Сюжеты

Опрокинуть стакан с Достоевским

Музею Достоевского тесно в старых стенах. «Там даже стакан воды выпить негде», — переживает архитектор Евгений Герасимов, проектирующий для исправления ситуации пятиэтажное здание

Фото: turisticum.ru

Общество

Татьяна Лиханова«Новая в Петербурге»

 

Содержимое «стакана» с прямой музейной деятельностью имеет мало общего: фонды, экспозиции, кабинеты сотрудников остаются в историческом доме 5/2 по Кузнечному переулку. Пять этажей (плюс подземный) нового корпуса отводятся под театрально-концертную площадку, магазин, кафе, лекционно-библиотечное пространство с громадным внутренним балконом да небольшой выставочный зал; плюс входная зона с панорамным лифтом, подъемник для маломобильных граждан. Но попасть таким путем к Федору Михайловичу они не смогут — переходы, врубаемые в стену исторического дома, не решают проблемы доступа инвалидов в мемориальную квартиру.

За детальное проектирование фонд «Петербург Достоевского» (учредители — Евгений Герасимов, сын экс-главы РЖД Андрей Якунин и директор музея Наталья Ашимбаева) готов взяться только после передачи ему земельного участка. Построенное останется в собственности фонда, за музеем обещают закрепить право пользования. Появление у исторического и современного зданий общих конструктивных элементов открывает возможность поставить полученное новообразование на кадастровый учет как единый объект недвижимости. А согласно уставу фонда принадлежащее ему имущество, включая землю и здания, может быть передано «третьим лицам в целях размещения объектов общественного питания, сувенирных лавок, магазинов и предприятий, способствующих повышению привлекательности музея».

Квартирный вопрос

Впервые о своем видении развития музея учредители фонда рассказали на апрельской пресс-конференции, созванной на другой день после публикации «Новой». Проектирование предполагалось завершить к III кварталу текущего года, выйти на строительную площадку — в I квартале следующего. Губернатор Георгий Полтавченко был не против поддержать концепцию при условии гарантий финансового обеспечения проекта: до получения разрешения на строительство фонд должен предъявить не менее 60% нужных на то средств (650 млн руб.).

«Надеюсь, что финансировать новый корпус Музея Достоевского будут петербуржцы», — заявит на пресс-конференции Андрей Якунин.

Учредители не раскрывают сумму, которую удалось собрать на сегодня, и в посвященном ему разделе на сайте музея отсутствует информация о полученных средствах и тратах. Пока, по словам Евгения Герасимова, поступивших денег хватило, чтобы расселить одну из прилегающих квартир (128 кв. м) — теперь она принадлежит фонду, который «находится в поисках юридической формы, позволяющей музею получить ее в бессрочное безвозмездное пользование». Ведутся переговоры о расселении еще двух квартир — всего по общей с музеем черной лестнице их было шесть (общей площадью 461 кв. м), три передали музею к 1997 году, во исполнение решения Ленгорисполкома 1988 года «О предоставлении дополнительных площадей музею Ф. М. Достоевского».

«Это решение Ленгорисполкома никто не отменял, оно действующее до сих пор!» — подчеркивает Евгений Герасимов, сетуя на отсутствие поддержки городских властей и напоминая, что «в рамках Петербургского международного экономического форума Георгий Полтавченко подписал документ о выделении земли, но это до сих пор не выполнено».

Георгий Полтавченко и Андрей Якунин / Фото: gov.spb.ru

Хотя упомянутое им решение в базе системы «Кодекс» значится как не действующее — утратило силу решением Ленгорисполкома 1989 г. (назначившим новые сроки), а его обнулило распоряжение губернатора Петербурга 1996 г. (вовсе отменяющее расселение в связи с отсутствием у города альтернативной жилплощади). Действующим остается распоряжение губернатора 1997 г., предписывающее завершить до 01.01.98 расселение квартиры № 37. И если уж господин Герасимов апеллирует к этим документам, не грех бы напомнить, что расселить квартиры предписывалось «с целью передачи помещений Государственному литературно-мемориальному музею Ф. М. Достоевского». А не фонду или еще кому бы то ни было.

Что же до заключенного на ПМЭФ-2018 документа, то Георгий Полтавченко и Андрей Якунин подписали лишь соглашение о намерениях (реализовать проект по строительству нового музейного здания в Кузнечном переулке), де-юре не обязывающее город передать участок.

Винегрет из Булгакова с Бродским от мастера общепита

В дальнейшей пробуксовке процесса фонду следовало бы скорее пенять на себя. Для понимания его представления о «конструктивном диалоге» с городом «Новая» предлагает ознакомиться с изложением происходившего на июньском совещании у вице-губернатора Игоря Албина, иронично представленным одним из участников встречи в близкой пьесе абсурда форме.

Действующие лица: градозащитники с Александром Сокуровым и депутатом Максимом Резником, Игорь Албин, чиновники профильных ведомств, исполнительный директор фонда Владислав Смирнов (руководитель ООО «Кафе «Никольские ряды», ранее работавший в также подконтрольной Андрею Якунину Региональной гостиничной сети).

Градозащитники: Выражаем обеспокоенность строительством нового здания, разрушающего среду Петербурга Достоевского.

Смирнов: Наш фонд создан тремя физическими лицами с безупречной репутацией. А вы кто такие?

Албин: Тут у всех присутствующих безупречная репутация. А кто усомнится — замается согласования получать.

Градозащитники: Музей-квартира — особый жанр музеев. Она хранит память места. Если нужны вспомогательные помещения — давайте рассмотрим вариант выкупа соседних квартир.

Смирнов: Вы хотите наш надежный вариант нового строительства, который зависит только от согласований чиновников, заменить на выкуп, который зависит от согласования собственников? Вы хотите, чтобы тут был майдан, как с квартирой Булгакова? (попутал с Бродским. — Прим. ред.)

Проектное предложение мастерской Евгения Герасимова / Фото: egp.spb.ru

Градозащитники: А что будет в новом здании? Чего именно не хватает музею?

Смирнов: Вешалка. Музею не хватает гардероба. Входная группа отсутствует. Книги Достоевского хранить негде. Офисные помещения для сотрудников. На третьем этаже будет арт-пространство двусветное, где будут идти пьесы по произведениям Достоевского. Ну обеспечивающие помещения, кафе, все оборудовано для доступа инвалидов, только современные нормы.

Сокуров: Странно, почему Эрмитаж может разместить фонды в удаленном фондохранилище, а Музей Достоевского — нет…

Смирнов: Сотрудники музея каждый день обращаются к первоисточникам в своей работе. Мы получили от музея полный перечень потребностей.

Градозащитники: А кому будет принадлежать здание?

Смирнов: Не допустим инсинуаций! Здание будет принадлежать фонду, но мы предоставим его в пользование городу на 200—300 лет.

Максим Резник: Таких «петербуржцев», которые Бродского с Булгаковым путают, надо сажать за оскорбление чувств учителей литературы. А мы с ними разговариваем. Стыдно, господа!

Смирнов: Мы пришли сюда, чтобы выяснить, когда нам предоставят участок в соответствии с поручением губернатора.

Албин: Где концепция проекта?

Смирнов: Концепция проекта будет подготовлена на основании инженерных изысканий. Надо выяснить, не рухнет ли дом с квартирой и соседние тоже. Дайте участок.

КГИОП: Вы приходите на Совет по культурному наследию, расскажите, мы обсудим и направим…

Смирнов: Мы не можем подготовить проект, пока не проведем инженерные изыскания. Дайте участок.

КГА: Но позвольте, вот «Студия 44» — тоже уважаемые люди, готовят концепцию Музея блокады еще до всякого предоставления участка... И на Градсовете тоже нужно бы обсудить ваш проект...

Смирнов: У меня самолет скоро, некогда обсуждать. Дайте участок.

Албин: Предоставление земельного участка возможно только после обсуждения концепции на совместном заседании Совета по культурному наследию и Градсовета. Или через мой труп.

Градозащитный пикет перед музеем Достоевского / Фото: rbc.ru

Согласно официальному протоколу, по итогам совещания решили: Комитету по инвестициям в срок до 4 июля провести совещание с участием представителей музея Ф. М. Достоевского, Комитета по культуре, градозащитной общественности с целью получения информации о потребностях музея в дополнительных площадях и рассмотрения альтернативных возможностей расширения музея; в этот же срок представить необходимые материалы для подготовки рассмотрения вопроса о строительстве здания музея Ф. М. Достоевского на совместном заседании Совета по сохранению культурного наследия и Градостроительного совета; а КГИОП и КГА вынести данный вопрос на такое совместное заседание до 12 июля.

На совещание в Комитет по инвестициям фонд вышел только 6 сентября, никаких альтернативных вариантов не предложил, обоснований нужд музея не предъявил (Наталья Ашимбаева лишь в общих чертах обрисовала проблемы с нехваткой помещений и после настойчивых вопросов градозащитников оценила совокупный объем требуемых музею в 2 тыс. кв. м). На совместное заседание двух советов концепцию так и не вынесли, ее рассмотрение Градсоветом анонсировано на эту среду.

Брюки превращаются в элегантные шорты

В качестве разминки на минувшей неделе фонд провел презентацию концепции на дружественной площадке возглавляемого Рафаэлем Даяновым Совета по архитектурному и историческому наследию петербургского Союза архитекторов (по заказу подконтрольных Андрею Якунину компаний и Герасимов, и Даянов работали на таких объектах, как Никольские ряды и Дом Лобанова-Ростовского).

За четверть часа до начала мероприятия почти все места в зале оказались заняты — стайки сотрудников музея, мастерской Герасимова и прочие «Родные и Знакомые кролика». Пустовал лишь маркированный табличками «Резервировано» первый ряд, пока одно из мест не занял припозднившийся глава КГА Владимир Григорьев.

Рафаэль Маратович был снисходителен к стремлению отдельных гостей «выразить свое восхищение проектом» и «горячо его поддержать», но тотчас пресекал малейшие попытки предметного обсуждения.

Львиную долю времени господин Герасимов отвел на рекламу достижений собственной мастерской и демонстрацию тенденциозной подборки зарубежных модернистских зданий современных музеев. Беглый показ предлагаемых для Кузнечного переулка решений сопровождался заверениями в том, что новое здание, отделанное «традиционными для Петербурга материалами — гранитом разной толщины и обработки с элементами из меди», «будет прекрасно корреспондироваться с медными куполами Владимирского собора» — и в то же время от собора новое строение «вообще не будет видно». Предлагаемый объем не превысит соседние здания и «будет практически сливаться с окружающей застройкой», хотя «мы не собираемся прятаться». По убеждению архитектора, современный корпус призван стать «общественным зданием XXI века». «Достоевский продолжает жить и занимает умы современников, теме ХХ и ХХI веков и будет больше посвящено новое здание», — подкрепила этот тезис Наталья Ашимбаева.

В историческом доме музей давно задыхается, сотрудники сидят друг у друга на головах, нет кафе, негде стакан воды выпить, а по входным обледенелым ступенькам не то что инвалид, не всякий здоровый доберется до Федора Михайловича, нагнетал Герасимов.

Проектное предложение мастерской Евгения Герасимова / Фото: egp.spb.ru

«Но переходы от нового здания в старое у вас запроектированы в уровнях третьего и четвертого этажей, а как маломобильные группы будут попадать в мемориальную квартиру на втором?» — поинтересовался журналист Вадим Кузьмицкий.

«Значит, вы ничего так и не поняли», — обдал его презрением Герасимов.

«Я тоже не понял», — подал голос глава КГА.

«Это потому что вы опоздали, Владимир Анатольевич», — любезно подсказал удобную версию докладчик.

«Нет, не поэтому, — рассмеялся главный архитектор города. — Этот вопрос уже возникал, и на Градсовете вам придется на него отвечать».

Господин Герасимов вынужден был признать, что проблема доступа в мемориальную квартиру людей с ограниченными возможностями остается, но переложил ее решение на Комитет по культуре: «Это музейный вопрос, надо обсуждать».

«Новая» попросила уточнить количество мемориальных предметов, сколько требуется дополнительных площадей и есть ли у музея концепция развития с конкретными подсчетами — на что именно и сколько квадратных метров необходимо и будет ли она представлена? Госпожа Ашимбаева предпочла конкретному ответу краткий экскурс в историю «растекшихся» вещей Достоевского, которые «бог знает к кому попали и где находятся», признав в итоге: «То, что у нас есть подлинного, это немного» (насколько нам известно, это ручка с пером, коробочка из-под лекарств, бумажник, икона в серебряном окладе и кашлетр для бумаг и писем. — Прим. ред.). Музейная концепция, по словам Натальи Туймебаевны, имеется, но она «для внутреннего пользования».

Евгений Герасимов / Фото: kommersant.ru

На дополнительных метрах, получаемых после выкупа квартир и передислокации театральной площадки в новое здание, музей сможет разместить и сотрудников, и экспозиции, сочли учредители фонда. Зачем же нужно новое внушительное здание? Посетители музея тоже будут пользоваться всем этим великолепием, убежден Герасимов: после посещения мемориальной квартиры пойдут, например, в кафе, чтобы там «внутри себя пережить увиденное».

Тогда уж давайте рюмочную!

Зампредседателя петербургского ВООПИиК Александр Кононов попросил предъявить простой математический расклад — какая часть здания под какую функцию отводится. Но ответа не получил. Евгению Герасимову все эти цифры представляются ничего не значащими: «Завтра театральный зал может превратиться во что-то другое, лекционный зал тоже, терраса — в какие-то иные помещения верхнего этажа, во что-то такое, что мы сегодня не можем даже представить».

Мы — можем. Достаточно вспомнить, как изъятый из казны Петербурга под соусом госнужды (для сотрудников Конституционного суда) Дом Лобанова-Ростовского превратился в отель компании Андрея Якунина.

Шоу должно продолжаться

Член совета петербургского ИКОМОС Александр Кречмер назвал представленную концепцию недопустимой для исторического центра Петербурга, охраняемого объекта всемирного наследия. «Да, музею нужно развиваться, — сказал он, — нужно постараться выкупить квартиры в существующем доме, но нельзя для этого развития разрушать сам Петербург Достоевского».

Рафаэль Даянов, еще два года назад отказывавшийся верить в саму возможность реализации такого проекта в Кузнечном переулке, поспешил на этом завершить мероприятие. Евгению Герасимову очень хотелось получить на выходе хоть какое-то свидетельство общественного одобрения: «Давайте проголосуем! Кто за концепцию?»

«Это будет профанация, никакого обсуждения не было!» — попытался возразить Александр Кононов.

«Нет, ну пусть руки поднимут, кто за развитие музея!» — не унимался Герасимов.

«Давайте проголосуем», — миролюбиво соглашался ведущий.

«Родные и Знакомые кролика» вняли команде.

«Фотографируйте, фотографируйте!» — вполголоса командовал помощникам автор концепции.

«Всем теперь понятно, зачем нужно было это шоу», — резюмировал Кононов.

«Вы меня оскорбили, заявляя, будто мы нанятая за деньги массовка!» — поднялся на градозащитника бывший десантник, глава епархиального паломнического отдела Владимир Дервенев.

«А кто тут, кроме вас, говорит про деньги?» — удивился Кононов.

«Вы назвали нас участниками шоу, нанятыми, ответите за это!» — похоже, господину Дервеневу не давали покоя лавры генерала Золотова, недавно вызвавшего Навального на дуэль. К счастью, обошлось без драки.

Евгений Герасимов покинул собрание, бросив напоследок журналистам, поинтересовавшимся, не готов ли он изменить внешний вид комплекса:

«Я же не указываю, как вам писать статьи, а почему вы мне указываете? Время все расставит по своим местам, отделив зерна от плевел. Не понравится будущим поколениям — снесут и построят что-то другое. Но я уверен, они будут гордиться этим зданием».

Второй акт дают в среду, 3 октября, на Градсовете.


Все материалы петербургской редакции доступны по ссылке


 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera