Сюжеты

Рубки ухода

Силовики изымают документы в правительстве Иркутской области. Что беспокоит Москву: вырубка тайги, стрельба губернатора по медведю или падение рейтинга «Единой России»?

Вырубки в заказнике Туколонь

Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

3
 

В Иркутской области уже несколько дней комиссия Генпрокуратуры проверяет исполнение местными властями законодательства о сохранности лесов. Напомню: Прибайкалье — это две трети незаконных рубок леса всей России. Это теневые деньги, сопоставимые с бюджетом всей России. 6 сентября для выемки документов прокурорские, сотрудники следкома и полиции пришли в резиденцию областного правительства. За день до этого облпрокуратура сообщила, что в ходе проверки вскрыты масштабные нарушения, связанные с незаконными вырубками и хищениями под видом санитарно-оздоровительных мероприятий. И эти нарушения связаны с действиями должностных лиц регионального министерства лесного комплекса.

Самая же отличная новость заключалась в том, что девять бригад, сформированных из прокурорских, полиции, специалистов контролирующих органов, спасают лес, уже отведенный под санитарные вырубки. О деле черных санитаров «Новая» уже писала, после чего произошли серийные задержания иркутских чиновников; расследование, как видим, продолжается. Но главное — не посадки (хотя куда без них: посади саженец — вырастет дерево, посади чиновника — тайга), главное — тысячи гектаров леса, назначенные санитарами к вырубке, но спасенные.

Бригады под контролем сотрудников Генпрокуратуры, Иркутской областной прокуратуры, Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры объезжают все лесничества региона. И теперь уже сами госорганы фиксируют, как другие госорганы, профильные, санируют байкальские леса:

  • сплошные и выборочные санитарные рубки необоснованно назначены в защитных лесах Нижнеилимского лесничества, Барлукского и Балаганского участковых лесничеств, находящихся в водоохранной зоне;
  • найдены незаконные вырубки в Карахунском лесничестве;
  • в Качугском районе пресечена незаконная рубка в кедровых лесах, сведения о которых должностные лица заранее удалили из государственного лесного реестра;
  • в Падунском и Нижнеилимском лесничествах объемы рубок ухода в защитных лесах незаконно увеличили более чем в 40 раз.

«Удалось предотвратить утрату лесных насаждений, — сообщает нам облпрокуратура. — Одной из причин назначения незаконных санитарных рубок в лесах явились действия должностных лиц министерства лесного комплекса области».

Вырубки под видом санитарных здорового леса в заказнике Туколонь. Фото предоставлено службой охраны и использования животного мира Иркутской области.

Уголовные дела множатся. Первое — о сплошной вырубке под видом санитарной здорового леса в государственном природном заказнике регионального значения «Туколонь» — появилось еще в июне благодаря работникам областной службы охраны и использования животного мира. Они не могли остановить рубки и обратились за помощью в «Новую», дело возбудили, уже посчитан урон: более 880 млн, а мог достичь 2 млрд (вырубить успели 116 гектаров из намеченных 500). Эту службу, вынесшую сор из избы, губернатор Левченко 1 июня упразднил.

Ну а позже стали выясняться нюансы незаконных схем. Например, как вообще могли появляться такие акты лесопатологических обследований, где черное называлось белым, здоровый лес — больным, на основании чего тайгу санируют до пеньков. В июле следком при взаимодействии с ФСБ возбудил дело по факту превышения должностных полномочий сотрудниками областного Центра защиты леса (филиала федеральной «Рослесозащиты»): зависимый от них Тайшетский лесхоз вынужденно заключил договор на оказание услуг с той компанией, на которую ему указали, — «Сиблесцентр». Ей же перевели деньги за работу, которой не было. Позже выяснилось, что эта схема действовала годами: лесхозы заключали договоры на лесопатологические обследования с определенными коммерческими структурами, им же платили.

Центром защиты леса Иркутской области руководит Владимир Шкода, до этого он был главным государственным лесным инспектором в регионе и возглавлял агентство лесного хозяйства. Ныне оно переименовано в министерство лесного комплекса, а возглавляет его Сергей Шеверда. На его родственников зарегистрировано множество лесозаготовительных компаний.

Губернатор Левченко, видимо, выполняя неоднократные указания президента защитить Байкал, передал полномочия областной службы охраны и использования животного мира именно Шеверде и его министерству, поручив, таким образом, охрану природы именно тем, кто ее гробит. Тем, кто на протяжении многих лет показательно игнорирует охранный статус заказников: никаких вырубок здесь в принципе быть не может, однако ведомство Шеверды упорно не переводит леса заказников из «эксплуатационных» в «защитные». 95 тыс. га региональных заказников отданы в аренду под заготовку древесины.

Вырубки под видом санитарных здорового леса в заказнике Туколонь. Фото предоставлено службой охраны и использования животного мира Иркутской области.

Теперь прокуратура подтверждает, о чем писала «Новая»:

«Установлено, что часть лесохозяйственных регламентов содержат недостоверную информацию о границах региональных заказников, а все их леса отнесены к категории эксплуатационных. Министерством лесного комплекса области еще в 2008-2011 годах заключено 9 договоров аренды лесных участков, в том числе допускающих заготовку древесины в границах заказников. Меры по внесению изменений в данные договоры министерством до сих пор не приняты».

Те, кто бился за заказники, повторю, — распущены и упразднены. Один из бывших работников службы охраны животного мира сказал «Новой»:

— С момента ликвидации нашей службы Минлесом проводится огромная работа: выявлено аж два нарушения, когда инспекторами службы за один месяц выявлялось порядка двухсот. Наверное, люди стали сознательней и перестали нарушать закон... Чувствую, что закопают и проект создания нового заказника «Кимильтейский».

Однако надо расставить акценты. Левченко действует в рамках своих полномочий. Считать природу не храмом, а мастерской не возбраняется, у нас иных в начальниках не держат. И все безобразия в тайге обусловлены не столько индивидуальными особенностями Левченко (он хоть и коммунист, абсолютно системен), Шеверды, Шкоды, сколько Лесным кодексом и прочей базой, подведенной под эту область жизни. Всей этой горой лесных законов, правил, нормативных актов, что выдали за последние годы парламент и профильные ведомства и продолжают ее на каких-то рекордных скоростях и со столь же непостижимой бессмысленностью увеличивать и обновлять.

Сергей Левченко. Фото: РИА Новости

Это как с недавним видео барской медвежьей охоты Левченко, наделавшим столько шума. Не буду разбирать монтаж этого ролика, где пристрелка ружья и оценка берлоги, очевидно, склеены со стрельбой совсем в другую берлогу — зачем? С этической стороны дела тут тоже все ясно и комментировать нечего. Показательно другое — реакция главы комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николая Николаева, запросившего в Генпрокуратуре и МВД оценку действиям Левченко. Депутат написал в фейсбуке:

«Поступок, на мой взгляд, недостойный ни губернатора, ни сибиряка, ни мужчины. […] Мы готовим соответствующие законодательные инициативы. Но ни в одном законопроекте, ни в одном действующем законе нет ни слова о разрешении на убийство спящего в берлоге медведя».

Москвичу Николаеву, безусловно, видней, какие поступки достойны и нет сибиряков, но если о сути, то она в том, что охота на мишек запрещена с 1 декабря по 20 марта. Из Москвы, откуда устанавливают сроки охоты, разумеется, видней, когда медведям спать и лежать в берлоге, однако у нас, в Сибири, косолапые залегают в спячку уже в ноябре, а то и раньше (пресс-служба губернатора утверждает, что и Левченко охотился в ноябре 2016-го). И никому здесь не ясно, чему так радовались защитники животных, когда в 2010-м появился «запрет на зимнюю охоту на медведя на берлоге», сравнивая его с запретом охоты на лис в Англии. Календарная зима (3 месяца) и реальная (8 месяцев) в Сибири несколько различаются.

Это я к тому, что Россия не виновата в том, что такая большая и малоизвестная Москве. Ну а разве Москва может быть виноватой в этой дикой централизации с установлением сроков спячки медведей, разливов рек, пожароопасных сезонов, единых правил для лесного комплекса Калмыкии и Иркутской области? Здесь, в Прибайкалье, черная дыра, с ней нужно точечно разбираться… Регулярные ведомственные проверки Рослесхоза до этого ничего странного в столь обширных санрубках не видели?

Вырубки под видом санитарных здорового леса в заказнике Туколонь. Фото предоставлено службой охраны и использования животного мира Иркутской области.

И вдруг проявившуюся следственную активность в лесном комплексе Прибайкалья, и нынешнее явление в областное правительство спецбригады из Москвы, и появление видео с охотой Левченко (точно из 1678 года, Средневековья), и запрос единоросса Николаева по этому поводу многие в Иркутске связывают с выборами областного Заксобрания 9 сентября и падением рейтинга «Единой России». С тем, что против вице-спикера Андрея Лабыгина пошел Виктор Кондрашов, бывший мэр Иркутска (2010–2015), сейчас вице-премьер — в июне он покинул ряды «Единой России» и традиционно входит в союзы с КПРФ, избирался при их помощи и сам поддерживал Сергея Левченко на губернаторских выборах 2015 года.

Скорее всего, так и есть, совершенно несущественный — здесь и сейчас — вопрос о составе регионального парламента оказался для Москвы вдруг важней того вопроса, чью важность переоценить вообще невозможно — судьбы прибайкальских защитных лесов и самого Байкала. Потому что шорох наводят, громкие заявления делают, а леса заказников так и остаются пока эксплуатационными, караваны лесовозов как шли, так и идут, а посадок как не было, так и нет. Намечены они лишь другом «Новой» Петровичем — на днях звонил, звал снова на прибайкальские гари и вырубки — сажать саженцы.

К вопросу, за что бьются силовики — за лес и Байкал или за «Единую Россию»: вечером в четверг прокуратура области распространила релиз, что дала поручение иркутскому следкому провести доследственную проверку в отношении Кондрашова по выявленным фактам нарушений антикоррупционного законодательства. За неделю до этого прокуратура обвинила вице-премьера в предоставлении недостоверных сведений о доходах, отметив, что такое нарушение влечет за собой увольнение с должности.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera