Комментарии

Границы теократии

Как национализм размывает современный Иран

Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 81 от 30 июля 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Камиль Галеевисторик

 

Когда мы обсуждаем Иран, мы слишком часто уделяем внимание лишь персидской традиции этой страны, совершенно упуская из виду фактор этнических меньшинств. Самым важным из этих меньшинств с демографической и политической точки зрения является тюркское. На самом деле Иран исторически был куда более тюркской страной, чем, например, Турция. С XI по XX в. Ираном практически непрерывно правили тюркские завоеватели (сельджуки, хорезмийцы, тимуриды, ак коюнлу, сефевиды и т.д.). Хотя Османская империя тоже была основана тюркскими кочевниками, в ней степные традиции племенной демократии умерли уже к 1500 г. и сменились централизованной бюрократией, в то время как в Иране еще в XVIII в. по важным поводам (например, объявления войны) собирались курултаи — ситуация абсолютно немыслимая в Турции.

Тюрки были правящим сословием в Иране и гораздо строже придерживались тюркских традиций государственного управления, чем тюрки в бывшей Византии. Часть Ирана (нынешняя Республика Азербайджан и Иранский Азербайджан) была особенно глубоко отюречена — здесь на тюркском заговорили даже низшие классы. Мы можем сравнить ситуацию в Иране с положением в Больших Нидерландах: в то время, как французский был языком правящей элиты и госуправления по всему региону (даже заседания Нидерландских штатов проводились на французском), только юг (Валлония и Брюссель) был офранцужен тотально, так что даже простолюдины переняли французский язык и культуру. То же самое случилось в Большом Азербайджане.

И это не случайно. Иран был лишь одним из примеров исторической тенденции: все великие «гидравлические империи» Востока — Китай, Индия, Иран и Восточный Рим — пали перед кочевниками, не отбился никто. Крах построенных кочевниками империй в Иране и в Китае в XX в. поставил новые режимы перед проблемой: что держит «нас», бывших подданных одного монарха, вместе? Действительно, одним из преимуществ монархии является способность к удержанию политического единства гетерогенного населения, с этим монархии справляются куда лучше, чем республики. Собственно, поэтому падение монархии так часто сопровождается отпадением провинций. Как монгольские князья писали в письме в Петербург в 1912 г., они приносили присягу Цинскому императору в Пекине, но с падением династии Цинн их больше ничего не связывает с Пекином. В итоге Китай потерял Внешнюю Монголию, а оставшиеся окраины он сохранил только путем масштабных репрессий и ханьской колонизации. Но эти инструменты, доступные Китаю с его 92% ханьцев, недоступны Ирану, где персы составляют всего половину населения.

Теократия — единственное, что до сих пор держит иранцев вместе. Историк Франсуа Гизо заметил, что крестьяне, ненавидевшие институты феодальные, часто испытывали любовь к институтам теократическим и монархическим, представлявшим не грубую власть человека над человеком, а лишь власть некоторой идеи. В Иране — идеи шиитской. Однако эта общая идентичность уже размывается национализмом, как тюркским, так и персидским.
 

Подъем этнического национализма в Иране хорошо виден по карикатурному скандалу 2006 г., когда иранская газета опубликовала карикатуру, на которой были изображены тараканы, говорящие на азербайджанском, с подписью, что 

язык тараканов слишком сложен и прибегать к логике в общении с ними бессмысленно, так что единственное, что вам остается сделать, — прибегнуть к насилию.

После этого весь Иранский Азербайджан охватили массовые протесты с десятками погибших. Газета была закрыта. В 2015-м в детской телепередаче показали азербайджанского ребенка, чистящего зубы туалетным ершиком. Последовали новые демонстрации с многочисленными арестами и одним погибшим.

В то же время, персидский национализм становится точкой притяжения для оппозиции теократическому режиму. Каждый год на день взятия Вавилона войсками Кира Великого, основателя империи Ахеменидов, десятки тысяч протестующих собираются у могилы Кира, славят доисламское прошлое Ирана и кричат националистические слоганы.

В случае падения режима мулл в Тегеране их, скорее всего, сменят персидские националисты. Это, наиболее вероятно, спровоцирует рост сепаратизма окраин — в первую очередь Иранского Азербайджана. Исход противостояния будет решаться позицией Турции и России — станут ли они вмешиваться в конфликт на стороне, соответственно, азербайджанцев и Тегерана.

Теги:
иран

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera