Репортажи

«Надо свечку поставить, чтоб дождь пошел»

В Мурманской области лесные пожары тушат 15 добровольцев. Вместо экипировки им предлагают помочь молитвой

Доброволец. Фото: Татьяна Брицкая / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 78 от 23 июля 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

1
 

В Мурманской области впервые закрыт пограничный пункт пропуска в Финляндию «Лотта». Причина — КПП обступили пожары. Финны, наблюдавшие за распространением огня, били тревогу которые сутки: пламя вот-вот перейдет границу. В итоге финские пограничники сами включились в тушение и предоставили свой вертолет. Пока огонь перекрыл дорогу, в направлении границы стянуты силы пожарных со всей Мурманской области. Между тем пламя уже движется ко второму пункту пропуска — «Салла». В остальных частях Кольского полуострова горит не меньше. В области установилась аномальная жара: до +32 градусов. Дождей нет, и тундра полыхает. Тушить — некому.

Всего на полуострове зарегистрировано около 20 крупных возгораний. Горит Лапландский заповедник, горит в Кандалакшском, Ловозерском, Печенгском, Кольском районах, горит в окрестностях Териберки.

В Териберке нынче фестиваль: правительство области везет в депрессивный поселок песни, пляски и гостей. Чиновники в этих краях редкие визитеры, но на сей раз время явно выбрано не очень: жители боятся открывать окна из-за запаха гари, а дорога от Мурманска вся в едком дыму. По маршруту не меньше трех крупных возгораний. Горит уже около недели.

Дело, впрочем, не в том, что горит, а в том, что не тушат. На борьбу с огнем близ села ни нашлось ни сил, ни средств.

В пятницу районная администрация кинула клич: тушить пожар позвали добровольцев. Таких набралось 15 человек.

— Понимаете, ГПС (государственная противопожарная служба.Т. Б.) не имеет права тушить, далее чем в 200 метрах от дороги. Их вооружение не рассчитано на удаленные пожары. Этим должна авиалесоохрана заниматься. Но с ней администрации районов и городов должны заключать договоры. А денег нет. Вот никто и не тушит, — объсняет Владимир Кичигин, бывший начальник териберкской пожарной части. Вместе мы едем искать очаги возгораний, с которыми борются добровольцы.

— Тут ведь ГПС особо и не поможет. Горит ягель, огонь по низу идет, тут с рукава расход воды большой, а результата нет, — объясняет мне спутник.

— Нужны специальные ранцы — с насосом, знаете? Мотопомпы нужны, если рукава, то небольшого диаметра. Стоит все это копейки. Но ничего нет. Мы, бывало, вообще брали бутылку пластиковую, в крышечке дырки делали, воды наливали и так «прыскали».

— (продолжает) У нас в машине всегда штук пять таких бутылок было. Мы с ребятами в эти места выезжали, тушили. Да я и один как-то тушил: возвращался из Мурманска, по дороге остановился, потушил. На том же месте, что и сейчас горит. Но тогда небольшой пожар был.

Фото: Татьяна Брицкая / «Новая газета»

Первая остановка — 67-й километр. Дым доходит до дороги, вдалеке на грунтовой отворотке виднеется пожарная машина. Впрочем, от очага возгорания машина далеко, примерно в 300 метрах. Из нее — из рукавов — добровольцы просто берут воду и несут на себе дальше. Добровольцев 3 человека.

— Мы вообще из Кильдинстроя (поселок в 125 км от Териберки), нам вызов пришел, командир говорит, езжай — посмотри. Ну и поехали. Мы и вчера здесь были, только не тушили, — говорит начкар. В футболке и подвернутых штанах он неотличим от волонтеров и сейчас тушит вместе с ними. У всех четверых пожарные рюкзаки да лопаты. Огонь змеей вьется по тундре на сотни метров. Ветер меняется, становится все сильнее. Огонь ширится, идет на людей. Люди уходят в дым. Возвращаются, отплевываясь и вытирая пот, набирают еще воды и снова тащатся в гору свои 300 метров — до первых языков пламени. Под ногами у них горит земля. Ни противогазов, ни респираторов, конечно, нет. Глаза слезятся, порывы ветра поднимают облака пепла.

— Ты б машину хоть на горку подогнал, ребятам бы меньше бегать пришлось, тут же ровно — тундра, болота нет. Рукава на 180 метров растянешь — уже ближе, — вносит рацпредложение Владимир.

— Машина не один миллион стоит. Если что случится, кто отвечать будет? — реагирует водитель.

— Эх, а мы бы с ребятами точно рискнули, — сетует Кичигин, садясь в свою машину. — Но его ведь понять можно. На него, и правда, если что, все повесят. Кто его защитит? Вы не думайте, что не тушат по халатности. У нас же в частях по два человека осталось, всех сократили. Дернешь людей из поселка — там никого не останется на случай ЧП.

Фото: Татьяна Брицкая / «Новая газета»

Добровольцев привлекли местные чиновники. Накануне в соцсетях появилось объявление, сулящее 5 тысяч рублей за день работы на пожаре. В комментариях отписались человек 50, но к моменту отправления автобуса набралось полтора десятка. Из Мурманска, Колы, Североморска.

Василий Левин, уполномоченный от районной администрации, удивляется, что самих териберчан среди волонтеров не обнаружил.

— Второй раз добровольцев привлекаем, — рассказывает Владимир. — Года два назад в районе Орловки горело, тоже взяли людей. Их пограничники на катере высадили. И тоже ничего не было — одни ведра дали. А ведь рукава и мотопомпы копейки стоят, говорю же. Помпа — 15 тысяч, рукав — полторы, ранцы — по три. Полтинник потратили всего — и пусть бы лежало на складе на такой случай. А то чем поливать? Чайниками, что ли, или бутылками? По телевизору ракеты показывают, «Сарматы», «Кинжалы», а на земле у нас вот что…

Фото: Татьяна Брицкая / «Новая газета»

Кичигин жалуется: по всей области после выхода очередного приказа МЧС создано огромное количество добровольных пожарных дружин, в которых состоят «девочки на калбучках». В отчетах для начальства все хорошо.

А вот реальных добровольных отрядов, которые бы содержались областным бюджетом, были обучены, экипированы и реально могли прийти на помощь, нет.

Проезжаем второй очаг: к нему не подобраться, его не тушат. Кичигин говорит, когда горит тундра, вертолет не поможет. Правда, вертолет все-таки есть. Один. Да еще 10 парашютистов, направленных в Мурманск из Вологды. Накануне область официально запросила помощь у соседних регионов.

Губернатор Ковтун признала, что «потушить такие массивы своими силами не представляется возможным». К слову,

в Мурманске только прошли крупные учения МЧС. Одна из версий, почему с тушением затянули — все были заняты на маневрах с большим начальством.

Фото: Татьяна Брицкая / «Новая газета»

Третий пожар — за озером. Протяженность в длину — от двух до четырех километров. Тушить его на лодке отправился десяток добровольцев. Тушат уже 4 часа, но видимых успехов нет. Нет у них и помпы, воду сами набирают в рюкзаки в озерце метрах в 200 от пожара. Огонь идет навстречу людям, против ветра.

Василий Левин стоит на берегу. С его футболки на пожар пристально смотрит Путин в пилотке. «Самый вежливый президент», — гласит надпись. На вопрос, вернутся ли сюда добровольцы на следующий день, пожимает плачами: вряд ли. По разговору понятно, что и не планировали.

— Жалко церкви тут нет, я бы свечку поставил, чтоб дождик пошел, — неожиданно говорит Левин. — По-другому не потушим.

— Помогает? — спрашиваю.

— Иногда. Если помолиться хорошо.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera