Колумнисты

Не там прессуют

Что происходит с расследованием убийства Бориса Немцова? Ничего, кроме шума

Этот материал вышел в № 66 от 25 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей Соколовзамглавного редактора

1
 
Заур Дадаев, осужденный за убийство Бориса Немцова. Фото: Евгенй Фельдман / «Новая газета»

Роза Магомедова — адвокат осужденного за убийство Бориса Немцова Тамерлана Эскерханова на прошлой неделе вернула интерес СМИ к так и не раскрытому преступлению. Она заявила, в частности, на «Эхе Москвы», что следствие по делу возобновлено, а сотрудники СК и оперативники начали «прессовать» на зонах уже осужденных фигурантов. Якобы киллера Заура Дадаева и его подельника Хамзата Бахаева принуждают к даче показаний на полиграфе, грозясь в случае отказа ухудшить им условия содержания. (Кроме них, Московский окружной военны суд за убийство Немцова осудил братьев Анзора и Шадида Губашевы и Темирлана Эскерханова).

Вслед за этим появились вбросы о том, что ФСБ таким образом будто бы пытается получить компромат на руководство Чеченской Республики.

Все эти «новости» были бы смешны, если бы итоги расследования самого громкого политического убийства последнего времени не были столь печальны.

Почему смешны. И почему печальны.

Потому что невозможно возобновить то, что формально не прекращалось. В свое время из «материнского» уголовного дела была выделена часть, касающаяся пятерых арестованных фигурантов, передана в суд, который и вынес приговор. Но основное дело опять-таки формально продолжали расследовать. Правда, чем в СК занимались с лета прошлого года, никому неизвестно. Даже адвокату Жанны Немцовой — дочери политика, признанной потерпевшей по делу; как неоднократно заявлял Вадим Прохоров, его никто не извещает о ходе следствия. Хотя это — основное — дело, потому и основное, что его расследование должно ответить на главные вопросы: кто организатор убийства и кто заказчик.

В том, что к отбывающим наказание фигурантам стали приходить лагерные опера или даже приезжать из Москвы, ничего удивительного нет. Это обычная методика работы следствия и как бы самый предсказуемый и ленивый шаг. А вдруг познавшие на зоне тяготы и лишения преступники захотят дать показания в обмен на улучшения условий или УДО?

Теоретически, если не брать в расчет всякую конспирологию, следователи могли бы попытаться разговорить сидельцев по «делу Немцова» минимум по двум вопросам: куда делся пистолет, из которого убили политика, и где скрывается (если жив) подозреваемый Руслан Мухутдинов, объявленный в федеральный розыск (его следствие почему-то считает организатором преступления)? Однако следователям наверняка известна особенность раскрытия уголовных дел, в которых замешаны жители Чечни, — они почти никогда не дают показаний. Это опасно для их родственников, да и просто не принято.

Потому, как полагает адвокат Вадим Прохоров, все эти действия, если они действительно имели место быть, и утечки в СМИ — не более чем «имитация кипучей деятельности», ведь отчитываться о ходе следствия все-таки надо. «Для продолжения расследования никакого прессинга в зонах не нужно. Задержите Руслана Геремеева и предъявите ему обвинение», — настаивает представитель потерпевших.

Напомним. В свое время в организации убийства Бориса Немцова подозревался замкомандира батальона «Север» внутренних войск (ныне Росгвардия) Руслан Геремеев. Именно Геремеев, его родственники снимали и покупали квартиры на Веерной улице в Москве, где жили преступники во время подготовки к убийству. Именно его подчиненные приняли участие в преступлении, именно его водитель Руслан Мухутдинов, разъезжавший на машине Геремеева, теперь выставляется следствием как главный организатор.

В свое время из СК РФ в адрес УФСБ по Чечне высылалось предписание о задержании Геремеева. Предписание выполнено не было — чекисты «не смогли найти» подозреваемого, который в тот момент спокойно проживал в селе Джалка под усиленной охраной. Дважды следствие ходатайствовало о заочном аресте Геремеева, но не нашло понимание у руководства СК.

Геремеев из подозреваемого потихоньку превратился в свидетеля, но допросить его не удалось: в суд он не явился, а следователи, как они рассказывали на процессе, приходили к нему домой, но им никто не открыл дверь — ну, не ломиться же…

По некоторой информации, Руслан Геремеев (родственник сенатора Сулеймана Геремеева и депутата Госдумы, правой руки Рамзана Кадырова Адама Делимханова) скрывался в Арабских Эмиратах, выехав туда по документам, оформленным на другое имя. Потом, когда опасность ареста по каким-то причинам миновала, вернулся в Чечню. И с момента окончания судебного процесса к нему никаких вопросов не возникало.

Отсюда и недоумение адвоката Вадима Прохорова: зачем следствию заниматься бесперспективными допросами в колониях, когда у них не опрошен (ну как минимум) главный свидетель.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera