Расследования

А был ли Мартин?

Гибель журналистов в ЦАР: попытки найти виноватого заслоняют главный вопрос — об убийцах и заказчиках

Reuters

Этот материал вышел в № 95 от 31 августа 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

28
 

28 августа 2018 года издание РИА ФАН, принадлежащее структурам Евгения Пригожина, опубликовало скриншоты из переписки журналистов ЦУРа, где ими обсуждается подготовка к командировке в Центрально-Африканскую Республику. Издание подробно разбирает переписку, останавливая по ходу текста внимание на множестве деталей. Например, почему журналисты сделали себе пресс-карты на английском, а не на французском (официальном языке ЦАР); с какой целью главред ЦУРа Андрей Коняхин просил журналистов «художественно сжечь» пресс-карты и почему не оформил им официальные аккредитации? Почему вообще они поехали как туристы и почему не заявили о своей командировке сразу в посольстве РФ в ЦАР? И что же утаивает Ходорковский?

Скриншот телеграм-переписки съемочной группы, уехавшей в ЦАР, с продюсерами из Москвы

Детали эти, возможно, и имеют некоторое значение, однако не несут никакого полезного знания, приближающего нас к разгадке убийства Орхана, Саши и Кирилла. Бессмысленность их настолько же очевидна, как и официальная аккредитация в стране, где всякие двери открываются лишь при наличии денег, а бумажка с печатью не стоит ничего. И уж совсем нелепо выглядело бы обращение в посольство, без сомнения находящееся в тесном контакте со всеми крупными российскими интересантами в ЦАР. В том числе и со структурами Евгения Пригожина, о тайных делах которого ребята и ехали снимать фильм. (Впрочем, нелепо было с самого начала просить помощи и у Кирилла Романовского, но об этом ниже.)

Количество второстепенных вопросов и многозначительных комментариев в исполнении подчиненных Евгения Пригожина так велико, что распыляет все внимание наблюдателя.

Усиленно забалтывается и главный вопрос — о причастности к трагедии силовых структур самого Пригожина.

Более того, сотрудники РИА ФАН, как и их младшие ольгинские товарищи, ловко переворачивают с ног на голову саму картину произошедшего.

В частности, главный акцент в публикации РИА ФАН сделан на справедливом замечании, что журналисты не очень тщательно подготовились к командировке и доверили свою безопасность фиксеру по имени Мартин, которого не знали лично. Однако дальше, как говорится, надо следить за руками: авторы РИА ФАН заявляют, что этот самый таинственный персонаж трагедии был вовлечен в историю усилиями Родиона Чепеля, продюсера ЦУРа. В то время как известно, что журналистам ЦУРа Мартина рекомендовал сотрудник РИА ФАН Кирилл Романовский. В завершении статьи РИА ФАН задается вопросом, какую же роль в организации поездки играл Мартин.

К этому вопросу хочется присоединиться. А с ответом лучше других мог бы выступить сам Кирилл Романовский. Однако в интервью «Медузе» он говорит, что не помнит фамилию Мартина, а его номер остался в другом телефоне, который «сдох». Романовский не стал говорить про Мартина и с «Новой», сославшись на масштаб предубеждений в отношении наших журналистов.

По мнению Романовского и его товарищей, «Новая» освещала, в частности, события в Донбассе с «майданутых» и «проукраинских позиций», «выдумывая сведения об участии в боях российских войск».

Поскольку роль Кирилла Романовского в трагедии до сих пор остается непроясненной, а масштаб его находок в ЦАР свелся к кассовым чекам и пачке сигарет, обнаруженным им в машине убитых, самое время озвучить вопросы к официальному российскому следствию (его представители побывали недавно в ЦАР). Более того, Кирилл Романовский является соорганизатором поездки журналистов ЦУРа в Центральную Африку и обладает существенной информацией.

Следствие должно ответить на следующие вопросы:

  1. Кто же такой Мартин, когда и при каких обстоятельствах произошло его первое знакомство с К. Романовским? Существует ли вообще человек с таким именем?
  2. Вспомнил ли Романовский фамилию Мартина?
  3. После того как Родион Чепель, Андрей Коняхин и Александр Расторгуев на совместной конфиденциальной встрече в июне 2018 года посвятили Романовского в план своей командировки, попросив помощи в контактах, кому и при каких обстоятельствах Романовский рассказывал о данной встрече?
  4. Получал ли Романовский какие-либо указания от своего руководства относительно содействия журналистам ЦУРа в организации их командировки и от кого именно?
  5. Мог ли масштаб идеологических предубеждений стать причиной тайной неприязни в отношении Орхана Джемаля, публично назвавшего себя «укропом», Александра Расторгуева, не скрывавшего либеральных взглядов, и Кирилла Радченко, участника «майданутых» акций Навального?

Вскоре после убийства россиян Романовский отправился в ЦАР, заявив, что самостоятельно будет расследовать трагедию. Вместе с Романовским в командировку в Африку неожиданно была отправлена и журналистка петербургского издания «Фонтанка» Юлия Никитина. Издание «Фонтанка» известно в том числе расследованиями бизнеса Пригожина и, в частности, ЧВК Вагнера. Автор расследований Денис Коротков подвергался травле со стороны фабрики троллей Пригожина и получал неоднократные угрозы физической расправой — на некоторое время он был вынужден уехать из России. Угрозы в связи с публикациями Короткова, по сведениям «Новой», поступали и руководству самой «Фонтанки».

Два месяца, как известно «Новой», Коротков прекратил работать в издании, а сама «Фонтанка» перестала расследовать деятельность Пригожина.

В соцсетях и блогах отправку сотрудницы «Фонтанки» приветствовали работники фабрики троллей. В комментариях говорилось, что участие «либерального издания» делает расследование РИА ФАН «объективным и вызывающим доверие».

В свою очередь, в «Фонтанке» объяснили, что Никитина поехала в ЦАР за счет РИА ФАН, а целью поездки является «беспристрастная попытка разобраться в убийстве».

В этой связи возникает вопрос к руководству «Фонтанки».

Уверены ли они, что «беспристрастному» расследованию поможет именно коллаборация со структурами, преследовавшими журналиста их издания?

Частично ответила на этот вопрос сама Юлия Никитина. «Мне лично ваши взгляды не близки и методы работы тоже чужды. Прошу меня не беспокоить», — заявила «Новой» журналистка.

С путевыми заметками Романовского и Никитиной в ЦАР можно ознакомиться в их специально созданном телеграм-канале.

Сразу после убийства журналистов главред ЦУРа Андрей Коняхин сказал, что принимает на себя всю ответственность и намерен вместе с другими журналистами расследовать их гибель, в том числе отправиться в Центральную Африку.

Однако после обнародования скриншотов Михаил Ходорковский объявил о прекращении финансирования ЦУРа и увольнении Андрея Коняхина. Причиной Ходорковский назвал «качество подготовки поездки» и «подбор фиксера». Надо сказать, что подготовка поездки ЦУРом мало чем отличается от того, как готовятся к командировкам (в том числе в горячие точки) журналисты большинства российских изданий. По разным причинам российские издания не практикуют западные стандарты обеспечения безопасности в командировках, экономя средства в угоду владельцам СМИ.

На командировку в ЦАР, по данным «Новой», было выделено около 10 тысяч долларов, а сотрудники действительно экономили буквально на всем. В то же время командировка, организованная по всем канонам безопасности, обошлась бы Михаилу Ходорковскому кратно дороже. Туда бы вошли расходы на предварительно-ознакомительную поездку продюсера и его охрану европейскими секьюрити, а также расходы на аренду бронированного транспорта и финансирование иных трудновыполнимых условий безопасности.

Мало какое издание может позволить себе такой дорогостоящий и бюрократически неповоротливый проект.

Готовы ли были руководители ЦУРа обосновать значительное увеличение сметы?

И вопрос к самому Ходорковскому: способен ли он как инвестор оценивать стоимость таких расследований, адекватную рискам, которые принимают на себя журналисты?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera