Колумнисты

Родитель Грачев

Как мы лишали родительских прав мужчину, который отрубил руки своей жене

Этот материал вышел в № 108 от 1 октября 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Мари Давтянадвокат, руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия

3
 
Маргарита Грачева после операции. Фото из личного архива / ВКонтакте

Осенью 2017 года Маргарита Грачева сообщила мужу, что разводится с ним. После этого Грачев избил жену, затем вывез ее в лес и угрожал убийством. Маргарита пыталась жаловаться в полицию, но участковый проигнорировал ее обращение. Финальное преступление Дмитрия Грачева стало известно всей стране: после очередного похищения супруги мужчина отрубил Маргарите кисти рук. Затем он отвез ее в больницу и явился в полицию с повинной. Защита потерпевшей добилась, чтобы Грачеву было предъявлено несколько эпизодов, включая обвинение в похищении человека и побоях.

В январе, когда Грачев уже был в СИЗО, их брак был расторгнут. Параллельно начался процесс по лишению Грачева родительских прав — у пары было двое совместных детей, трех и пяти лет. Специалист-психолог выявил, что мужчина был агрессивен, в том числе по отношению к ним. Серьезного физического насилия он к детям не применял, но имели место периодические побои и вербальная агрессия. Еще один аргумент в пользу лишения родительских прав Грачева: насилие в отношении матери напрямую повлияло на жизнь семьи в целом.

Отец оказался в СИЗО, мать получила инвалидность — условия жизни детей резко ухудшились. Фактически Грачев причинил вред не только своей жене, но и детям. Грачев был признан вменяемым. Он не мог не понимать, как и к каким последствиям для его собственных детей приведут его поступки. Во многих странах дети, живущие в таких семьях, приравниваются к потерпевшим. Эксперты говорят о вреде нормализации насилия: дети перенимают модель поведения агрессивного поведения.

Дмитрий Грачев. Скриншот Youtube

Тем не менее суду потребовалось девять месяцев для того, чтобы лишить Грачева родительских прав. Он лично участвовал в процессе, находясь под стражей, и заявлял, что он совершал насилие в отношении своей жены, а не в отношении детей.

Детей, по его словам, он любит, поэтому считает, что он должен сохранить свои отцовские права.

Сторона ответчика активно боролась за то, чтобы этот вопрос рассматривался после приговора по уголовному делу. Наличие несовершеннолетних детей является смягчающим обстоятельством, и Грачев собирался использовать это обстоятельство для борьбы за менее суровое наказание. Вполне циничная позиция: я не отрицаю, что я это совершил, но вопрос о детях удобнее решить потом.

Органы опеки и прокуратура поддерживали Маргариту Грачеву и ее представителей в требовании немедленно лишить бывшего мужа родительских прав. Суд же занимал формальную позицию и предлагал дождаться бумажки — обвинительного приговора, снимая с себя ответственность за оценку всех обстоятельств. В итоге удалось доказать, что действия Грачева причинили вред непосредственно детям, что он представляет собой прямую угрозу для детей и что все это никак не зависит от исхода уголовного дела. И это важный прецедент.

Если мы рассмотрим судебные процессы о лишении родительских прав отцов, применявших насилие к женам, то заметим два типичных обстоятельства. Во-первых, чаще всего именно жен обвиняют в том, что с ними происходило. Маргарита Грачева избежала таких обвинений лишь в силу особой жестокости преступления, совершенного в ее отношении. Во-вторых,

прокуратура часто занимает позицию, согласно которой насилие в отношении матери не приравнивается к насилию в отношении детей. Прокуроры уверяют суд, что с детьми отец ничего плохого не делал, а значит, и родительских прав его лишать не за что.

Но на примере дела Дмитрия Грачева удалось показать, что это не так.

Во многих случаях суды встают на сторону отцов, игнорируя интересы жертв домашнего насилия. В одном из уголовных дел из нашей практики обвиняемый совершил развратные действия в отношении своей падчерицы. По приговору суда он признается виновным и отправляется в тюрьму, но мы в течение года добиваемся лишения его родительских прав в отношении его собственной дочери, которая проживала в том же доме. Аргумент прокуратуры был в том, что развратные действия были совершены в отношении только одного ребенка, а второго никто не трогал. Нам приходилось доказывать, что насильственные действия в отношении одного члена семьи наносят вред каждому, но… не понимали.

Так устроены процессы о лишении родительских прав для отцов. С матерями — совсем другая история, и о ней нужно говорить отдельно.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera