Комментарии

Идеальный бой

15 сентября в Лас-Вегасе на арене T-Mobile Сауль Альварес и Геннадий Головкин опять выйдут на ярко освещенный, сияющий белизной, обрамленный упругими канатами ринг, чтобы выяснить наконец, кто из них кто

Фото: AP / TASS

Этот материал вышел в № 98 от 7 сентября 2018
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Алексей ПоликовскийОбозреватель «Новой»

 

В этом бою разыгрываются три пояса чемпиона мира. Но не в поясах дело. Каждый из боксеров поставил на кон нечто более важное: самого себя. Каждый считает себя лучшим в среднем весе, а может быть, и во всем мировом боксе. Каждый верит в себя, в свою звезду, в силу своего удара, в свое умение и мастерство, в свое предназначение и в свою чемпионскую природу. Каждый знает, что он лучше всех. Но таким может быть только один.

Мы увидим бой без обмана и прикрас, настоящий бой, в котором не будет пустот и симуляций, идеальный бой, в котором силе будет противостоять скорость, а давлению движение. Подняв перчатки к глазам, не отводя глаз друг от друга, двое сойдутся в центре ринга, и мы услышим четкий и сухой звук ударов. Это будет в субботу вечером в Лас-Вегасе и во всем мире. Это бой на весь мир.

Альварес и Головкин уже дрались в Лас-Вегасе на арене T-Mobile год назад. 16 сентября 2017 года им объявили ничью. Но что такое ничья в боксе? Это в футболе ничья безусловна, как цифры счета на табло, а в боксе, где каждый из боксеров выбрасывает за бой несколько сотен ударов, ничья это нечто зыбкое, ненадежное, непрочное. С ней никто не бывает согласен. Ничья в боксе это только временный результат и обещание встретиться еще раз и разобраться окончательно.

Тактика Головкина проста, даже примитивна. Улыбчивый Гена по прозвищу GGG, житель Калифорнии, гордость и любовь Казахстана, всегда идет вперед и бьет. Он ничего другого никогда не делает, не собирается делать и, возможно, не умеет делать. А зачем ему уметь что-то еще? Он давит и прессингует, загоняет соперника к канатам и бьет, бьет и бьет. Он средневес, но в его ударах тяжесть, присущая тяжеловесам. 38 боев, 34 нокаута. Люди отступают перед ним, бегут от него и падают под его ударами. Зачем ему придумывать что-то еще? Что может быть убедительнее нокаута?

Но перед ним Альварес, рыжий мексиканец, отважный в бою, как все мексы, и умелый, как прирожденный боксер. То, что умеет Альварес по прозвищу Канело, не дается тренировкой, это врожденное. Врожденное чувство дистанции дает ему возможность быть вблизи от разящих кулаков соперника и не попадать под них. Врожденное чувство времени дает ему возможность то растягивать минуты в бою, маневрируя и уклоняясь, то сжимать время, внезапно взрываясь острыми, отточенными, стремительными сериями.

Сокрушая всех, сбивая всех с ног, уничтожая и улыбаясь, улыбаясь и уничтожая, Гена Головкин в черной бейсболке с буквами GGG поднялся на самый верх. Многие из тех, кого он нокаутировал, не запомнились. Альварес поднялся туда же другим путем — он оттачивал свое мастерство в боях с Котто, Мейвезером, Мозли. Каждый бой с таким мастером — это университет для того, кто умеет учиться. Про Альвареса можно сказать, что он окончил с отличием несколько боксерских университетов.

Перед первым боем Головкин и Альварес вели себя подчеркнуто ровно и ничего плохого не говорили друг о друге. Первый бой был боем мастеров — и ничего личного. Теперь иначе. Второй год они стоят друг перед другом, не видят никого, кроме друг друга, готовятся друг к другу и говорят и думают только друг о друге. Назойливое присутствие одного в жизни другого действует каждому из них нервы. У них заиграли желваки на скулах и развязались языки. Головкин вдруг обнаружил фальшь в своем сопернике. Альварес увидел в Головкине нахальство. Их встреча перестала быть чистой встречей мастеров, соревнующихся в силе ударов и скорости передвижений, и превратилась во встречу двух раздраженных мужчин с мощными предплечьями и длинными руками, испытывающих неприязнь друг к другу.

Головкин панчер, он будет идти вперед и бить. Альварес контрпанчер, и он будет уходить, но это будет не отступление и не бегство, а маневр, который сменится взрывом — атаками навстречу. Головкин в своем раздражении — хотя и со всегдашней улыбкой светлого парня — уже сказал об Альваресе, что в его ударах нет настоящей тяжести. Он ее не почувствовал в первом бою. Это предложение Альваресу попробовать еще раз. Бей, мальчик, и дай мне ударить в ответ! Обмен ударами — мечта Головкина. Альварес попробует — он должен попробовать, чтобы выиграть.

Этот бой непредсказуем. Он может быть каким угодно. Он может быть копией первого боя, когда Головкин двенадцать раундов шел вперед, а Альварес уходил и периодически взрывался в ответ. Но в какой-то момент бой обязательно станет сражением на встречных курсах, когда двое сойдутся в центре ринга и устроят побоище. Им надо наконец закончить это дело, растянувшееся на два года и два боя. В субботу вечером никто из них не захочет и не сможет отложить что-то на потом. Никакого «потом» не будет. Все решится здесь и сейчас, ночью в Лас-Вегасе, на наших глазах.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera