Комментарии

Коррупцию отправят на пенсию

«Единая Россия» предложила отдать деньги полковника Захарченко пенсионерам. Хватит на полдня

Фото: photoxpress

Этот материал вышел в № 99 от 10 сентября 2018
ЧитатьЧитать номер
Экономика

 

Власти сформулировали поправки к пенсионной реформе, которые должны успокоить общество. Но некоторые из них вряд ли могут быть реализованы на практике, а часть выглядит просто как популизм. Особенно отличились единороссы, которые предлагают отдать Пенсионному фонду деньги коррупционеров.

После сильного общественного возмущения президент скорректировал отдельные параметры законопроекта и внес в Госдуму озвученные в своем телеобращении к нации поправки по пенсионной реформе. Напомним, пенсионный возраст для женщин предлагается поднимать не на 8, а только на 5 лет, многодетные матери получат право на досрочный выход на пенсию, граждане предпенсионного возраста сохранят некоторые льготы, а максимальное пособие по безработице для лиц этого возраста будет увеличено. Впрочем, самая громкая из поправок — введение уголовной ответственности за увольнение или непринятие на работу людей предпенсионного возраста — не может быть реализована ни в каком виде, уверены эксперты.

Предпенсионная уголовка

Увольнять человека, которому осталось до пенсии пять лет, теперь станет опасно. Согласно президентским поправкам, Уголовный кодекс пополнится статьей за незаконное увольнение «предпенсионеров»: наказание пока не предполагает лишения свободы, но кусает бизнес штрафами — до двухсот тысяч рублей. Альтернативная санкция — изъятие дохода осужденного на сумму, которую он заработал за последние полтора года. При этом текст новой статьи подразумевает, что карается именно то увольнение, которое связано с достижением предпенсионного возраста (55 лет — для женщин, 60 — для мужчин).

Но как это можно доказать?

«Как я понимаю, вам работодатель об этом должен прямо сказать — либо при свидетелях, либо под запись. Но если бизнесмен открыто скажет о своем решении в присутствии других — то он, мягко говоря, поступит не шибко умно, а запись, если она скрытая, вряд ли будет принята судом к рассмотрению, — рассуждает член Комитета гражданских инициатив Евгений Гонтмахер. — Полагаю, эта статья в итоге так ни разу не будет применена».

Экономист напоминает, что в Трудовом кодексе есть официальный запрет на возрастную дискриминацию работника — то есть нельзя вешать объявления, что на работу принимаются только люди определенного возраста. Подобных объявлений в итоге стало меньше, но нет ни одного широко известного случая, когда работодателя наказали бы за дискриминацию.

Однако бизнес пугает не только гипотетическое наказание. Российский союз промышленников и предпринимателей в лице его главы Александра Шохина — едва ли не единственная структура, которая выступила против президентской поправки. «Вводить меры ответственности [нужно] достаточно аккуратно, чтобы они были работающими и не приводили к негативным последствиям для соответствующей категории работников через отторжение их от рынка труда», — заявил Шохин. Имеется в виду, что работодатели будут искать способы в принципе не связываться с людьми предпенсионного возраста, чтобы не попасть под «уголовку».

«В условиях нашей институциональной среды и рынка труда подобная статья приведет к тому, что работников начнут увольнять за год до наступления возраста, когда возможны уголовные дела», — говорит ведущий научный сотрудник Центра анализа доходов и уровня жизни Оксана Синявская.

Вице-президент РСПП Давид Якобашвили добавляет, что присутствия правоохранительных органов в качестве регулятора рынка труда вообще нужно избегать, поскольку велик риск злоупотреблений с их стороны.

Между тем, до Госдумы предложение о новой статье в УК долетело с ветерком: его оперативно поддержали правительство и Верховный суд. Более того, мощную информационную поддержку предложению Путина создает Игорь Сечин: глава Роснефти за два дня до внесения проекта в Госдуму дал большое интервью в поддержку уголовной ответственности за незаконные увольнения возрастных работников.

«Мы отчетливо осознаем значимость этих сотрудников и их вклад не только в развитие компании, но и всей отрасли. Поэтому Роснефть придерживается принципа нулевой толерантности в отношении трудовой дискриминации работников предпенсионного и пенсионного возраста», — заявил Сечин ТАСС.

Работа в комитетах Госдумы по поправкам Путина начнется с 12 сентября, куратором от президента будет вице-премьер Татьяна Голикова. Бизнес и эксперты аккуратно напоминают, что помимо «кнута» хорошо бы еще и продумать стимулы для того, чтобы сами предприниматели были заинтересованы в работниках предпенсионного возраста. Давид Якобашвили говорит о необходимости льгот для бизнеса, а Оксана Синявская ратует за программы переобучения и повышения квалификации для работников предпенсионного возраста — чтобы они сами тоже были интересны начальству как трудовые единицы, а не только как ходячие льготы. «Это будет очень полезно, поскольку пока мы сильно проседаем, если сравнить нас с условной Германией, не говоря уже о Северной Европе», — констатирует Синявская.

О мерах стимулирования бизнеса Путин тоже говорил, но пока они находятся на стадии выработки и обсуждения. Тот же Сечин в интервью ТАСС открыто вызвался помогать в «разработке таких мотивирующих инструментов».

Пока же над бизнесменами летает только дубинка, они постараются придумать 400 сравнительно честных способов отказать в работе человеку от 55 лет и старше.

«Если работник в таком возрасте будет интересен компании, начальник может воздержаться оформлять его официально, предложить субподряд. На всякий случай: сейчас он интересен, а потом его иначе просто не уволишь. В условиях кризиса, сокращения производства бизнес будет просто вынужден минимизировать свои издержки», — предполагает экономист ФБК Игорь Николаев. Евгений Гонтмахер подтверждает: российский бизнес в отношениях с «предпенсионерами» точно уйдет в «серую зону» почти полностью. «С точки зрения бизнеса государство возводит дискриминацию по пенсионному возрасту в ранг тяжелейшего с точки зрения трудовых отношений преступления. Поэтому я как работодатель либо просто буду останавливать людей предпенсионного возраста на входе, отказывая им в контракте по любым другим причинам, либо договорюсь, что буду давать им зарплату в конверте без всяких договоров», — резюмирует экономист.

Петр Саруханов / «Новая газета»

Делим миллиарды Захарченко

Предложение президента об уголовном преследовании работодателей — далеко не самое необычное в списке инициатив властей по «пенсионному компромиссу». Так, «Единая Россия» внесла законопроект, по которому в Пенсионный фонд должны поступать деньги, изъятые у людей, осужденных по коррупционным преступлениям. Секретарь Генсовета партии Андрей Турчак говорил об этой инициативе еще в августе: «Люди спрашивают на встречах, где миллиарды Захарченко, где миллиарды господина Слабикова, а где других коррупционеров?» Теперь эти «миллиарды» хотят направить на пенсии, но проблема в том, что даже по подсчетам Турчака за последние шесть лет в бюджет пришло 1,2 миллиарда конфискованных у коррупционеров рублей.

Журналисты «Медузы» подсчитали: если исходить из слов Путина, что ежедневно на выплату пенсий требуется 20 миллиардов рублей, то вырученных от конфискации средств хватит только на 15 минут.

Еще Турчак от имени единороссов рассказал, что партия предлагает людям предпенсионного возраста дважды в год проходить диспансеризацию — и эти дни будут оплачиваться как рабочие. И самое главное: теперь депутаты Госдумы и сенаторы смогут добровольно отказываться от пенсионных льгот — если сами этого захотят. Все в интересах народа, разумеется.

«Балаган — это не совсем то слово, которым можно все происходящее описать. Скорее, мы имеем дело с непрофессиональным, непродуманным и несвоевременным подходом к пенсионному вопросу», — говорит Игорь Николаев из ФБК. Экономист Евгений Гонтмахер сетует на то, что никто просто не решается возразить Путину. «В том же Минтруда сидят умные люди, которые работают «в поле»: они прекрасно понимают, [что многие предложения нереализуемы]. Но они либо боятся сказать, что президент ошибается, потому что он, видимо, сам придумал историю с уголовной ответственностью, когда размышлял, какие еще меры защиты можно придумать, — предполагает Гонтмахер. — Либо те же советники — например, Белоусов, — объясняли, что предложения работать не будут, но Путин говорил: слушай, друг, я политик, я вижу шире, у меня горизонты дальше».

Интересно, что в предложениях президента, которые не столь радикальны и выглядят благом, тоже есть подводные камни. К примеру, Путин, соглашаясь с Минтруда, сообщил о повышении максимального пособия по безработице до 11 с лишним тысяч рублей. Но всем, кроме «предпенсионеров», срок выплаты этого пособия будет сокращен вдвое — максимум до полугода.

«Да и 11 тысяч рублей — это же максимальный размер: чтобы на него заработать, нужно в течение многих лет получать зарплату 40–50 тысяч рублей. Для Москвы и 11 тысяч — это копейки, и 40–50 тысяч — немного, а в условном Барнауле такое пособие — достойные деньги. Но в Барнауле человек, получающий 50 тысяч, вряд ли будет кем-то уволен», — обозначает парадоксы Гонтмахер.

То же самое — со снижением возраста выхода на пенсию для женщин: формально Путин улучшил положение, но он улучшил его по сравнению с первым вариантом реформы, а не с тем, что было до этого. Или взять возможность выйти на пенсию раньше в связи с трудовым стажем: чтобы выйти раньше, нужно работать чуть ли не с 16–17 лет, но это означает, что нужно игнорировать высшее образование, а власти сами говорили, что рынок труда в России заинтересован в квалифицированных кадрах.

В итоге выходит, что едва ли не единственным благом во всех последних поправках к пенсионной реформе являются: сохранение старого пенсионного возраста коренным народам Севера (и то потому, что просто ничего не стали трогать) и предложения по льготам для многодетных семей. Диссонанс обещанного и реального был неизбежен с самого начала: слишком уж непродуманной в первой редакции оказалась история с повышением пенсионного возраста. «Цельной картины о том, что происходит на рынке труда, у власти нет. Есть какие-то хаотические движения: что-то пришло в голову — Дума тут же кладет на бумагу и принимает законопроект. Люди же прекрасно понимают, что работать это не будет», — подытоживает Евгений Гонтмахер.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera