Комментарии

Ненасытные

«Глава ДНР» Александр Захарченко и его правая рука Ташкент перестали устраивать Москву накануне взрыва в кафе «Сепар»

Этот материал вышел в № 96 от 3 сентября 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

26
 

Александр Захарченко погиб вечером 31 августа от взрыва бомбы. Взрыв произошел в пять вечера в кафе «Сепар» в центре Донецка, бомба была заложена в светильник. По данным источника «Новой» в «ДНР», Захарченко погиб сразу от черепно-мозговой травмы — взрывом ему практически разорвало голову.

Кафе «Сепар» где был убит Захарченко. Фото: РИА Новости

Вместе с лидером «ДНР» скончался также его охранник; среди раненых — министр по доходам и сборам «республики» Александр Тимофеев, он же правая рука Захарченко и его ближайший партнер. Они вместе приехали поминать своего земляка Иосифа Кобзона.

Представители «ДНР» назвали произошедшее терактом и по традиции возложили ответственность на украинских силовиков. Оперативно комментировали гибель лидера непризнанной республики в российском МИДе, Госдуме; не бросить в беде население Донбасса пообещал и президент Владимир Путин.

Гибель Захарченко продолжает череду загадочных смертей сепаратистских вожаков, которые гибнут «от рук украинских диверсантов» в тылу. Причем в первые годы «русской весны» украинские диверсанты выбирали, если верить официальной информации, свои цели вплотную к российской границе — в «ЛНР». Так погибли командиры Мозговой, Ищенко и Дремов. Подконтрольные убитым группировки вливались в объединенные корпуса, созданные российскими военными спецами, а на самих территориях прекращались междоусобицы. Позже «украинские диверсанты» стали наводить порядки уже в «ДНР» — так были убиты Моторола и Гиви. Впрочем, иногда «диверсии» заканчиваются бескровно — например, так было в случае со свержением главы «ЛНР» Игоря Плотницкого, которого в Луганске назвали украинским шпионом. Тем не менее он успел бежать в Россию и спасся. Говорят, если б умер, остался бы героем, а не шпионом.

Читайте также

«Последний герой» Гиви. Почему легендарные полевые командиры «Новороссии» погибают не в окопе, а в глубоком тылу

Широкой аудитории Захарченко запомнится как военный, который не боялся выходить к народу и был близок к простому человеку. В июне 2015 года свидетелем его выхода в народ был и я сам. В центре Донецка перед зданием правительства «ДНР» проходил антивоенный митинг жителей Киевского района, находящегося под постоянными обстрелами ВСУ из-за близости к аэропорту. Люди требовали от «ДНР» вывести технику из жилых массивов, не провоцировать ответные действия и воевать подальше от города. В окружении негодующей толпы Захарченко выглядел растерянно, его перебивали и затыкали. В конце концов он успел сказать, что в один день война закончиться не может, надо потерпеть, и в кортеже черных «Лексусов» стремительно покинул митинг. Тем же днем Захарченко объявил, что антивоенная демонстрация была организована силами извне и к воле народа не имеет никакого отношения.

Биография этого человека примечательна еще и тем, что он не имел никакого отношения к военной службе, а вся его карьера была связана с торговлей. До конфликта в Донбассе работал торговым представителем украинского производителя курятины «Гавриловские курчата». Одновременно возглавлял донецкий филиал харьковской бойцовской организации «Оплот». В мае 2014 года после захвата активистами «русской весны» Донецкой обладминистрации бойцы «Оплота» взяли под охрану здание мэрии, а также офис миллиардера Рината Ахметова. В беседе со мной будущий глава «ДНР», представившись тогда Захарченко Сашей, сказал, что «это для безопасной работы стратегических учреждений». «Больше не комментирую, — говорил он. — Давайте подождем. Каждый день идут переговоры, скоро все станет ясно, вы сами увидите, шо загадывать».

И действительно. Весенние протесты в Донецке в 2014 году, поначалу инициированные донецким миллиардером Ринатом Ахметовым для давления на революционную власть в Киеве, начали переходить под контроль российских кураторов. Самому Захарченко, по факту еще в мае 2014-го работавшему на Ахметова, предложили хозяина покрупнее. Вскоре после гибели малайзийского «Боинга» в отставку ушел «премьер-министр» «ДНР» Бородай, а Захарченко стал «главой республики» и повесил в своем кабинете портрет Путина.

Полномочия его во многом были номинальны - особенно в вопросах войны и мира, которые решались исключительно в Москве. В ведении же Захарченко оставались лишь «хозяйственные аспекты» местной полукриминальной экономики.

Под началом Захарченко действовала военизированная группировка — Республиканская гвардия, основанная на базе местного «Оплота». После объединения в 2015–2016 годах вооруженных группировок «ДНР» и «ЛНР» в единые армейские корпуса гвардия оставалась единственным крупным формированием, не подконтрольным российским военным кураторам. Не контролировала Москва и многочисленные ведомственные службы безопасности и охраны — такие были почти при каждом министерстве в «ДНР». Например, в составе министерства по доходам и сборам того же Ташкента, минтранса и генпрокуратуры. А местные называли эти ведомственные армии «спецназом по отъему собственности». В последние годы из Донецка приходило немало новостей о том, как спецназ Ташкента штурмует офисы местных фирм, фабрики и магазины, жаловался на Ташкента и «донецкий народный губернатор» Павел Губарев.

По сведениям «Новой», в начале июля Москва потребовала расформировать ведомственные группировки и отдать все оружие армии. В самом Донецке новость восприняли как сигнал о скорой отставке Захарченко, полномочия которого заканчивались этой осенью. Но, как говорят в Донецке, уходить Захарченко совсем не хотел.

Собеседники «Новой» рассказывают, что недовольство поведением Захарченко копилось в Москве весь последний год и было связано в первую очередь с «ненасытностью» руководства «ДНР». В связи с ослаблением главного донбасского куратора в Кремле Владислава Суркова (о его отставке говорят с мая) Захарченко мог лишиться единственной защиты. В руках «ненасытной» пары Захарченко–Тимофеев были сконцентрированы почти все прибыльные бизнесы «республики». Под контролем Ташкента была добыча коксующегося угля и антрацита, а также их транспортировка в Россию — в качестве российского сырья этот уголь затем возвращался на Украину (металлургия и большинство ТЭЦ страны могут работать исключительно на угле с Донбасса). За свои нехитрые услуги Ташкент взимал «пошлину», которую в конечном счете оплачивали украинские потребители. Начавшееся в последние два года восстановление экономики Украины сильно увеличило потребности страны в собственном угле, что сказалось на товарообороте с Россией. После драматического падения в первые годы войны (с 28 млрд долларов в 2014 году до 10 млрд в 2016-м) рост на 28% возник в 2017-м, а за первое полугодие 2018-го товарооборот увеличился сразу на 30%. Как говорят в Донецке, Тимофеев желал получать «комиссионные», пропорциональные обороту.

Однако новая экономическая ситуация привлекала не только Тимофеева и Захарченко, но и завязанные на реэкспортной схеме российские спецслужбы, структуры Януковичей и их «кошелька» Сергея Курченко. «Пирог резко стал большим, и все хотят себе большую часть, а не цивилизованно делиться, — рассказал «Новой» один из бывших лидеров проекта «Новороссия». — Для Бати же (прозвище Захарченко. — П. К.) и Ташкента конфликтовать с крупными рыбами было не по зубам».

Впрочем, уход из жизни одиозного Захарченко может иметь и важные политические последствия.

Его смерть вызвала в официальной Москве больше негодования, чем убийства куда более известных донецких «народных командиров» Моторолы (взорван неизвестными в лифте в доме, где жил) и Гиви (убит неизвестными из огнемета в рабочем кабинете).

Хотя надо отметить, что официозная скорбь положена Захарченко по формальному статусу: вместе с Плотницким он подписывал Минские соглашения о примирении, обязуясь их исполнять. Удаление обоих подписантов, казалось бы, ставит под угрозу и сами соглашения, которые и так не реализуются практически ни по одному пункту. Однако уход фигур, ассоциирующихся с войной и непримиримым сепаратизмом, может дать Минску новый шанс, и в первую очередь — шанс политической части соглашений. По обе стороны разграничения происходит удаление наиболее одиозных лиц и группировок. Сокращается присутствие добровольческих батальонов и на украинской стороне. Вечером в пятницу, уже через три часа после убийства Захарченко, о необходимости «подтвердить готовность российской стороны к конструктивному разговору» заявил, например, посол России в США Анатолий Антонов, который сообщил, что ждет теперь встречи со спецпредставителем США по Украине Куртом Волкером.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera