Комментарии

Университет для кризиса

Критики университетского знания неверно оценивают его задачи

Этот материал вышел в № 96 от 3 сентября 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

1
 

Заканчивая курс, выпускники Парижского университета XV столетия приносили клятву свято хранить все узнанные ими тайны. Университетское знание в прошлом отделяло посвященных от профанов. Сегодня настало время скептицизма в отношении университетов. С 2011 года основатель PayPal Питер Тиль вручает ежегодную стипендию людям до 20 лет, готовым начать свое дело вместо того, чтобы «просиживать штаны в учебной аудитории». Исследования российской ситуации говорят о том, что студенты скорее теряют, чем приобретают знания в университете. Идеал научного диалога подрывается современной системой стимулирования академического труда. Наращивая публикационную активность, профессор не может уделять много времени студентам. Академическая корпорация внутренне расщепляется на звезд и преподавателей-почасовиков вне штата. Кажется, что университет как социальный институт переживает небывалый кризис.

Это не так. Трудно найти эпоху с момента возникновения университетов, когда бы их не подвергали суровой критике. Университеты ругали за избыточную продолжительность обучения, сомнительные нравы студентов, стяжательство и невежество профессоров, бесполезность научных трудов. Иногда, как, например, в России в конце 1840-х годов, всерьез обсуждался проект полного закрытия университетов. Но именно постоянная неустойчивость университетов делает их идеальными машинами по реагированию на кризисы. Как только перестает действовать сложившаяся система отношений, сбивается социальная оптика — мгновенно актуализируется запрос на знания. Это политический лайфхак: в любой непонятной ситуации создавай университет.

Адаптация к кризисам требует укрепления университетской культуры. Что делает университет идеальным инструментом кризис-менеджмента? Во-первых, университет формирует умение планировать и терпеть: иначе невозможно справиться с давлением огромного массива информации, дедлайнами, экзаменами. Во-вторых, университет развивает навыки сотрудничества. Без кооперации с однокашниками, во благо или во зло, университетское образование непредставимо. В-третьих, большая хорошая новость в том, что не все определяется оценками. Можно потерпеть неудачу на экзамене и выиграть в жизни. Университет отучает бояться отдельных неудач. Если университет удерживает эти три цели, то он в кризисе, то есть в своем нормальном состоянии.

Слово «университет» применяется в разных контекстах. Заметным трендом последнего десятилетия в России является рост числа корпоративных университетов. Такие институции создаются внутри бизнес-структур для обслуживания внутреннего и клиентского запроса на переобучение. Университеты могут полностью уходить в виртуальную среду, превращаясь в платформы, на которых пользователям предлагается широкий набор курсов разных профессиональных профилей. Запросы онлайн-трансформации вызывают к жизни концепцию университета-маркетплейса, обеспечивающего единый организационный каркас при вариативном содержательном наполнении. При умножении институциональных форм размывается ядро университетской культуры, что сокращает потенциал высших школ как машин по адаптации к кризисам.

Университеты могут критиковать за то, что они учат слишком долго. Такой упрек вызван смешением задач «традиционных» университетов и их новых форм. Когда речь идет об устранении конкретного профессионального дефицита, длительное обучение нерелевантно. Более того, сегодня именно онлайн-платформы и корпоративные университеты лучше справляются с трансляцией профессиональных знаний, особенно в сегменте цифровых технологий. Необходимо отказаться от представления о традиционных институтах высшего образования как местах получения определенной профессии, чтобы удержать за ними возможность постепенного формирования интеллектуальной культуры.

Поощрение конкуренции в университетах также имеет свою оборотную сторону. Если механизмом поддержания этой конкуренции становятся рейтинги учащихся, тогда драматически искажается система учебных стимулов студентов. Они начинают учиться ради получения более высокой оценки. Международная и национальная грантовая политика превращает научное сотрудничество в инструмент привлечения финансовых потоков, зачастую выхолащивая ценность свободного диалога ученых. 

Петр Сафронов,
член Ассоциации исследователей образования

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera