1 тысячи мусорных полигонов. С запуском нового экологического нацпроекта в борьбе с помойками применят высокие технологии. Когда президент рассказывал о решении мусорной проблемы на «прямой линии», на окраинах Саратова загорелись сразу две свалки — у поселка Зоринский и у речки Гуселка-2. С начала июня горожане жалуются на дым и невыносимый запах. Роспотребнадзор уверяет, что в воздухе не обнаружено вредных веществ. Областные чиновники заявляют, что свалки вовсе не горят, а только тлеют.

Нехорошо забытое старое

Вокруг закрытого гусельского полигона нет забора. Разбитый асфальт заканчивается у поднятого шлагбаума. Выше по склону — кучи посеревшего от времени хлама. Оконные рамы, пакеты, стекловата, бутылки, шины. Официально свалка не действует, но мусор явно подсыпают: среди старых бесформенных отходов валяются новенькие шприцы, разноцветные пробирки с чем-то бурым, коровьи кости. Признаков пожара не видно, но из глубины полигона тянет гарью.

Фото: Матвей Фляжников — специально для «Новой»

Только пройдя по свалке пешком, можно оценить ее размеры. Это огромное пространство со сложным рельефом, пригорками и оврагами. Перевалив через вершину, у которой лежит собачий череп, оказываемся на настоящем лугу с мокрой травой и молодыми сливами. Среди зарослей темнеет яма. Посмотрев вниз, понимаю, что этот холм — вовсе не природного происхождения.

Под нами — пятиметровый слой мусора. Воспламенившись, эта толща может гореть, как торфяное болото, — десятилетиями.

Накатанная грунтовка уходит в белую плотную пелену. Как в дешевом ужастике, дым надвигается сплошной стеной, прижимаясь к земле. Пахнет чем-то химическим. Дышать становится тяжело. Надеваем маски. Наконец выходим к месту тушения, куда, по заявлениям областных чиновников, брошено 23 единицы тяжелой техники. У наветренного края пожарища лязгает старый бульдозер, раскатывая свежую глину. Закопченный КамАЗ выгружает очередную кучу грунта.

Сквозь черную корку обугленного мусора через каждые два-три метра пробиваются струи дыма, вспыхивают огоньки. Видимый очаг возгорания не очень большой, но дыма получается невероятно много. Саратовцы выкладывают в соцсетях фотографии многокилометрового «хвоста»: стелясь по низинам, дым огибает поселок Юбилейный и спускается к Волге. Запах распространяется еще дальше: по ночам горелым пластиком пахнет даже в центре города, за 12 километров от свалки.

Фото: Матвей Фляжников — специально для «Новой»

Помойка на речке Гуселке-2 появилась в советское время. Новые очереди полигона открывались в 90-х. Мусор горел уже тогда, но городских микрорайонов за Юбилейным еще не существовало, а беды деревень Саратовского района, задыхавшихся от токсичного дыма, никого не интересовали. В 2010-м эксплуатант МУП «СпецАТХ» признал, что полигон переполнен.

Согласно Федеральному закону «Об отходах производства и потребления», захоронение отходов в границах населенных пунктов запрещено. Саратовские власти решили проблему изящно: в 2012 году городская дума изменила границы так, что гусельская свалка перестала считаться частью населенного пункта. Экологи предупреждали, что это самообман. Но на публичные слушания, обязательные для принятия изменений в Генплан, автобусами завезли бюджетников, и протестующим общественникам не хватило места в зале.

«Народ набивает шишки, но ничему не учится. Учителя, участвовавшие в том фарсе шесть лет назад, уже видят, к чему привели их действия. Но нынешним летом они так же послушно кивают на слушаниях по Кумысной поляне, в результате которых часть леса может уйти под застройку», — говорит независимый эколог Ольга Пицунова (общественная организация, которую она возглавляла, в 2014-м была объявлена иноагентом).

Официально гусельский полигон закрыли 4 года назад. В 2016-м саратовская природоохранная прокуратура подала иск с требованием провести рекультивацию.

Фото: Матвей Фляжников — специально для «Новой»

Мусору не дадут спокойно полежать

В дни раздачи президентских обещаний саратовцам не везет. 7 мая, когда был подписан указ, предусматривающий в том числе доступное жилье для россиян, в Саратове обвалилась стена общежития. Месяц спустя на «прямой линии» Владимир Путин пообещал, что до 2024 года в стране построят 200 современных заводов по утилизации отходов. В этот день загорелась свалка у поселка Зоринский.

Низина у поворота на полигон затянута дымом. Дорога из щебенки упирается в мусорное плато. Начинается дождь, но такой объем мусора он не промочит. Гора сплошь курится дымками. По склону забираются оранжевые и синие грузовики. За каждой машиной тянется рыжее облако — грунт, собранный для тушения, выдувает из открытых кузовов. Ветер рвет блокнот из рук, но не уносит запах: гнилью здесь воняет еще сильнее, чем на Гуселке. Это действующая свалка, отходы сюда возили до последнего, даже когда уже начало гореть.

В соцсетях саратовцы рассказали о возгорании в первый же вечер. Областные чиновники приехали только на четвертый день пожара. Впрочем, официальные лица предпочитают слово «тление». Рапортуют, что «задымление уменьшено в два раза» и вообще потушено даже больше гектаров, чем горело. Региональное управление Роспотребнадзора заверяет, что в пробах воздуха, взятых в Солнечном, Зональном, Юбилейном поселках, не обнаружено ничего вредного. Росприроднадзор начал административное производство по статье 8.2 КоАП «Несоблюдение экологических требований при обращении с отходами».

Фото: Матвей Фляжников — специально для «Новой»

Полигон эксплуатирует ООО «СТМ-Капитал». По мнению представителей организации, нынешний пожар — дело рук недовольных жителей, не желающих соседствовать с помойкой.

На работу «СТМ-Капитал» саратовцы жаловались не раз. Например, в 2012 году жители сообщили в областной комитет охраны окружающей среды, что на одну из свалок фирмы, расположенную у поселка Красный Текстильщик, завозят химикаты. Проверка обнаружила на полигоне 50 деревянных ящиков с неизвестными веществами и 70 канистр с резко пахнущей жидкостью. Представители эксплуатанта заявили, что запрещенные отходы «разместили неизвестные лица». Через два дня на полигоне вспыхнул пожар, ящики и канистры сгорели.

В конце 2017 года к саратовскому уполномоченному по правам человека обратились дачники Зоринского с жалобами на дым и неприятный запах со свалки. Как сообщается на сайте омбудсмена, Росприроднадзор пришел к выводу, что «вместимость полигона ТБО закончилась». Административный протокол передали в Саратовский районный суд «для решения вопроса о приостановлении деятельности полигона». Но свалка продолжала работать.

Ветер доносит мусорный дым до элитных коттеджных поселков в пригороде. Как рассказал «Новой» бизнесмен Михаил Авилов, свалка горит в течение 10 лет, «но в этом году — явный перебор»:

— В прошлые годы мы обращались в разные инстанции. Прокуратуры города и Саратовского района отвечают, что нет состава преступления. Городская администрация говорит, что это территория района. Район — что это городской мусор.

Как отмечает бизнесмен, ситуация беспокоит «многих живущих здесь серьезных, влиятельных людей». Они каждый день выезжают на полигон, чтобы сделать фото- и видеосъемку. Заказали в одном из экспертных учреждений Самары независимое исследование проб воздуха. Михаил Авилов на своей странице в Facebook объявил о подготовке коллективного обращения к президенту. Впрочем, владельцы коттеджей готовы в любой момент потушить свою гражданскую активность. «Мы ждем движений от местных властей, — объясняет Авилов. — Если они начнут работать, мы успокоимся, и никуда это дальше не пойдет».

Собрать, но не смешивать

Как рассказали в областном министерстве природных ресурсов, из-за пожара прием мусора на полигоне в Зоринском приостановлен. Отходы из Саратова направляют на две оставшиеся легальные свалки — в Александровском карьере (ее эксплуатирует МУП «Дорожник») и возле деревни Еремеевка (эксплуатирует фирма «Вектор-Н»). Перевозкой мусора в городе занимаются 11 компаний. Причем делают это так плохо, что фото переполненных контейнеров чуть не каждый день появляются в саратовских СМИ.

В следующем году в России начнут действовать новые правила обращения с отходами. Каждый регион должен на конкурсе выбрать оператора и утвердить схему, на которой будет указан путь мусора от бака до полигона или утилизационного завода.

В Саратове региональный оператор по обращению с отходами приступит к работе с 1 августа. Конкурс выиграла компания «Управление отходами», входящая в структуру УК «Лидер». Как отмечают наблюдатели, приход фирмы в регион приветствовал губернатор Валерий Радаев. На электронных аукционах, объявленных оператором, определились 5 новых мусороперевозчиков (среди них оказались коммерсанты из Смоленска, Чебоксар и Санкт-Петербурга). Они будут доставлять отходы со всех районов области на мусороперегрузочные станции, которые станут перевалочным пунктом на пути к сортировочным заводам, построенным концессионером в Балакове и Энгельсе. На заводах из общей массы должны отобрать вторсырье, а остальное — измельчить и захоронить на полигоне.

Переработка вторсырья в Саратовской области не развита, то есть его придется отправлять в другие регионы (всего, по официальным подсчетам, в стране перерабатывается 8% отходов). Многие сомневаются, что перевозчик захочет гнать мусоровоз за 200 километров, к примеру, из Балашова до перевалочной станции в Саратове и платить за разгрузку. Гораздо дешевле вывалить все в ближайший лесок.

Всего в области имеется 11 лицензированных полигонов. Количество несанкционированных свалок контролирующие ведомства оценивают по-разному — от 300 до 500. Как полагает природоохранная прокуратура, из нового закона следует, что региональные операторы должны заниматься переработкой не только «свежих», но и старых отходов с закрытых и нелегальных свалок.

По мнению эколога Ольги Пицуновой, «горение свалок неизбежно, так как в Саратове нет раздельного сбора мусора, вместе лежат бумажные отходы и органика, которая выделяет метан».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera