Комментарии

Отвлечь и запугать

В Беларуси два дня шли обыски в редакциях и аресты журналистов

Фото: Виктор Драчев / ТАСС

Этот материал вышел в № 86 от 10 августа 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

2
 

Эта белорусская задача кажется самой простой из всех арифметических, но решения пока никто не нашел. Ничего не складывается, не вычитается и не делится, несмотря на общий знаменатель — государственное информационное агентство БелТА и его донос на коллег.

Дано: пять редакций в Минске, где в течение двух дней — 7 и 8 августа — прошли обыски; пятнадцать задержанных журналистов, из которых восемь освобождены после допросов, а семеро — задержаны в качестве подозреваемых; десятки вынесенных из обысканных редакций и квартир журналистов компьютеров; два суровых сообщения следственного комитета Беларуси о работе по раскрытию преступления, предусмотренного частью 2 статьи 349 белорусского УК, — «несанкционированный доступ к компьютерной информации, совершенный из иной личной заинтересованности, повлекший причинение существенного вреда», то есть к платной ленте БелТА.

Вопрос: что между всеми этими редакциями и журналистами общего?

Ответ: ничего.

7 августа, когда сотрудники следственного комитета в сопровождении ОМОНа пришли в редакции портала tut.by и информационного агентства БелаПАН, казалось, что какая-никакая — примитивная, гэбэшная — логика все же есть: это два крупных негосударственных СМИ, так что интерес к их компьютерам, сдобренный постановлением об обыске, вполне укладывался в схему простых арифметических действий.

В следственный комитет увезли генерального директора tut.by Людмилу Чекину и главного редактора Марину Золотову, журналистов Анну Калтыгину, Ульяну Бобоед, Дмитрия Бобрика, Анну Ермаченок, Галину Уласик. Одних увозили из редакции, других — из дома. Привезли в СК и бывшего редактора Евгению Березюк, которая уже два года не работает на tut.by. В БелаПАН задержали обозревателя Татьяну Коровенкову, причем обыск провели не только у нее на работе и дома, но еще и в доме родителей в Сморгонском районе. Ближе к вечеру на допрос доставили дежурного редактора БелаПАН Андрея Середу. Следователи ссылались на уголовное дело о несанкционированном доступе к материалам агентства БелТА.

В тот же день на сайте СК Беларуси появилось официальное заявление:

«Поводом к возбуждению уголовного дела послужило сообщение республиканского унитарного предприятия «БелТА» о сбоях при осуществлении доступов к платной подписке услуг, которые предоставлялись названным предприятием одному из его заказчиков. В ходе проверки сотрудниками МВД выявлены многочисленные факты неправомерного доступа к компьютерной информации, собственником которой является «БелТА». На протяжении двух лет (2017–2018 гг.), без ведома и согласия республиканского унитарного предприятия, совершено более 15 тысяч несанкционированных подключений к информации, хранящейся в компьютерной системе предприятия. В результате совершенного преступления РУП «БелТА» причинен существенный вред, выразившийся в неправомерном завладении и использовании защищенной от постороннего доступа информации, а также подрыве деловой репутации предприятия».

Марину Золотову, Анну Калтыгину, Татьяну Коровенкову, Галину Уласик и Анну Ермаченок оставили под стражей — для начала задержали на трое суток в качестве подозреваемых. Остальных отпустили с подпиской о неразглашении.

А вот на следующий день началось нечто совсем непонятное, разрушающее любые попытки найти логику. Потому что с обысками пришли в редакцию газеты «Культура» (государственное издание, орган соответствующего министерства), в офис портала realt.by (крупнейший в Беларуси портал о недвижимости, никаких официальных новостей не публикующий), домой к редактору сайта «Белорусы и рынок» (экономическое издание) Александру Жукову и журналисту Deutche Welle Павлу Быковскому.

Трех журналистов realt.by — Игоря Хмару, Марию Сороку и Елену Масловскую — и главного редактора портала Владислава Кулецкого увезли на допрос, но затем освободили. А вот Жукова и Быковского — задержали. На трое суток в качестве подозреваемых. Причем у обоих допрашивали жен, взяв затем с них подписку о неразглашении. Так что жена Павла Быковского Ольга смогла написать в своем фейсбуке кратко: «Они забрали всё и Пашу. Набираю с плеера, потому что не осталось никакой техники». Скоро белорусские журналисты и их родственники смогут и на утюге набирать тексты — компьютеры стали как-то слишком беззащитны перед согражданами в сером.

Таким образом, если между tut.by и БелаПАН связь еще можно установить, то газета «Культура» и портал о недвижимости в эту схему никак не укладываются. Ставлю тысячу против одного, что ребятам, пишущим о рынке недвижимости, лента официального БелТА в работе нужна меньше пасьянса на рабочем столе. Журналисты БелаПАН и tut.by, конечно, пользовались информацией БелТА, находящейся в открытом доступе, со ссылкой на источник. И культура с недвижимостью тут абсолютно ни при чем, как ни при чем и само государственное агентство, чье руководство всего лишь, судя по масштабу событий, под диктовку больших начальников написало заявление в правоохранительные органы.

Владелец портала tut.by Юрий Зиссер во время обыска говорил, что нет никакой политики в этом деле, и это вообще дело не против tut.by, а лишь против нескольких журналистов. Но к концу дня, когда следователи изъяли десятки системных блоков и занялись скачиванием с офисных серверов внутренней информации компании, включая бухгалтерию и корпоративную почту, он написал на своей странице в фейсбуке: «С утра политика не была заметна. Однако к концу дня событие получило столь космические масштабы отражения в различных государственных СМИ, совершенно несоразмерные существу дела, что политическая подоплека стала очевидной». А на следующий день Зиссера тоже вызвали на допрос. Правда, выпустили. Но с подпиской о неразглашении.

Словом, задачка не решается, если пытаться искать логику. А вот если просто сказать «начинается тридцать седьмой год» — тогда все быстро становится на свои места. И даже понятно, откуда он взялся.

Все началось с инсульта. Вернее, с исчезновения Александра Лукашенко с экранов, отмены нескольких официальных мероприятий с его участием и внезапно разорвавшейся в Сети бомбой: а глава-то в полном коматозе!

Случалось в прежние годы, что Лукашенко исчезал на несколько дней. Похохатывали, случалось, острословы социальных сетей, но никогда прежде слух не обсуждался так активно — не только среди журналистов и в интернете, но и на остановках, и в автобусах, и в магазинах. Одни пытались воспроизвести голос Левитана, другие вспоминали дыхание Чейна–Стокса, третьи на всякий случай пополняли домашние запасы спиртного, четвертые опасались, что сейчас начнется большой бэмс, хаос и передел всего, и на этом фоне зеленые человечки безболезненно повторят крымскую историю. А журналисты еще и звонили в инстанции и требовали комментариев.

На этом фоне, конечно, самое эффективное — это, во-первых, отвлечь, а во-вторых, запугать. При этом без всякого определения мишеней. Отвлечь — всех, и новое громкое уголовное дело годится для этого лучше всего. Особенно если это дело против журналистов. Потому что другие журналисты реагируют на аресты коллег куда активнее, чем на любой коррупционный скандал. Теперь все будут писать исключительно об этом. Звонить в инстанции и требовать комментариев тоже будут — только не об инсульте, а о репрессиях против коллег. Запугать — тоже всех, потому что этот фатальный экскаваторный ковш загребает, оказывается, всех, а не только журналистов независимых сайтов. Вот вам недвижимость, вот вам культура. Завтра подгоним сельское хозяйство и моду, если что. Придем к каждому.

Но слух об инсульте откуда-то появился. И вообще в последнее время белорусская власть начала протекать, как старый башмак, — утечки стали обычным делом, хотя раньше все чиновные рты были наглухо зашиты. И задержания журналистов — прекрасная возможность поговорить с ними об источниках информации. Обсудить их всесторонне. Поинтересоваться, не из России ли про инсульт рассказывают. Пригрозить. Предложить свободу и сотрудничество. Рассказать, что остальные уже давно все подписали. Времени на это хватит: трое суток только на воле проходят быстро. В тюрьме они тянутся медленно, особенно когда все только начинается.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera