Репортажи

«С вами на свидание идти не собираюсь!»

Это все, что чеченские приставы смогли сказать корреспонденту «Новой» в ответ на требование соблюдать закон

Фото: ПЦ «Мемориал»

Общество

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

 

Процесс по делу правозащитника Оюба Титиева, который продолжается в Чечне, не радует публику разнообразием сюжета, однако работники судов делают все возможное, чтобы мы, зрители, там не скучали.

В среду мы посмотрели сразу две серии: до обеда Шалинский городской суд слушал свидетелей обвинения, а после обеда Верховный суд Чечни рассматривал апелляционные жалобы адвокатов на предыдущие «технические» решения судов.

Главу грозненского отделения «Мемориала», напомню, обвиняют в хранении 206 граммов марихуаны без цели сбыта и без намерения их лично использовать (все анализы подтверждают: Оюб чист, наркотиков никогда не употреблял).  По версии обвинения, пакет с наркотиками вызывающе выглядывал из-под водительского сидения «Лады-Калины», когда утром 9 января сотрудники ППС остановили Оюба Титиева для проверки. По версии самого правозащитника, в то утро он был задержан дважды: в первый раз, когда в его машине вдруг обнаружился тот самый пакет, его доставили в Курчалоевский РОВД и предложили написать «явку с повинной». Когда Титиев, несмотря на угрозы, отказался это делать, указав на то, что при задержании не были соблюдены элементарные процессуальные приличия — не было даже понятых, — его вывезли на то же место и снова задержали, уже с имитацией законности: с понятыми и криминалистом. И вот уже восемь месяцев он находится под стражей.

Шалинский городской суд, который притулился в полуподвальном уголке скромного бизнес-центра по соседству с фирмами, оказывающими всякие другие услуги, продолжает одного за другим слушать полицейских, работающих в Курчалоевском РОВД.

Здание Шалинского городского суда Чеченской республики. На фасаде - портреты президента РФ Владимира Путина, главы Чеченской республики Рамзана Кадырова и его отца, первого президента ЧР Ахмата Кадырова. Фото Карина Градусова/ специально для «Новой»

Всего обвинение заявило 65 свидетелей, и вот уже три заседания они тянут одну и ту же монотонную песню: Оюба не знал, не видел, не задерживал; какую форму носят сотрудники, не помню; какие машины имеются в подразделении, не знаю. Все эти детали важны, потому что Титиев довольно подробно описал полицейских, которые его задержали, их форму (зеленый камуфляж, распространенный в чеченской полиции) и машину (цвета хаки), на которой они передвигались. Но свидетели, действующие сотрудники, работающие в «тяжелом» регионе, имеющие право на ношение оружия, вдруг впали в коллективную деменцию. И лишь у некоторых случаются проблески:

— Вы в какой форме заступили в тот день? — спрашивает адвокат Заикин.

— В обычной нашей ментовской. Вот как эти сидят, — отвечает свидетель Багаев, оглядываясь на коллег, присутствующих в зале, которые все как один одеты в синюю камуфляжную форму.

— Ну не хорошо, свидетель! Вы же действующий сотрудник полиции!

— Я вот и говорю! Обычная наша ментовская форма.

Очевидно, свидетели обвинения по кирпичику, все вместе выкладывают картину, согласно которой Оюба Титиева в тот день вообще никто не задерживал, ему показалось. Его не припоминают даже те, кто в этот день стоял на КПП и пропустил его машину вовнутрь: она и до сих пор находится на территории Курчалоевского РОВД. Непонятно одно: как в таком случае Оюб вообще оказался в тот день в отделе полиции, где провел — и это задокументировано — больше десяти часов.

Руководитель чеченского  «Мемориала» на скамье подсудимых с решетками. Его обвиняют в незаконном хранении наркотиков. Справа – его адвокаты Илья Новиков и Петр Заикин. Фото Карина Градусова/ специально для «Новой»

После обеда состоялись вторые слушания, касающиеся Титиева: Верховный суд Чечни рассмотрел апелляционную жалобу его адвокатов  на прежнее решение суда, которым тот определил, что дело вполне может рассматриваться в Чечне. А адвокаты, со своей стороны, настаивают, что это невозможно, поскольку глава Чечни Рамзан Кадыров, человек в республике очень авторитетный, многократно публично высказывался о вине Оюба Титиева, и судьям в Чечне будет сложно игнорировать его мнение. К тому же существуют и другие  свидетельства того, что с судьями в Чечне регулярно ведется «воспитательная работа». Так, адвокаты упомянули видеосюжет, вышедший в теленовостях 6 мая 2016 года. Он назывался «Рамзан Кадыров выступил с резкой критикой судей Верховного суда региона».

Нынешняя тройка судей Верховного суда отказалась  приобщать данный ролик, сославшись на то, что он не имеет отношения к обстоятельствам рассматриваемого дела. Но, без сомнения, им и так известно, что в этом видео: Рамзан Кадыров, не стесняясь в выражениях, чехвостит судей, за то, что они выносят «не те» приговоры. «Если у тебя есть честь и достоинство, ты должен написать заявление, Каратаев», — обращается чеченский глава к тогдашнему председателю Верховного суда Каратаеву. (Кстати, Каратаев вскоре действительно покинул свой пост.)

Зная все эти обстоятельства, трудно ожидать непредвзятого отношения к Оюбу Титиеву.

В клетке у Титиева - материалы его уголовного дела. Фото Карина Градусова/ специально для «Новой»

— Речь идет о том, что о виновности подсудимого уже высказался человек, чье мнение обязательно к исполнению, — настаивал  адвокат Илья Новиков.

— Вы думаете, для нас это действительно обязательно? — мягко поинтересовался председательствующий судья Мадаев.

— Да.

— Вы ошибаетесь.

Руководитель московского бюро Human Rights Watch Татьяна Локшина и родственники Оюба Титиева разговаривают с ним в перерыве судебного заседания. Фото Карина Градусова/ специально для «Новой»

Судьи объявили перерыв и удалились обсуждать решение. Мы все спокойно ожидали отказного постановления,  основанного на апелляции к закону и игнорирующего здравый смысл — такого, какие блестяще умеют делать чеченские судьи, сохраняя интеллигентный фасад процесса отправления правосудия. И тут вдруг оживление внесла служба судебных приставов: один из сотрудников (номер жетона 03090) попытался  помешать слушательнице сфотографировать монитор, который показывал нам Оюба в СИЗО.

В коридоре суда. Фото Карина Градусова/ специально для «Новой»

«Вам судья разрешил? Вам судья прямо не разрешил! Хотите фотографироваться — выходите на улицу и там фотографируйтесь!» — горячился он. Елена Милашина из «Новой» попыталась заступиться за закон и объяснить приставу, что разрешение или запрет судьи на съемку касается именно самого процесса и никак не может распространяться на перерыв, во время которого помещение суда — просто публичный объект, открытый для любого гражданина Российской Федерации. Журналистка «Новой» ссылалась даже на решение пленума Верховного суда, однако пристав оставался глух к аргументам, а своих не приводил.

— Представьтесь! — настаивала Милашина. — Как ваше имя?

— Зачем вам мое имя? Я с вами на свидание идти не собираюсь!

— Прекратите кривляться! Вы по закону обязаны представиться!

— Мы с вами семью строить собираемся? У нас с вами любовь?

— Вы должностное лицо!

— Вот мой номер! Так и обращайтесь ко мне!

Не находя других аргументов в этом споре, «номер 03090» попытался даже хватать Лену за руки, чтобы вытащить из зала. На шум в помещение вбежали коллеги пристава. Одна из его коллег с порога бросилась в бой:

— Что вам надо? Почему вы всегда приезжаете и устраиваете скандал? — кричала она, прикрыв на всякий случай свой бейджик.

—  Зовите свое начальство!

— Мы полицию вызовем!

— Зовите полицию!

Подоспевший руководитель отдела УССП Муса Сапаров (без жетона) тоже не смог убедить своего подчиненного представиться. Зато попытался обосновать избирательное действие закона на территории Верховного суда Чечни:

— Вы поймите, во всяком субъекте федерации, во всяком суде, действуют  свои правила, установленные судом.

— Кто здесь установил эти правила, противоречащие российскому закону? Покажите, где с ними можно ознакомиться? Где они висят?

— Так [дела обстоят] везде! Везде! По указанию председательствующего действуют [судебные приставы]. Ничего они не нарушают! Они выполняют свою работу. Жалуйтесь сколько угодно!

Друзья и родственники Оюба Титиева во дворе Шалинского суда. Фото Карина Градусова/ специально для «Новой»

«Новая газета» сегодня же обратится с жалобой на имя председателя Верховного суда Чечни Алавдина Гардалоева — именно в его полномочия входит обеспечение административного порядка в суде. По счастью, все случившееся снято на видео нашими коллегами из ЧГТРК «Грозный», которые любят коллекционировать острые эпизоды на процессе и потом выпускать их в эфир с хлесткими комментариями. Ранее в этот день защита Оюба Титиева настаивала на том, чтобы грозненским журналистам разрешили съемку в заседании и чтобы процесс был по-настоящему открытым, но суд им в этом отказал. В перерыве, оставаясь строго в рамках права, коллеги начали снимать инцидент с приставами.

Теперь мы с нетерпением ждем, когда в эфир выйдет новость «про скандал, который в очередной раз устроила в суде «Новая газета» — однако и впредь будем защищать право журналистов свободно осуществлять профессиональную деятельность.

Адвокаты Илья Новиков, Петр Заикин и Марина Дубровина после окончания процесса. Следующее заседание назначено на 8 августа. Фото Карина Градусова/ специально для «Новой»

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera