Комментарии

Владимир Мукусев: «У дружбы и памяти нет срока давности»

1 сентября 1991 года погибли журналисты Виктор Ногин и Геннадий Куринной. Виновные не найдены, погибшие — тоже

Этот материал вышел в № 93 от 27 августа 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Недалеко от города Хорватская Костайница 6 лет назад был открыт памятник погибшим на Балканской войне репортерам Гостелерадио СССР — Виктору Ногину и Геннадию Куринному. 1 сентября этого года — в день их гибели — на памятнике появится табличка с текстом указа президента России о награждении журналистов орденами Мужества.

Прошло 27 лет со дня убийства. Все эти годы журналист Владимир Мукусев пытался сделать то, что не смогло и не захотело сделать государство, — узнать, кто убил, найти останки, чтобы, воздав почести, похоронить на Родине. Об этом его книга «Не стреляйте, мы ваши братья».

Эта книга о преданной памяти.

Я журналист, мое дело — факты. А факт заключается в том, что утром 1 сентября 1991 го­да два собственных корреспондента Гостелерадио СССР Виктор Ногин и Геннадий Куринной выехали на съемку из Белграда в сторону Загреба. Они не первый месяц работали в зоне военного конфликта — в раздираемой жестокой войной Югославии — и не первый раз подвергали свою жизнь опасности, потому что эта горячая точка тоже не была для них первой. Только вот в этот раз они домой не вернулись…

Когда меня спрашивают, почему столько лет эта история не дает мне покоя, почему мешает жить и даже разводит «по разные стороны баррикад» с иными коллегами и друзьями, я всякий раз теряюсь с ответом. Что тут сказать? Что один из пропавших журналистов, Виктор Ногин, был моим близким другом и что долгое время я бился над «югославским делом», надеясь найти ребят пусть в плену, конц­лагере, искалеченными, в больнице, но живыми?.. Конечно, это было главной причиной. Или что спустя несколько лет, проводя свое журналистское расследование, я мало-помалу терял эту надежду, но почитал своим профессиональным и человеческим долгом добиться истины, раскрыть загадку их исчезновения и рассказать, как все было на самом деле? Да, и это тоже. Но отчего теперь, спустя целую жизнь, я упорно, вопреки всем и всему продолжаю поиски? Да, <…> все быльем поросло. Да, они оказались первыми, но отнюдь не последними в том скорбном списке советских (а потом и российских) журналистов, которые пропали без вести, были взяты в плен или убиты неизвестными… И давно уже закончилась та, не наша, Балканская война. И нет уже Гостелерадио СССР, которое отправило Виктора Ногина и Геннадия Куринного в последнюю в их жизни командеровку. Да что там — и страны тоже нет, той самой страны, которую они представляли на Балканах, именуясь «русскими корреспондентами».

Но для меня все эти доводы — вот беда — каждый раз звучат «за», а не «против». За то, чтобы довести расследование до конца и добиться — насколько это возможно через столько лет — окончательной ясности. За то, чтобы все-таки попытаться поставить в той старой, полузабытой трагической истории последнюю точку. И как раз потому, что они были первыми. Потому, что, сколько бы народа мы не потеряли с тех пор, как Советский Союз исчез со всех карт мира, хочу верить, что журналистская солидарность еще существует, восстановление справедливости все еще возможно. А самое главное — потому, что я убежден: у человеческой дружбы и человеческой памяти нет срока давности.

В Союзе журналистов в Москве есть стена с портретами погибших журналистов — но фотографий этих двух ребят там почему-то нет. Я хочу, чтобы эта очевидная несправедливость была исправлена. И еще я хочу, чтобы однажды Витя Ногин и Гена Куринной все же вернулись домой, в русскую землю. Вернулись посмертно — самым печальным, но единственно возможным теперь достойным образом. <…>

В самом начале я сказал, что мое журналистское дело — это факты. Однако все, что будет рассказано дальше о событиях 1 сентября 1991 года, — все-таки версия. Моя версия, основанная тем не менее исключительно на добытых фактах: интервью, фотографиях, встречах, результатах поисковых работ. Давным-давно появилась в моей жизни обыкновенная черная папка для документов, в которую я складывал год за годом свидетельства моих поисков. Теперь вы держите эту папку в руках — конечно, не в прямом смысле слова. Отныне, перелистав эти страницы, и вы будете знать все то, что постепенно, по крупицам узнавал об этой истории я.

Добавлю к сказанному, что в мае 2011 года, когда уже полным ходом шла работа над книгой, я получил официальное приглашение из Хорватии принять участие в открытии памятного знака на месте гибели российских журналистов. Большой камень с надписью на двух языках теперь поставлен на той самой дороге возле городка Костайница, где когда-то были расстреляны наши коллеги. Расследование все-таки дало реальные результаты — сотни моих обращений (и, в частности, с идеей установки такого памятного знака) не остались бесплодными. И это означает, что версия, о которой я хочу рассказать, как минимум имеет право на существование. А как максимум — обязывает к тому, чтобы завершить, наконец, давно начатое дело, довести поиски до конца и вернуть Виктора Ногина и Геннадия Куринного домой с Балканской войны.

Фото предоставлено Владимиром Мукусевым

<…> 20 декабря 2016 года было, наконец, возбуждено уголовное дело. Сейчас оно находится в производстве отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления по Юго-Западному административному округу Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве. Оно имеет свой номер и возбуждено «по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по факту убийства в 1991 году в ходе боевых действий на территории Хорватии журналистов СССР Ногина В.В. и Куринного Г.Д.». Я не знаю, когда и какие следственные действия будут проводиться в рамках этого дела. Главное — оно есть. И это внушает оптимизм. В этом деле есть уже и первые материалы. Это протокол моего допроса, где я вкратце рассказываю содержание своей «Черной папки». Лежит там и сама книга. Надеюсь, она поможет при расследовании. И еще мне доподлинно известно, что российские следственные органы обратились с запросом о правовой помощи в Генеральную прокуратуру Хорватии. <…> Будем ждать результата. <…>

28 июня 2017 года глава Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский вручил двум Галинам — Ногиной и Куринной — ордена Мужества, которыми президент страны наградил посмертно их мужей. На награждении не было ни одного журналиста и ни одной телекамеры. Повторяю — НИ ОДНОЙ. Даже с Первого канала, хотя, казалось бы… <…>

<…> 1 сентября 2017 года мы с женой, как всегда, зажгли поминальные свечи и возложили цветы к памятнику погибшим журналистам, я укрепил макет таблички, привезенный из Москвы, с текстом указа президента России. Его сделала замечательный художник-дизайнер Наталья Половникова. Изготовить ее в металле пообещал мой большой друг, вместе с которым мы придумали и установили когда-то камень на месте трагедии, — полковник Ивица Панжа Оркан. Договорились, что откроем ее торжественно, в очередную годовщину — 1 сентября 2018 года. Получится ли у меня, не знаю. Не буду загадывать. Но то, что она будет установлена, — уверен. На двух языках, русском и хорватском, на бронзовой табличке, можно будет прочитать:

За мужество и самоотверженность, проявленные при исполнении служебного и гражданского долга, наградить орденом Мужества Куринного Геннадия Демьяновича, журналиста (посмертно), Ногина Виктора Владимировича, журналиста (посмертно).

Президент Российской Федерации В. Путин
Москва, Кремль
20 марта 2017 года

Со дня гибели журналистов прошло 26 лет… Через три месяца после возбуждения уголовного дела я получил приглашение от следователя районного СК. Продержав меня в коридоре несколько часов, он, сославшись на неотложные дела, перенес нашу встречу на другой день. Назавтра все повторилось. Наконец мы встретились. Он спросил, знаю ли я телефоны вдов. Я продиктовал. Это было единственное известное мне следственное действие по делу.

Прошло еще почти два года…»

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera