Сюжеты

Врачей поднимают на «вилки»

ФОМС и страховые компании отказываются платить больницам за вылеченных пациентов. Меньше всего получат те, кто лучше всех работает

Этот материал вышел в № 88 от 15 августа 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

12
 
Петр Саруханов / «Новая газета»

Полгода назад Мурманск потряс скандал: пожилая женщина умерла после того, как ее отказались госпитализировать в областную больницу. Нет, на улицу ее никто не гнал, отвезли в другую клинику. Только время было упущено.

Причина, по которой бабушку таскали по лазаретам, абсурдна и проста одновременно: больница исчерпала лимит оказания медпомощи, назначенный ей комиссией территориального фонда ОМС.

Каждый год клерки определяют плановые объемы медицинской помощи для каждого лечебного учреждения. С реальностью, как показывает практика, они имеют мало связи. Зато реально бьют по карману больниц: превышение плановых объемов не оплачивается. Главврачи попадают в «вилку»: нарушить врачебную присягу или загнать клинику в долговую яму.

Смерть «лишней» пациентки долго обсуждали на форумах и в СМИ. Но ничего не изменилось. В начале августа мурманский Территориальный фонд медстрахования и компания СОГАЗ единым фронтом отстаивали в суде право не платить за пролеченных пациентов уже другой больнице. Основной аргумент — ​«излишняя доступность» медицины для людей:

— Они искусственно повышают доступность медицинской помощи. У них даже очередей нет! — ​возмущалась представитель Фонда поведением «нерадивой» больницы.

Говоря языком юридическим, в вину Мурманскому многопрофильному центру имени Пирогова, подавшему в суд на страховую компанию, ставилось превышение тех же плановых объемов оказания медпомощи — ​то есть слишком большое, на взгляд клерков фонда, число пациентов, получивших там лечение.

Процессы, в которых медики в суде добиваются от страховых компаний денежных выплат за перевыполнение планов, идут по всей стране. Они составляют 62% от общего числа исков, поданных лечебными учреждениями. Судьи в 80% случаев принимают сторону больниц — ​и здравого смысла. Потому как в ситуации катастрофической недоступности медицины для населения штрафовать врачей за оказанную людям помощь, мягко скажем, странно. Однако немалое число положительных решений и четкая позиция Верховного суда, год назад вынесшего определение, обязавшее страховщиков платить за оказанные по ОМС услуги вне зависимости от соблюдения или превышения плановых объемов, не снимают проблемы.

Снова и снова страховщики утверждают, что не получают «лишних» денег от ТФОМС, однако сами не спешат подавать к фондам регрессные иски, вместо этого просто не целиком оплачивая поданные клиниками счета. А комиссии фондов, которые утверждают эти самые плановые объемы на год для каждого учреждения, расширять лимиты не торопятся, и на пересмотр в течение года идут нехотя. Хотя по закону препятствий никаких, даже наоборот: «предложение» должно расти с увеличением «спроса» — ​чем выше заболеваемость, тем больше возможные объемы помощи.

Но это де-юре ФОМС — ​независимый от Минздрава источник финансирования медицины. А де-факто фонд в каждом регионе тесно связан с соответствующим региональным ведомством. И действует строго в рамках отпущенного им бюджета. Будучи гарантирован от жалоб и судов прямой зависимостью каждого главврача от того же Минздрава. Страховые компании, вроде как обязанные стоять на страже интересов пациента, ситуация устраивает: мир и согласие.

— Мы только передаем деньги, мы посредники — ​и все, — ​чистосердечно заявил в суде мурманский представитель СОГАЗа.

Согласие нарушают, как правило, частные клиники, вошедшие в программу ОМС, либо, как в случае с мурманской «пироговкой», входящей в структуру Федерального медико-биологического агентства, учреждения высокого уровня, не зависящие от региональных министров. Пациенты голосуют за них ногами: уровень диагностики и лечения там, как правило, выше оптимизированных до предела областных больниц и поликлиник. А чем больше пациентов пролечено, тем меньше денег получит учреждение. При превышении плановых объемов фонд автоматически применяет к тарифам на оплату медуслуг понижающий коэффициент. Помимо того что в Мурманской области, например, тарифы и так пересматриваются комиссией фонда ежемесячно — ​и всегда в сторону уменьшения.

В Мурманске в этом году на расширение лимитов крупные больницы подавали уже весной. В мае им отказали с формулировкой «в связи с отсутствием резервных объемов». В переводе — ​денег нет.

В суде представительница фонда объясняла: если бы в других больницах лимиты были бы не освоены, тогда их могли бы «перекинуть» более востребованным коллегам. Но в мурманских клиниках «нет пустого места». Однако доводы о росте заболеваемости в фонде не принимают, требуя предоставить доказательства эпидемии, мора или катастрофы — ​чего-нибудь апокалиптического. В противном случае наплыв пациентов к врачам трактуется как мухлеж. Дескать, госпитализируют всех подряд — ​а потом счета выставляют. Впрямую в исключительно коммерческом интересе клинику Пирогова публично обвинил в суде представитель СОГАЗа.

Досталось и пациентам:

— Может, они по 10 раз к врачам ходят, — ​предположили представители фонда. Забывая, что на плановые операции (в «пироговке» — ​только такие) являются только с талонами на госпитализацию, полученными в самых разных поликлиниках области.

В свое время первой урок борьбы за средства ОМС преподала питерская частная «КардиоКлиника», выбив деньги с помощью ФАС, — ​доказав, что экстренно оперировала пациентов не ради длинного рубля, а спасая жизни. Частники пошли этим путем и потихоньку пытаются объединяться. Соответствующую рабочую группу создала Ассоциация частных клиник Санкт-Петербурга, коллективные иски и обращения подают клиники на Алтае.

Государственные больницы судятся поодиночке. В прошлом году выиграла дело против СОГАЗа больница РЖД в Амурской области. Решение, многажды обжалованное ответчиками, устояло в окружном арбитраже. Успешно дошла до Верховного суда читинская медсанчасть ФМБА. А вот такая же медсанчасть того же агентства, только в Сосновом Бору Ленобласти арбитраж при прочих равных проиграла. В отсутствие прецедентного права подобные дела всегда будут лотереей. И значит, перед каждым главврачом будет стоять вопрос: оказать помощь человеку или подумать о том, чем платить зарплату своим докторам. Создается абсурдная ситуация, при которой медицинские показания для госпитализации конкурируют с экономическими.

При этом федеральный закон на стороне пациента: он вправе выбрать лечебное учреждение, а ему не имеют права отказать в помощи. Однако эти нормы права терфонд и, судя по всему, Минздрав, готовы игнорировать. А страховая компания становится элементарной прокладкой, зарабатывая только на штрафах и даже не пытаясь выбить из органа-банкомата, каковым является фонд, недоплаченные деньги.

Кстати, о банкомате. Представитель фонда в суде, например, уверяла, что, если человек получает помощь специалиста раньше чем через 30 дней, с него не грех и денег взять. Видимо, за эталон принята Терская ЦРБ на юге области, состояние которой весной заставило людей выйти на митинг: там номерка к терапевту ровно столько и ждали — ​месяц.

Суд мурманская «пироговка» выиграла, получив три с лишним миллиона — ​это долг только за февраль 2018 года. Остальные иски впереди. Другая больница — ​«Севрыба» — ​за прошлый год недополучила 116 миллионов. 12 тысяч пациентов в год ей никак не вбить в установленный лимит в 9000 госпитализаций. Взыскивать деньги главврач не стал. Его контракт лежит в Минздраве, а Минздрав ссориться с фондом явно не велит. Больница — ​едва ли не банкрот. К слову, сумма, которую ей должны за год, немногим больше той, что в год отпускается на содержание самого ТФОМС (в 2018 году — ​104 миллиона). На этой неделе информагентства опубликовали данные о зарплатах руководства терфонда. Директор получает 225 тысяч в месяц, каждый из двух замов — ​чуть более 200. Вячеслав Акульчев, сам по профессии доктор, директорствует в ТФОМС уже 17 лет. Прославился он одним: тем, как на заседании облдумы попенял, что спустя 4 месяца после проведения во все той же «пироговке» первой процедуры ЭКО ни одна пациентка не успела произвести на свет ребенка.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera