Сюжеты

«Это больше похоже на месть»

Третий приговор крымчанину Владимиру Балуху за украинский флаг над домом

Фото: Антон Наумлюк — специально для «Новой»

Этот материал вышел в № 75 от 16 июля 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Антон Наумлюкжурналист

13
 

Раздольненский районный суд Крыма вынес приговор украинскому активисту Владимиру Балуху, обвиняемому в дезорганизации работы местного ИВС из-за конфликта с начальником изолятора Александром Ткаченко. Балух приговорен к пяти годам колонии общего режима и штрафу в размере десяти тысяч рублей. Это уже третий уголовный судебный процесс, через который пришлось пройти Балуху после того, как в 2014 году он демонстративно отказался от российского гражданства и повесил на крыше своего дома в поселке Серебрянка украинский флаг.

Весной Балуха осудили на три года и пять месяцев колонии-поселения по обвинению в приобретении и хранении боеприпасов и взрывчатых веществ. Балух вину не признал и заявил о том, что пять тротиловых шашек и 70 патронов от АК, которые были якобы обнаружены у него на чердаке во время обыска, подброшены. Никаких следов Балуха на взрывчатке не было, объяснения, почему патроны не были найдены во время предыдущих обысков, тоже, но Верховный суд Крыма приговор подтвердил, сократив срок на два месяца.

Сразу после обыска в декабре 2016 года Балуха арестовали, с того времени он постоянно находится в СИЗО Симферополя, с короткими выездами для участия в процессе в Раздольное, где его помещали в местный ИВС.

Фото: Антон Наумлюк — специально для «Новой»

Через год, в январе 2018 года его на два месяца отпустили под домашний арест из-за того, что по закону не могли держать в заключении больше года, но наложили столько ограничений, что, по словам адвоката Ольги Динзе, это решение было больше похоже на месть со стороны судьи, чем на соблюдение норм права. К моменту приговора по первому делу Балуха, следствие уже рассматривало очередное обвинение: начальник Раздольненского ИВС Александр Ткаченко заявил, что Балух напал на него во время утреннего обхода.

«Балух высказывал в адрес Ткаченко оскорбления с помощью нецензурной брани, провоцировал на незаконные действия. Когда он выходил из камеры, Ткаченко заметил, что Балух вел себя возбужденно. Когда Балух проходил мимо, ударил его левой рукой в район живота, попытался ударить второй раз, но не достал. Чтобы пресечь противоправные действия Балуха, Ткаченко толкнул Балуха в плечо в сторону сотрудников ИВС. Балух пытался вырваться из рук сотрудников ИВС и продолжал высказывать оскорбления в адрес Ткаченко, который зашел после этого в камеру и стал говорить ему, что таким поведением он провоцирует к себе негативное отношение. Балух взял бутылку с чистящим средством и вылил ее на Ткаченко», — говорится в рапорте о происшествии 11 августа 2017 года.

Фактически, рапорт стал единственным доказательством вины Балуха, поскольку даже сотрудники ИВС, которые присутствовали во время инцидента, в суде лишь подтвердили, что между Балухом и Ткаченко произошел конфликт, но нападения не видели.

«Не было никакого нападения, если бы была драка, я бы это видел», — пояснил в суде сотрудник ИВС Михаил Шубин.

Сразу после приговора по первому делу о патронах, Балух объявил голодовку и держит ее до сих пор. Сначала он пил только воду, позже, когда сил принимать участие в судебных заседаниях не осталось, и его несколько раз из суда отвезли на «скорой» в местную клинику, он стал есть сухари и пить кисель.

После очередного инцидента в СИЗО он вновь перешел только на воду.

После объявления голодовки Балуха перевели в отдельную камеру с постоянным видео-наблюдением. В справке о поощрениях и взысканиях Балуху во время его нахождения в СИЗО 32 выговора и три помещения в карцер на десять суток каждый раз за два месяца. Впрочем, судя по характеристике из изолятора, в другие дни «в карцер не водворялся в связи с отсутствием свободных мест».

«11.08.17 я находился в номере №2 ИВС ОМВД. Во время проведения утреннего обхода ко мне в камеру зашел Ткаченко и потребовал представиться. На мое заявление, чтобы он представился первым, он ответил, что не обязан мне представляться. На что я ответил, что в таком случае он не вправе требовать от меня, чтобы я представлялся. После этого он сказал: «Пошел ***** (далеко) ******* (представитель ЛГБТ-сообщества) ****** (нехороший), выходи на шмон». Тогда я вышел из камеры и заявил ему, что неприемлемо посылать людей, но он, проводя осмотр в камере, продолжал меня оскорблять. Выйдя из камеры, мне провели полный досмотр и повернули лицом к стене. В этот момент он, выходя из камеры, ударил меня, предположительно кулаком руки в область левой лопатки. Я спросил у него, зачем он так сделал, на что Ткаченко ответил: «Вас, хохлов, вообще надо вырезать, как вид». В этот момент Ткаченко отошел от меня на расстояние около двух метров и встал за спины других сотрудников ИВС, которые присутствовали при досмотре. После этого он продолжил оскорблять меня по национальному признаку и сказал, что моя мама — ***** (женщина пониженной социальной ответственности), родившая ***** (нехорошего человека)». После чего у меня наступило помутнение сознания, все как будто в тумане и я не помню, что происходило», — рассказал Балух об инциденте в ИВС.

Судя по видео с камер наблюдения, которые были показаны в суде, Балуха держали сотрудники ИВС, потом завели в камеру. Здесь он взял бутылку с жидким мылом и взмахнул ей в сторону Ткаченко, который стоял в дверях и продолжал оскорблять его. Чистящее средство попало на форму начальника ИВС, но это камеры уже не зафиксировали. После инцидента он уехал домой менять форму, и именно его вынужденное отсутствие, по версии обвинения, привело к дестабилизации работы учреждения. Других фактов нарушения работы ИВС со стороны Балуха не смогли назвать даже охранники.

Фото: Антон Наумлюк — специально для «Новой»

Имя Владимира Балуха постоянно фигурирует в дискуссии о возвращении украинских политзаключенных, находящихся в России. Особенно после начала голодовки режиссера Олега Сенцова, который потребовал освобождения всех украинских политзеков. Адвокат Ольга Динзе тоже считает, что шансы на освобождение Балуха есть, но окончательное решение может последовать только со стороны России, которая не демонстрирует желания освободить украинских заключенных.

«Пока я позицию России не услышала ни разу, - они все время говорят о том, что должны созреть какие-то условия. Какие условия, нам, к сожалению, не говорят», — отметила Динзе. При этом в деле Балуха есть фактор, который позволяет решить вопрос с его освобождением без юридических противоречий: он отказался от получения российского паспорта и признается российской стороной украинским гражданином. Защита Балуха, который голодает уже более ста дней, заявляет, что в случае освобождения активист хочет уехать на материковую территорию Украины.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera