Сюжеты

Что мы знаем о Тыве

Здесь растет лучшая в стране конопля, русский язык преподают как иностранный, а китайцы чувствуют себя как дома

Этот материал вышел в № 106 от 26 сентября 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Елена Масюкобозреватель, elenamasyuk@novayagazeta.ru

49
 

Летом этого года председатель Союза русскоязычных граждан Тывы, бывший депутат Хурала представителей Кызыла Виктор Молин обратился с открытым письмом к президенту РФ Владимиру Путину и члену Совета Федерации РФ от исполнительной власти Тывы Людмиле Нарусовой. Молин писал о национализме, коррупции и притеснении русскоязычного населения в Республике Тыва. Все эти процессы, по мнению депутата, усугубились с 2007 года, когда руководителем республики стал Шолбан Кара-оол. Надо сказать, что это не первое открытое обращение недовольных жителей Тывы к президенту России. Предыдущее было в 2016 году. Реакции со стороны Москвы тогда не последовало. В августе этого года мы с Андреем Бабушкиным как члены СПЧ решили посетить Тыву.

Шолбан Кара-оол. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

профайл

Тыва
 

Республика Тыва до 1912 года находилась в составе Китая, два года спустя часть ее территории добровольно вступила под протекторат России. В 1921 году была образована независимая Народная Республика Танну-Тува (с 1926 года — Тувинская Народная республика). В 1932 году из состава Монголии Туве были переданы населенные тувинцами территории. Тува стала первым государством, официально выступившим союзником СССР против Германии в 1941 году. В состав Советского Союза республика вошла в 1944 году на правах автономной области РСФСР.

Тыва, пожалуй, единственный регион России, куда из Москвы сейчас не летают самолеты. Железной дороги здесь тоже нет. Но есть автодорога до Хакасии.

Тыва занимает 7-е место по социально-политической устойчивости в стране. На президентских выборах республика заняла 4-е место по уровню поддержки Путина (91,98 %, на первом месте — Кабардино-Балкария — 98,87 %).

Тыва на последнем месте в России по качеству жизни. И на первом — по рождаемости (на втором месте Чеченская Республика).

По продолжительности жизни Тыва на последнем месте: 63 года — для городского населения; для сельского: женщины — 56,7 лет, мужчины — 51,7 лет.

Тыва занимает второе место в стране по уровню безработицы (на первом месте Ингушетия).

Тыва на первом месте в России по количеству совершенных преступлений. И на первом же — по убийствам.

Письмо «Царю»

Виктор Молин, экс-депутат Хурала представителей Кызыла:

Виктор Молин. Фото: Елена Масюк / «Новая газета»

— Из администрации президента никакой реакции на мое письмо не было. Позвонила Нарусова, сказала, что будет встреча с Путиным, и она вручит ему письмо. Людмила Борисовна слово держит.

Заместители правительства Тывы — Максим Тунев, Александр Брокерт, министр строительства и ЖКХ Евгений Овсянников написали на имя прокурора и министра внутренних дел заявление на меня — за клевету и разжигание межнациональной розни. Потом приезжал следователь из отдела по экстремизму, чтобы снять с меня показания. Я сослался на 51-ю статью Конституции.

А наши депутаты городского Хурала собрали комиссию и заявили: «Почему вы обратились к Путину и Нарусовой, а не к нам? У нас нет притеснения русских». Ну, их можно понять: они директора школ или бизнесом занимаются, боятся…

Русских здесь осталось всего 20 с небольшим тысяч. Раньше соотношение было почти пополам. Я здесь родился и вырос. А сейчас все уезжают, уезжают, уезжают… На бытовом уровне запросто можно услышать: «Не нравится — езжай в свою Россию». Куда они нас отправляют? Россия здесь! Вы живете за счет дотаций России.

В 1991 году мы тут воевали, 32 % русских тогда уехало. Тогдашний председатель Верховного Совета Тувы Каадыр-оол Бичелдей создал «Народный фронт Тывы», был министром образования и науки, а потом Кара-оол сделал его своим заместителем. Против него в 2016 году возбудили уголовное дело за воровство 44 млн рублей. В прошлом году его осудили на три года условно. Теперь он директор Национального музея Тывы, где хранится найденное в курганах Аржан-1 и Аржан-2 золото скифов. А недавно он был признан почетным гражданином Улуг-Хемского кожууна (района).

Во времена Бичелдея были целые тувинские дружины, которые русских просто вышвыривали из квартир и сами заселялись. Русские уезжали за Саяны — в Абакан, Минусинск. Потом отток прекратился, мы думали: мы-то здесь родились, выросли, у нас здесь могилы предков, нам некуда ехать. А все равно жмут, жмут… Все эти годы, почти 30 лет. Такое же было и в Прибалтике, потом они раз — и отпочковались. То же самое и здесь будет…

Вячеслав Ремезов, военный пенсионер:

— В 2007 году, когда Кара-оол только пришел к власти, я стал в правительстве директором агентства по ЖКХ, до этого заммэра Кызыла был. Республика маленькая, мы все друг друга знаем. Нам хватило полгода, чтобы понять, куда будет идти это правительство, куда заведет республику Кара-оол. Особенно когда взяли во власть Бичелдея. Бичелдей — это знаковая фигура для русских. Ооржак (Шериг-оол Ооржак — руководитель Тывы с 1992 по 2007 год. — Е. М.) не допускал его до власти.

Сергей Конвиз, издатель оппозиционной тувинской газеты «Риск»:

— Бичелдей — духовный вдохновитель Кара-оола. И поэтому все понимают, что если с первым лицом рядом незаменимый Бичелдей, то курс правительства будет против русских.

Алла Донгур-оол, колумнист оппозиционной тувинской газеты «Риск»:

— В 2009 году Министерство образования Республики Тыва проводило первый республиканский слет молодежи. Я там участвовала в качестве социолога. Ожидали главу республики Кара-оола, но приехал его заместитель Дамба-Хуурак. Он бывший прокурор Тывы. Так вот Анатолий Партизанович Дамба-Хуурак приехавшей со всей республики тувинской молодежи (а русских там было всего 13 человек) сказал на тувинском:

«Ну что ж, вы наша смена, мы стареем, вы придете вслед за нами, растите, добивайтесь всех высот, но знайте — у нас будет серьезная угроза. Сейчас собираются строить здесь железную дорогу, и приедут ее строить 40 тысяч русских. Думайте, новое поколение».

То есть угроза в том, что русские приедут. Сейчас Дамба-Хуурак по-прежнему заместитель Кара-оола, и еще он возглавляет его администрацию и аппарат правительства.

Алла Донгур-оол, журналист, и издатель Сергей Конвиз. Фото: Елена Масюк / «Новая газета»

Виктор Молин:

— Русским тяжело здесь жилье продать. Цены сбивают, знают, что деваться некуда, все равно продадут. На деньги, полученные в Кызыле за продажу трехкомнатной квартиры, в Абакане только однокомнатную можно взять.

Сергей Сафрин, директор ООО «Сельстрой», экс-депутат Верховного Хурала Тывы:

— Если раньше, в 90-х годах, люди уезжали шумно, были разговоры, митинги, сейчас тихо. Потому что иначе квартиру не продадут. И просто боятся. Тихо продают и тихо уезжают. Прорабы, инженеры, главные бухгалтеры…

Валерий Салчак раньше был председателем Счетной палаты Тывы

Валерий Салчак, экс-председатель Счетной палаты Тывы:

— За семь лет, с 2010 по 2017 год, из республики выехали 43 тысячи человек.

Сергей Конвиз:

— Уезжают наиболее активные, самостоятельные люди, которые знают, что они на новом месте приживутся, найдут работу, что у них есть средства. Остаются те, кто либо по здоровью, либо по возрасту уехать не может, либо у кого нет денег. То есть такая часть населения, которая в экономике практически не участвует.

Где есть русские руководители, особенно бизнес, там собираются русские люди, работники, специалисты. Если бизнес прекращает действие, уезжает организатор этого бизнеса, уезжает и большая часть работников.

Русские люди не очень удобные власти, потому что они часто имеют собственное мнение. В этом плане тувинцы более податливы, они поклоняются баю, и в этом плане ими легче манипулировать.

Вот, например, есть официальный протокол заседания политсовета «Единой России» в Пий-Хемском кожууне от 27 апреля этого года, где секретарь исполкома Шырып сказал, что ему руководитель канцелярии Главы Тывы Артур Монгал приказал убрать русских из председателей УИК, а вместо них поставить тувинцев, потому что на них можно влиять. То есть это официальная политика тувинских властей.

Валерий Салчак:

— В прошлом году к нам приезжал московский социолог Сергей Хайкин. Он делает социологию по Чечне, по Дагестану. И вот он сказал, что из живущих русских сейчас в Тыве намерены уехать 40%.

справка
 

Выступая в апреле этого года на 8-й Грушинской социологической конференции, советник руководителя Федерального агентства по делам национальностей РФ Сергей Хайкин говорил об исследовании происходящих процессов в Тыве: «Нам нужно работать с той общностью, где потенциально может быть социальное напряжение. И когда мы это напряжение ловим, нам нужно разбираться с тем, что происходит. <…> Вот вам пример. Тува, из которой совсем недавно я приехал. В Туве наиболее недовольны русские, которых было 39 % и которых сейчас, по статистике, 12 %, а возможно, их и 8 %, и где очень высокий уровень напряжения.

Доля граждан, положительно оценивающих состояние межнациональных отношений, в общей численности граждан РФ в среднем по стране 78,9 %. И варьируется этот показатель от 93 % в Хакасии до 60 % в Санкт-Петербурге (вообще, в крупных городах этот фактор оценивается ниже). Но мы видим сейчас выплеск в Республике Тыва, где граждан, положительно оценивающих межнациональные отношения, — 67 %.

Еще один, с нашей точки зрения, более четкий индикатор, характеризующий состояние межнациональных отношений, — это ответ на вопрос: «Приходилось ли вам за последний год в вашем регионе сталкиваться с недоверием, неприязнью, с нарушением прав или ограничением возможностей?» 93 % говорят, что все в порядке. Но о том, что они испытывают неприязнь, недоверие, сказали 5 %,<…> это население целой иной страны.

«Число недовольных не размазано слоем в один атом по всей территории страны, оно концентрируется, как раковые опухоли, в определенных местах, вызывая очень серьезные реальные и потенциальные конфликты, о которых мы должны говорить. Мы здесь видим зоны, в которых есть не 5 %, а 11 % — например Саха (Якутия). Мы видим 27 % людей, испытывающих неприязнь к себе в Тыве, мы видим 9 % в Крыму…»

«Вы ведете себя здесь некорректно, строя храмы»

Владимир Хемер-оол, экс-заместитель Главы правительства Тывы (1998–2001 годы):

— Я не раз высказывал недовольство: как же так, если русские уезжают, здесь у нас какое развитие? Я считаю так: русский народ — это носитель языка, носитель цивилизации. Когда мы вошли в состав Советского Союза, русские сюда хлынули, у нас до 40 % было русских. Если все уедут, как мы будем говорить-то по-русски? В деревнях уже почти нет русских, уезжают мои земляки. Это русские, которые родились здесь, их деды родились здесь. И молодые тувинцы тоже уезжают. Я с Шолбаном Кара-оолом немножко работал, он кадровой политики не понимает.

Он здесь держится потому, что Путин на выборах получил 92 %. У Кара-оола двоюродный брат Мерген Самбала работает секретарем избирательной комиссии Тывы. Если дальше будем иметь такого лидера, то в Тыве ничего не останется.

Виктор Зимин (только что проигравший выборы в Хакасии), справа — Шолбан Кара-оол во время рыбалки Владмира Путина. Фото: РИА Новости

Сергей Конвиз:

— Начальство видит в русских опасность, потому что русские могут написать заявление, могут дать показания в суде. С тувинцами им проще. Вот у нас есть бывший прокурор, а ныне руководитель канцелярии Главы Тывы Артур Монгал. Никто не знает, чем он занимается. А знаете, главная функция его какая? Он всех вычисляет по родственным связям, составляет список: родня, кто где работает, кто где учится, на кого можно надавить, соседи, друзья, связи. Как только на человека надо надавить, сразу включается Монгал.

(Не знаю, совпадение это или нет, но после нашей с Андреем Бабушкиным встречи с главой Тывы Шолбаном Кара-оолом, секретарша Кара-оола передала мне от него бумагу с информацией о родственниках Валерия Салчака на момент руководства им Счетной палатой республики. Судя по этой записке с личными пометками Кара-оола, из 30 работников Счетной палаты только трое были не тувинской национальности, а девять сотрудников палаты приходились близкими родственниками председателю Салчаку. Е. М.)

Алла Донгур-оол:

— Русские, которые сюда приезжают по назначению, — это ФСБ, Следственный комитет, прокуратура, МВД, ФСИН, — это варяги, мы их так называем. Они быстро подпадают под влияние местного руководства и не видят или не хотят видеть того, что здесь происходит.

Я считаю, что Россия сама отсюда уходит. Она не защищает нас. Отсюда в Москву, в администрацию президента, и в Сибирский федеральный округ идут официальные, очень хорошие аналитические бумаги. Но на нас никто не обращает внимания, нет никакой реакции.

Сергей Сафрин:

— Мы неоднократно писали президенту России, в его администрацию, что в Тыве геноцид, национализм... А в ответ получаем: «Поскольку ваше сообщение не содержит сути предложения, заявления или жалобы, то дать ответ по существу его содержания не представляется возможным». И таких ответов у нас десятки. Подписаны они советниками департамента письменных обращений граждан и организаций А. Воронцовым, И. Куровым и консультантом этого же департамента А. Черняком. На наши обращения не реагируют. Но поверьте, буквально пройдет два-три-четыре года, и здесь будет обвал, и будут только русскоязычные руководители ФСБ, МВД, ФСИН приезжать по назначению. Русскоязычного населения здесь не будет. Даже священники отсюда уезжают. За два года пять семей священников уехало. Епископ не может их удержать. «Мы не можем, мы боимся, у нас дети», — вот что они говорят.

справка
 

Сергей Сафрин. Фото: Елена Масюк / «Новая газета»

Сергей Сафрин — один из крупнейших застройщиков Тывы. Его предприятие «Сельстрой» начало работать еще в начале 90-х годов. За это время он построил в Тыве несколько десятков многоквартирных жилых домов, противолавинную галерею в 200 км от Кызыла, гостиницу «Буян-Бадырги», два корпуса университета и инженерные сети — канализационные и водопроводные в Кызыле, а также пожарную часть МЧС. Но в последние годы Сергея Сафрина фактически лишили возможности строить по госзакзам.

Сергей Сафрин:

— Из-за чего у нас возник конфликт с Кара-оолом? Два года назад было тысячелетие успения святого Владимира, и в это время решили строить православный храм святого Владимира и ставить памятник. У нас ведь святой Владимир — покровитель и президента Путина, и патриарха Кирилла (Кирилл же от рождения Владимир). И тогда епископ сказал мне: «Сергей Викторович, надо храм построить в Туране святого князя Владимира».

Земля в Туране была ничья, там был лес, мы все оформили, районные власти выделили землю, мы поставили в известность главу правительства и стали строить. Но мы построили там еще и здание монастыря, и два придела. Надо это все содержать, а это уголь, это свет… Мы это взяли на себя. Это было в 2015–2016 годах. И у нас сразу же с правительством начались очень негативные отношения.

Я пошел к министру Килижекову (министр Тывы по регулированию контрактной системы в сфере закупок. — Е. М.), говорю: «Мы на все аукционы идем. Почему вы нас выкидываете с аукционов?» Он говорит: «Дана команда. Иди, договаривайся». Я говорю: «Я не буду договариваться ни с кем, я никому ничего не должен». Все это пошло из-за храма. Кара-оол устроил войну.

Я заявил, что если эта проблема не решится, а я награжден и Алексием, и патриархом Кириллом, я вынужден буду в Москве сдать эти ордена и медали, вот тогда, я думаю, моей ситуацией обеспокоятся, потому что это протест.

Недавно здесь была Нарусова Людмила Борисовна, я ей показал храм, после этого она разговаривала с Кара-оолом. Но результата пока никакого.

Людмила Нарусова (в центре) и Сергей Сафрин во время посещения храма. Фото из архива Сергея Сафрина

Я не участвую ни в каких политических партиях. Раньше я был депутатом. Но я ушел и занялся только строительством и помощью нашей православной церкви. Однако члены правительства (кто конкретно, боюсь называть) мне выговаривают: «А почему, Сергей Викторович, у нас тувинцы идут в православие? Почему вы Библию переводите на тувинский язык?» Это министры. Они говорят по телефону: «Вы ведете себя здесь некорректно, строя храмы».

Вот сейчас мы взялись строить храм в Сукпаке, в Туране я восстанавливаю храм и в поселке Сарыг-Сеп в Каа-Хемском районе. Если контракт берешь, то, конечно, есть прибыль. Мы зарабатываем деньги, это моя работа. Но мы оплачиваем все коммунальные услуги в храмах.

Еще в правительстве поняли, что я не даю им откаты. Они меня просили откатов порядка 20–30 %, а я им сказал: платить не буду из принципа.

О каких суммах идет речь? Например, я построил дом за 300 млн рублей, 20–30 % отдай наликом. Теперь они давят мой бизнес, потому что увидели, что со мной нельзя договориться.

Они поняли, что «Сельстрой» просто надо уничтожить, и тогда тема строительства храмов закроется. Больше ведь никто не спонсирует строительство церквей. Но мы построили не только церкви, но и первый в Тыве буддийский храм.

Ведь и тувинцев много ходят в церковь. И это ставится мне в вину.

Сергей Конвиз:

— Когда председатель правительства дал команду не допускать «Сельстрой» до тендеров госзаказов, то Сафрин сделал такой ход: он создал группу по анализу аукционной документации. И когда они объявляют аукцион и не допускают его до торгов, он делает анализ этих торгов, подает в ФАС. И там отменяют аукцион. Конечно, срываются сроки строительства. Бывает, что по одному объекту срывается заключение договора по два-три раза. И тогда Кара-оол прямо стал говорить, что «Сафрин не дает нам работать, он обращается в органы, срывает нам аукционы, и у нас все встало».

Сергей Сафрин:

— Не боюсь ля я, что меня убьют? Меня так Нарусова спросила. Мы с ней дружим. Мы хотели с женой в этом году отсюда уезжать. Но священники не дают благословения, говорят: «Ты еще не все закончил». Обязательно ли надо спрашивать разрешения у священника? Так положено.

Вот недавно пришел я утром на работу, а у меня ОБЭП и налоговая, выемка всех документов. Я говорю: «Что хотите? Я все объекты сдал, я все построил. Из налоговой проверку закончили, я уже заплатил там 2 млн штрафа. В мае этого года я перерегистрировал свое предприятие в Хакасии. Что вы хотите от меня?» А начальник отдела налоговой полиции Ондар Чечек Михайловна и говорит: «Председатель правительства сказал, — на что строите храм?» Я говорю: «Вам какое дело? У меня доход в Москве, я его имею право тратить». Она говорит:

«Он хочет знать. Мы пойдем все храмы обмеряем и сделаем анализ». И они поехали обмерять храмы в п. Сарыг-Сепе, в Туране, в Кызыле. Они считали все материалы, они вывернули меня наизнанку.

Потом начальница республиканской инспекции говорит: «Сергей Викторович, к вам претензий на миллион рублей». Я говорю: «Какие проблемы. Заплатим». И все. Год назад мы с этим закончили, и они опять сюда, и опять: «На что? Где взял деньги? Тувинцы идут в храмы… Вы Библию переводите на тувинский…»

Фото: РИА Новости

На встрече с Главой Тывы Шолбаном Кара-оолом мы спросили его о конфликте с бизнесменом Сергеем Сафриным.

Шолбан Кара-оол:

— Конфигурация Сафрина как человека, как предпринимателя… Что храм в Туране, что Воскресенский храм в Кызыле только он построил, — это неправда. Я все сделал для того, чтобы эти храмы были построены, прежде всего за счет своих решений, которые я принимал в его пользу по линии ФСБ.

Ко мне в 2012 году приходили сюда люди в масках, с автоматами, прежде всего из-за того, что у этого Сафрина возник очередной конфликт с государством, в данном случае с ФСБ, и он начал писать одну за другой бумаги, в том числе в РПЦ и везде, по поводу того, что ФСБ плохое. Пришло ФСБ ко мне в приемную и спрашивают: «Дайте нам журнал приема гостей. Когда и с кем руководитель Кара-оол встречался?» Тогда они выясняли, когда Сафрин ко мне заходил. За этим последовали вопросы, почему я в пользу Сафрина принял решение выделить средства для строительства дворца молодежи. Надо понимать, что Сафрин построил эти соборы, в том числе за счет наших государственных заказов.

Елена Масюк:

— Но Сафрин же вкладывал свои деньги?

Шолбан Кара-оол:

— Нет, неправда. Это было построено на госконтрактах. Он строил, и через это мы строили эти церкви.

Андрей Бабушкин:

— Но Сафрин сейчас даже оплачивает отопление церквей за свой счет.

Шолбан Кара-оол:

— Это тот самый случай, про который он должен всюду говорить? Позиция, которую он отстаивает, очень классно звучит. Он выставляет себя как человека, который построил церкви и за это пострадал. Это неправда. Мне очень не нравится, что он в свою ситуацию по предпринимательству всегда вставляет тему шантажа.

Андрей Бабушкин:

— А в чем шантаж?

Шолбан Кара-оол:

— Что якобы за то, что он построил церковь, его гоняют. Это неправда. Бизнес его только на госзаказах. Вот если бы он строил, например, коммерческое жилье и, зарабатывая деньги, строил церкви... Но в данном случае это не так.

Поверьте мне, в Тыве нет такого, что есть какой-то монстр, который кому-то ничего не дает. Здесь есть некое притеснение русских? Но тогда пусть тувинцы обращаются по поводу того, что их не допускают к предпринимательству. И так мы дойдем до ненормальной ситуации. Если раскладку по предпринимательству посмотреть, то, скорее всего, русских предпринимателей в разы больше, чем тувинцев. Это реальность Тувы. И это ни хорошо и ни плохо, это так.

Русский как иностранный

Портрет министра обороны России Сергея Шойгу в здании республиканской администрации. Шойгу родился в Тыве. Сегодня о нем говорят здесь так: «Благодаря Шойгу Тыва имеет шанс на развитие». Фото: Елена Масюк / «Новая газета»

Сергей Конвиз:

— У нас уже давно в мэрии города на заседании правительства разговаривают на тувинском. Русский язык в районах преподают как иностранный. В школах все обучаются на тувинском языке. Но преподавание русского языка как иностранного недопустимо, поскольку русский является государственным языком. (При этом в Постановлении правительства Тывы об утверждении республиканской госпрограммы «Развитие русского языка на 2014–18 гг.» говорится о методиках обучения русскому как иностранному. — Е. М.). Молодежь совсем не владеет русским.

Если нет русского общества, если нет общения на русском языке, русский становится иностранным. Это аксиома, от этого никуда не денешься. И мы к этому пришли, прокуратура это установила, заявила, что тревожная ситуация, но дальше ничего…

Из постановления Кызыльской межрайонной прокуратуры Республики Тыва (январь 2013 г.)
 

«Ненадлежащее изучение государственного языка может стать препятствием для получения гражданами дальнейшего среднего или высшего профессионального образования, прохождения военной службы, трудоустройства, свободы передвижения и выбора места жительства за пределами Республики Тыва.

Кроме того, незнание русского языка нарушает конституционные права и интересы граждан, ставит их в зависимость от языковой принадлежности, что может отразиться на формировании культуры межэтнических и межконфессиональных отношений. Государственный язык способствует укреплению межнациональных связей народов России в едином многонациональном государстве.

В школе допускались случаи, когда учителя русского языка и литературы преподавали предмет на тувинском языке, что негативно отражалось на знаниях учащихся».

Вячеслав Ремезов:

— У нас 16 кожуунов и два городских округа. То есть глав районов и председателей исполкомов 36 человек, из них только один русский. Среди председателей администрации нет ни одного русского. Председателя суда ни одного нет. Ни одного заведующего районной поликлиникой. Из 165 директоров школ русских — 15 человек. В налоговой — нет русских. Все мероприятия, которые проводятся на государственном уровне, как правило, проводятся на тувинском, редко бывают двуязычными.

Сергей Конвиз:

— Сто двадцать три села в Тыве, и больше чем в ста селах вообще нет русских людей, нет общения на русском языке.

Зинаида Дехтяр, учитель русского языка и литературы, Заслуженный работник образования Тывы:

— Тыва в 1953 году начала Пушкина переводить на тувинский язык. У нас кафедра русского языка в университете, где нет ни одного русского преподавателя. Кто должен создавать русскоязычную среду? Руководители должны владеть двумя государственными языками. И вот это равенство языков в Туве не соблюдается. Чиновники демонстративно разговаривают на тувинском языке. Поэтому к русскому языку такое отношение. И, соответственно, к русским людям.

Сергей Конвиз:

— Бывает, мы допрашиваем свидетелей в суде, так вот студенты четвертого курса требуют переводчика. Потому что в университете тоже преподают на тувинском.

Сергей Сафрин:

— Молодежь приходит ко мне на работу устраиваться с родителями, знаете почему? Они не знают русского языка. И родители переводят детям.

Зинаида Дехтяр:

— Какую бы статистику ни приводили, есть один важный показатель. В ежегодном отчете Минобразования четко указывается, сколько классов с родным, не русским языком, и сколько с русским. Так вот с русским — мизерное количество. Отсюда и тот уровень образования молодежи, который есть в Тыве.

Справа — Зинаида Дехтяр на встрече с членами СПЧ. Фото: Елена Масюк

справка
 

В годовом отчете (2016 г.) Министерства образования и науки Тывы говорится о результатах Национального исследования качества образования, проводимого Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки. Диагностическая работа по истории дала следующие результаты:

Вся Россия: 6-й класс оценку «2» получили 33,1 %, 8-й класс —38,1 %, Республика Тыва, 6-й класс — 62 %, 8-й класс — 68,5 %.

Диагностическая работа по естествознанию:

Вся Россия: 6-й класс оценку «2» получили 24,5 % , 8-й класс — 37,9 %. Республика Тыва: 6-й класс — 52,6 %, 8-й класс — 57,5 %.

«Люди в возрасте прекрасно говорят на русском языке, а молодежь почти не знает русского, почему так происходит?» — спросила я главу Тывы Шолбана Кара-оола. «Это беда, — ответил он. — Я вступил в должность и постарался дать позиционирование к изучению русского языка. Первое, что мы сделали: создали на уровне первого заместителя министра образования должность государственного инспектора по русскому языку. На этой должности у нас учитель, которая отвечает за развитие русского языка.

Когда Путин инициировал программу «Земский доктор», то есть врачам, которые приезжают в село, государство выделяет 1 млн рублей, то мы попытались по аналогии сделать так для учителей — носителей русского языка. Мы им выделяем 1 млн рублей с нашего республиканского бюджета. Для нас это очень большие деньги. У нас с Иваново приехал молодой парень, год отработал и сказал, что больше не может, тяжело, климат... И рука не поднялась забрать у него этот миллион. А контракт был на три года. Но вот еще несколько девушек к нам приехали, работают в нескольких кожуунах. Сейчас таких пять учителей. Я если состоялся в жизни, то в том числе благодаря русским учителям. Мы им построили памятник — первым русским учителям. Вот это как раз наше отношение.

Нас можно обвинять в плохой экономической политике, но ни в коем случае не в противопоставлении тувинцев и русских.

Потому что я сам вырос в этой среде, я в добром здравии и понимаю, что мы живем в большой России. У меня больше друзей русских, чем тувинцев, и я больше думаю по-русски, чем по-тувински».

Родня

Вячеслав Ремезов:

— Есть официальные, утвержденные Путиным, 24 критерия оценки губернаторов. Одиннадцать лет Кара-оол у власти. Тыва за эти одиннадцать лет занимает по многим показателям последние места.

Кара-оол пристроил всех своих родственников. Один родной брат в Верховном хурале сидит, негласный руководитель всего строительства. Помню, я зашел в Минстрой, а он стоит и дает министру указание: «Этому перечислить деньги, ты подождешь, а тебе столько-то». До сих пор он курирует все строительство и всю кадровую политику.

Дальше. Двоюродный брат — мэр города, 11 лет сидит на должности. Кызыл признан самым криминальным городом России. Один племянник сначала был сенатором, сейчас он у нас представляет Тыву в Государственной думе. Второй племянник 11 лет работает секретарем Центризбиркома. Я уж не беру более дальних родственников, которые тоже все на местах.

Простой человек устраивается, допустим, в милицию, так проверяют всю его подноготную, не дай бог, кто-то из родственников судимый. А тут родной брат Кара-оола судим за сбыт партии наркотиков — и ничего. Дочь судимого брата сначала стала судьей мирового суда, а теперь она уже в Кызыльском городском суде.

справка
 

«25 января суд Железнодорожного района Красноярска объявил приговор уроженцу Тывы Леониду Кара-оолу: 3 года лишения свободы. Подсудимый был задержан в Красноярске с портфелем, в котором было упаковано 2,6 килограмма гашиша. «Год назад мне предложили купить машину, — рассказывал Леонид Кара-оол. — Я на ней ездил здесь по доверенности очень долго, попал в аварию, разбил немного. Почти через полгода звонят и просят рассчитаться. Причем говорят, что нужны не деньги, а тывинский гашиш. Помоги, надо для внутреннего потребления, привези аккуратно, и будем в расчете, денег нам не надо. Ну что? Если мужики просят — надо помочь, тем более я машину уже разбил. Собрал эти несчастные «коробки» [спичечные коробки], поехал в Красноярск, как просили…»

Газета «Трибуна» (02.02.2007 г.)

Три брата: Юрий, Шолбан, Леонид Кара-оол (слева направо). Фото: Центр Азии

Проблему родственных связей члены СПЧ также обсудили на встрече с главой республики.

Елена Масюк:

— Ваши оппоненты, Шолбан Валерьевич, говорят, что вы в органах власти опираетесь на своих родственников.

Шолбан Кара-оол:

— Я не думаю, что что-то такое могли бы сказать. Факт, дайте мне хоть один факт.

Елена Масюк:

— Например, что мэр Кызыла Владислав Товарищтайович Ховалыг — ваш двоюродный брат.

Шолбан Кара-оол:

— Если хоть кто-то знает, как я к этому «двоюродному брату» отношусь, то навряд ли подумает о судьбе этого «родственника». В данном случае я все сделаю, чтобы он не избрался на следующий срок. Не из-за того, что мне апеллируют, что будто он мой родственник, а из-за того, что у меня есть накопившиеся претензии к его деятельности. Лично в его адрес.

Фамилия Ховалыг — это как Ивановы у русских, у них одинаковая фамилия, но они не родственники.

В данном случае действительно фамилия Ховалыг — это фамилия моего рода по отцу (Кара-оол Валерий Ховалыгович) и фамилия рода мэра Кызыла. Но мы из разных родов, мы из разных кожуунов Тывы. Вот мой предшественник Шериг-оол Ооржак (руководитель Тывы с 1990 по 2007 год. — Е. М.) увлекался земляческими признаками, и Владислав Ховалыг как раз входил в администрации моего предшественника. Наверняка он там появился неслучайно, потому что его отец был именно с того района, откуда мой предшественник. У меня с ним никаких родственных связей нет.

Другое дело, его матушка училась вместе с моей мамой в педучилище. И когда моя мама проводит какие-то праздники, день рождения, наверняка он там появляется. И, более того, он особо не старается от этого дела отмежевываться, что он родственник. Предполагаю, что это для него тоже в определенной степени защита. Я думаю так.

Елена Масюк:

— А ваш родной брат возглавляет в Хурале Комитет по экономике…

Шолбан Кара-оол:

— Юрий Валерьевич Кара-оол — это мой родной брат, в законодательный орган власти он избирался по одномандатному округу. Я просил, чтобы он выиграл, он активный депутат. Мне вот так хватило, когда парламент находился в неуправляемости, когда сюда заходил депутат парламента со своей тетей (он главврач одного из лечебных учреждений, она тоже врач). Они со мной торговались: дайте нам 200 тысяч рублей, чтобы я проголосовал за бюджет. Я понял для себя, что надо парламентом заниматься, и там должны быть патриоты и вменяемые люди. С этой точки зрения считаю, что

мой брат в парламенте является моим оком хотя бы для того, чтобы видеть внутренние течения. Это я вам рассказываю впервые. Мог бы вполне формально просто ответить: извините, он же избрался через народ.

Елена Масюк:

— А ваш второй брат был осужден за наркотики…

Шолбан Кара-оол:

— В 2007 году, когда я проходил утверждение на свою должность в администрации президента РФ, моего брата поймало ФСБ с коноплей. Я считаю, что это провокация. Но президент Путин, несмотря на это, меня пригласил по поводу моего видения ситуации в Тыве, что нужно предпринять для развития республики. Он между делом спросил: «По поводу брата как ты считаешь? Ты не замешан?» Я сказал, что считаю, что брат прожил очень правильные годы. Какой он вернулся после Афганистана, только мы знаем, что его спровоцировало поступить таким образом, что он побежал с коноплей… Я знаю, что это провокация чистейшей воды, знаю и исполнителей, которые это сделали. Я четко понимаю, что должен понести наказание. Это мой ближайший родственник. Я говорю: «Как считается необходимым». Президент поверил мне.

Буквально месяц тому назад вдруг очередная некая общественная организация выдвигает брата на какую-ту премию. Я побежал к нему и говорю: «Послушай, я тебя прошу, тебе нужно сейчас жить, приспустив глаза. И в связи с моей деятельностью, пожалуйста, постарайся, пока я на должности, не поощрять инициативы по поводу твоего появления в обществе».

Между тем это мой старший брат, один из самых активных людей республики, он был членом КПСС, возглавлял здесь тувинское отделение. В этом отношении вот такая у меня, к сожалению, семейная трагедия.

Андрей Бабушкин:

— Мне заключенные, отбывавшие наказание в ИК-4 в Тыве вместе с вашим братом, рассказывали, что он очень достойно себя вел в колонии, защищал права заключенных…

Шолбан Кара-оол:

— Брат пытался застрелиться, когда вернулся домой…

Читайте также

Русский офшор. Уважать себя, держаться подальше от государства. Староверы в Туве вчера и сегодня

«Тувинка»

Виктор Молин:

Леонид Кара-оол отсидел всего полтора года, сейчас учит детей патриотизму, возглавляет здесь «Афганское братство». А что сейчас делается для уничтожения конопли в республике? Да ничего. Ловят таких, кто по несколько граммов продает, судят. А крупных дилеров никто не ловит.

Раньше даже школьники выходили собирать и сдавать коноплю, форму школьную на эти деньги покупали. А сейчас ее собирают в основном безработные… Производства же нет никакого в республике. Где растет эта конопля? Самое ближнее от Кызыла — 10 километров, в сукпакаских полях. Ее никто не уничтожает. Мы раньше в молодости занимались ее уничтожением, отряд был специальный, обрабатывали поля, окраины полей опахивали, чтобы конопля не росла. А сейчас же не сеют, сельхозполя пустуют, вот конопля и растет. Она по качеству лучше, чем чуйская, ее так и называют — «тувинка». В каких районах больше всего ее? В западных, где русскоязычного нет населения, и поэтому оттуда информации никакой не поступает. Это Чадан, Улуг-Хемский и Курухемский районы.

Около ста килограммов гашиша собирают здесь за год. В деньгах это около миллиарда, а то и больше. Вывозят в Абакан, потом в Питер и дальше.

Верховный шаман Тывы Кара-оол Допчун-оол за работой. Фото: РИА Новости

Шолбан Кара-оол:

— Тыву называют анклавом, где наркопреступления зашкаливают, где тысячи гектаров конопли. Моя задача заключается в том, чтобы максимально убрать доступность конопли, насколько это возможно. Я с детства помню, что эта трава росла везде, и никому в голову не приходило, что это наркотики. Но сейчас мы в разы уменьшили такие территории. Сейчас моя задача в том, чтобы эти территории засоренности коноплей хотя бы засеивались какими-то культурными насаждениями. Зерноводство если вести, то надо вести именно там. Потому что эта сорная трава растет именно в тех местах, где раньше что-то возделывалось.

Зерноводство здесь в советское время просто насаждалось.

Советский Союз рухнул, и все это было брошено. И на этой земле конопля вовсю начала расти.

Я помню, мы купили химикаты и попробовали затравить эту траву. А она еще лучше начала расти.

Я пытаюсь на сходах граждан поднимать этот вопрос, что надо стремиться к тому, чтобы самому освобождаться. На тувинском языке это более складно звучит. Я говорю о том, что другому человеку ты приносишь страдания, еще худшую для себя карму получаешь, и эта карма отражается на будущности твоих детей. То есть через религию, через обычаи пытаюсь это как-то состыковать. Самое главное, пытаюсь этим людям сказать о том, что в год у нас 800–900 человек за решетку садится. Говорю им, что вам кажется, что так быстро можно деньги заработать, а не целый месяц работать за 15–20 тысяч. А в реальности государство это оценивает как тягчайшее преступление — 7 лет и выше. Вот риторика, которую я веду.

Мост Шойгу

Почетный гражданин Тывы — Сергей Шойгу. Фото: РИА Новости

Сергей Сафрин:

— Шойгу был первым удостоен звания «Почетный гражданин Республики Тыва». Это самый главный человек, который руководит республикой. И это в том числе и его политика по вытеснению русских.

Елена Масюк:

— Шолбан Валериевич, ваши оппоненты говорят, что Тывой фактически руководите не вы, а Сергей Кужугетович Шойгу.

Шолбан Кара-оол:

— Это было бы здорово, если бы так. Но, извините, у него своих дел по уши. И это глупость полная, согласитесь. То, что он помогает, я этому безмерно рад, я всегда стараюсь это подчеркивать. Сейчас Сергей Кужугетович два вертолета покупает с Казанского вертолетного завода через частные фонды, через частные структуры, и это будет передано в нашу республиканскую собственность для санавиации. Но даже там, где он особо вроде бы и не помог, я все равно стараюсь подчеркивать его роль. Благодаря Шойгу Тыва имеет шанс на развитие. Он открыл здесь кадетское училище. Я представляю, каким плюсом это отразится на будущих поколениях.

Сергей Конвиз:

— Второго февраля нынешнего года сюда прилетел Шойгу и в университете говорит: «Я дал команду построить мост в Кара-Хаак через Большой Енисей. 1 мая парад буду принимать». Ну, и дана была команда — к 1 мая чтобы был мост». Его действительно построили. Автомобильный, нормальный 300-метровый мост.

Как строили мост

справка
 

Запись Главы Тывы Шолбана Кара-оола в соцсети «ВКонтакте»: «…официальное открытие моста мы приурочили к Дню Победы и обязательно проведем обряд освящения. Я глубоко благодарен нашему великому земляку, министру Сергею Кужугетовичу за доверие, и для меня большое счастье, когда мне удается согласовать с ним жизненно важные вопросы. У Сергея Кужугетовича особый дар адаптировать проекты министерства  к земным нуждам простых людей».

А за два дня до 1 мая «Мост Шойгу» снесло. Его стоимость 40 млн рублей. Они не провели изыскания, они без исследований построили мост. Строило мост Министерство обороны. Сейчас будут новый строить. Никто не отвечает. Я встречаюсь с компетентными людьми,

говорю: «Чего, кого посадили, с кого взыскали?» Они говорят: «Да нет, строительство моста оформили как учения по форсированию Енисея и списали на военные учения». У нас же Министерство обороны совершенно закрытое ведомство. Уплыло и уплыло…

30 апреля: мост смыло

Более того, здесь везде построены заимки, неизвестно за какие деньги, где бывают Шойгу и Путин. Основные заимки на Хемчике и на Тодже — это на озерах Ак-Аттыг-Холь и Чойган-Холь, в Пий-Хемском районе — станция «Тайга», местечко «Ловушка», а в Чаа-Хольском районе на реке Хемчик — резиденция «Долина Шанчи».

Зинаида Дехтяр:

— На самом деле мест для отдыха первых лиц здесь оборудовано значительно больше — их 47. Просто некоторые более мелкие и находятся на закрытых территориях.

Сергей Конвиз:

— Они оформлены на разные лица. К примеру, на Байсарова, который должен строить здесь железную дорогу Курагино — Кызыл. Руслан Байсаров (ЗАО «Тувинская энергетическая промышленная корпорация») получил бизнес Пугачева — «Енисейскую промышленную компанию» (Сергей Пугачев, банкир, бизнесмен, член Совет Федерации от Тывы (2001–2011 годы). Находится в международном розыске.Е. М.) — добыча угля и строительство железной дороги. Местное население даже близко не пускают к этим заимкам.

Заимки начали строить при предыдущем председателе правительства Ооржаке…

Сергей Иванов, Шолбан Кара-оол и Владимир Путин слушают презентацию Руслана Байсарова. Он демонстрирует проект железной дороги. Фото: РИА Новости

Валерий Салчак:

— Шойгу с Кара-оолом познакомились, когда Шолбан Валерьевич был председателем Хурала, Заксобрания. И когда Шойгу приезжал, Ооржак особо не общался с ним, а все эти встречи брал на себя Кара-оол.

Сергей Конвиз:

— Шойгу хотел в 1989 году стать председателем Совмина Тувы, но его выдавил товарищ Ооржак и стал председателем… И с тех пор у них соперничество, нелюбовь.

Сейчас, когда президента привозят на заимки, вся республика на ушах. По Саяно-Шушенскому водохранилищу сюда приходит целая флотилия на обеспечение: вертолеты, самолеты, перекрывают все дороги… Теперь редко он приезжает, но в этом году несколько раз был.

Почему именно Тува так Путина привлекает? Ну, здесь щуки тридцатикилограммовые, которых специально в бочках привозят накануне.

Но красота там действительно изумительная, это надо посмотреть своими глазами. Когда все еще не было закрыто, мы ездили туда. Это заповедники. А теперь туда никого не пускают. Более того, шлагбаум поставили, человек стоит, охраняет. Круглый год охраняют, никогда не пускают.

Китайцы, Дерипаска, Пугачев и другие

Тувинская оппозиция критикует главу республики Шолбана Кара-оола не только за притеснение русских, кумовство, за развал экономики, но и за допуск китайцев к месторождениям редкоземельных металлов.

Например, китайская компания ООО «Лунсин» (входит в крупнейший горнодобывающий холдинг Китая Zijin Mining Group) на 25 лет получила земельный участок для добычи цинка, свинца и полиметаллов в районах традиционного природопользования, на землях оленеводов местного малочисленного народа тувинцев-тоджинцев. На оленеводческих землях также ведут работу две золотодобывающие компании.

Китайцы в Тоджи

«На самом деле из крайности в другую крайность нельзя впадать. Ведь идет промышленное освоение Тувы, — говорил на встрече с членами СПЧ Шолбан Кара-оол. — Если мы дадим все преференции, которые подразумевает федеральное законодательство, то я боюсь, что все тувинцы станут тувинцами-тоджинцами.

Десятилетиями я вижу одни и те же лица, которые по всем съездам представляют коренные народы. В Тыве то же самое. Люди, которые представляют якобы тувинцев-тоджинцев, на самом деле тувинцы, которые в основном живут в Кызыле. Люди сейчас этим профессионально занимаются. И, к сожалению, они оторваны от реальных оленеводов, их жизни, быта, потребностей, которые у них есть. Они в большей части в тренде тех вопросов, которые природоохранные общественные организации им навязывают. Но я хочу сказать о другом: регулярно здесь появляются иностранцы с какими-то намерениями. Вот был я в районе, смотрю, из палатки какой-то парень высокий выходит. Тувинцы же маленькие, а это такой длинный… Оказался американец, который живет там уже год, выучил язык, представляется этнографом. Оказалось, что он является сотрудником Всемирного фонда дикой природы. Я знаю, что по этим коренным и малочисленным народам очень тесно работают фонды. Притягивают людей под разного рода обращения. Как правило, эти обращения почему-то совпадают с местами размещения полезных ископаемых.

Вот я, например, китайцев уговорил каким образом: давайте две копейки будем мы вкладывать и две копейки вы. Создадим фонд поддержки оленеводов, 50 на 50, — продолжает глава Тывы. — Таким образом вместе с китайцами мы сформировали фонд поддержки оленеводов только лишь с одной целью — будут у тебя олени, будем тебе платить, лишь бы ты их не резал».

«Но многие местные жители, — говорю я, обращаясь к главе Тывы, — опасаются, что китайцы не остановятся, и будет дальнейшая экспансия Китая». «Это тоже политическая тема, — отвечает Кара-оол, — которую часто пытаются преподнести в своих интересах. Да, горно-обогатительный комбинат здесь построен китайской компанией, я считаю, что они большие молодцы, смогли это сделать. Я не верил. Эта компания на первом месте по добыче золота, цинка в Китайской Народной Республике.

справка
 

В рейтинге экологической ответственности горнодобывающих компаний, составленном Всемирным фондом дикой природы совместно с проектом Программы развития ООН, Глобального экологического фонда и Минприроды, китайская компания ООО «Лунсин», которой принадлежит полиметаллический комбинат в Тыве, была признана самой неблагополучной среди всех горнодобывающих компаний, работающих в России. Роспотребнадзор неоднократно указывал, что китайская компания загрязняла реки и почву, превышала вредные выбросы в атмосферу, вырубала кедровник и т. д. При этом Тыва фактически ничего не получает от этого китайского проекта. Налоги от всех ГОКов в Тыве составляют всего 5 % республиканского бюджета, природоохранные платежи «Лунсина» всего три миллиона рублей в год. А штрафы за загрязнение водоемов, в том числе притока Большого Енисея реки Ак-Хем, тяжелыми металлами и сточными водами просто смехотворны: от двухсот до пятисот тысяч рублей.

«Вступив в должность, я постарался, чтобы они заключили со мной соглашение, в котором прописали, что жителей Тывы на комбинате должно работать не менее 70 %. Они это выполняют, — говорил на встрече с членами СПЧ глава Тывы. — Сейчас тувинцев там работает 861 человек. Средняя зарплата у них 40 тысяч рублей и т. д. То есть в этом отношении они молодцы, создали некое промышленное предприятие, которое дает рабочие места».

Но оппозиция и оппозиционно настроенные бизнесмены Тывы говорят, что китайцы не выполняют соглашение, что на предприятии в основном работают китайцы, что уничтожается уникальная природа. Да и жителям Тоджи от китайцев достались лишь мебельные тумбочки, холодильник, компьютер да канцелярские принадлежности для школьников. И еще тридцать тысяч рублей китайцы дали на партийные мероприятия местных «единоросов».

Виктор Молин:

— Тыва — это приграничная республика, и китайцев сюда вообще нельзя было пускать.

Китайцы считают нас своей территорией. Кара-оол уже сейчас из Китая не вылазит.

В Тоджинском районе нет российского радио, только китайское. Там одни китайцы. У них там больше тысячи человек работает. А сколько неучтенных? Погранцы ловят китайцев на границе с Монголией. Они по два-три месяца идут пешком и нелегально там живут.

Валерий Салчак:

— Интерес Кара-оола только экономический и финансовый. Он действительно очень часто туда ездит. Вот после поездки в Китай зимой этого года он в экстренном порядке собрал правительство для утверждения новой стратегии развития республики. И включили они в этот план продажу месторождений именно в южной части республики, на границе с Монголией (Деспенский золоторудный узел, Ургайлыгская золоторудная площадь, Кара-Хемское россыпное золото, Солчурское свинцово-цинковое месторождение, Кызык-Чадрское золото-медно-молибденовое месторождение, Карасугское месторождение редкоземельных металлов, Агардагский массив месторождения хрома). И рассчитано это только для китайских компаний. Понятно, что месторождения продает федеральный центр, но готовит всю почву местное правительство. Вот компанию Прохорова «Голевская горнорудная компания» не пустили сюда. Четыре года их здесь мурыжили, а китайцам дали зеленый свет.

Виктор Молин:

— У нас нет железной дороги. Хотя в 2011 году Путин и вбил здесь первый костыль железной дороги, соединяющей Красноярский край с Кызылом и крупнейшим угольным месторождением. Эту дорогу должен был строить Байсаров, но так и не построил. С одной стороны, это плохо, но с другой — это хоть немного сдерживает китайцев. Пока нет железной дороги, они полиметаллические руды в мешках, в огромных контейнерах возят в Абакан до «железки», а там уже в Китай. Китайцам нужна эта дорога, потому что тогда отсюда они вывезут все. Железная дорога уже начала строиться со стороны Китая через Монголию.

Сергей Конвиз:

— Если ничего не изменится, лет через 10–15 китайцев здесь будет не только больше, чем русских, но и больше, чем самих тувинцев. Тогда Россия совсем потеряет Тыву.

Я не знаю, почему этого никто не понимает. У китайцев же выработана очень хорошая мирная стратегия завоевания территорий, и Тыва их интересует только потому, что это легкая добыча, где раньше был протекторат Китая».

Тыва — Москва

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera