Сюжеты

«Унесите меня на край Земли»

В Париже прошла официальная церемония прощания с Азнавуром

Фото: EPA

Культура

Юрий Сафроновсобкор в Париже

1
 

В парижском Доме инвалидов только что попрощались с Шарлем Азнавуром. Со всеми официальными подробностями. Это была «государственная церемония» — с участием президента Франции, экс-президентов Франции, других видных политиков и деятелей культуры Франции и проч., включая премьер-министра и президента Армении. Но главное — это река людей, которая осталась у входа в Дом и после того, как схлынула волна официальных соболезнований.

Если бы церемония была открытой, очередь бы растянулась на пол-Парижа. А так — перед экраном, установленным у Дома инвалидов, собралось несколько тысяч; ну, а миллионы смотрели прямую трансляцию по ТВ. В парадный двор Дома Инвалидов запустили 1200 приглашенных.

Сначала французская республиканская гвардия сыграла армянский гимн, потом — «Марсельезу». Потом был традиционный для этого места смотр войск (хотя казалось бы, при чем здесь Азнавур?), смотр провели президент Макрон и армянский премьер Пашинян; потом гроб, покрытый французским флагом, внесли в центр двора под звуки «Dle Yaman» на дудуке. Принесли венок цветов армянского флага. Принесли подушечку с наградами. Премьер-министр Армении Никол Пашинян произнес речь на армянском. Речь длилась долго, но президент Франции и экс-президенты Франции слушали ее с заинтересованными и строгими выражениями лиц — при этом так увлеклись, что даже забыли надеть наушники с синхронным переводом.

Никол Пашинян у гроба Шарля Азнавура. Фото: EPA

Потом Республиканская гвардия сыграла отрывок из Armenian Waltz. Президент Франции Эмманюэль Макрон произнес речь. О том, что Азнавур в течение десятилетий «держал зеркало», в котором отражались наши «горести и радости», о том, что он в первую очередь — поэт, о том, сколько он сделал для Армении…

Президент Франции подошел к гробу. Республиканская гвардия протрубила Aux Morts. Минута молчания. Рефрен из «Марсельезы».

Потом под звуки азнавуровской великой песни «Emmenez-moi» («Унесите меня на край земли. Унесите меня в страну чудес…») большого поэта, весельчака и умницу, накрытого французским флагом, понесли по двору армейского Дома.

Президент Макрон с супругой. Фото: EPA

Песня была не в азнавуровской записи, а в чужом, хоть и живом исполнении.

За гробом пошли родные и близкие, за ними — «президент Республики с мадам Брижит Макрон и армянские власти». Так было записано в программе еще накануне, так все и прошло с небольшими и ничего не значащими уже временными сдвигами.

Французская пресса много писала о том, что родственники не сразу согласились на предложение властей устроить «государственное» прощание, но потом решили, что »Азнавур был бы не против», так как никогда в жизни не отказывался от наград и церемоний.

Организаторы кинопремии «Сезар» несколько дней назад объявили, что следующая церемония, в феврале 2019, будет посвящена Азнавуру, «который был выдающимся актером, писал еще и сценарии, и диалоги».

А мэр французской столицы уже объявила, что предложит муниципальному совету назвать именем Азнавура «какое-нибудь место в Париже».

Фото: EPA

Завтра, в субботу, 6 октября, будет церемония прощания в армянской церкви недалеко от Елисейских полей, а затем Азнавура похоронят в пригороде, в семейном склепе, рядом с родителями и сыном.

Завтра же телеканал TF1 впервые покажет 90-минутный документальный фильм «Азнавур. Автобиография», главным цензором которого был он сам. Азнавур предоставил своему младшему другу, режиссеру Марку ди Доменико свои архивы, не жалел времени на рассказы.

Вспоминал, как в 1963-м впервые прилетел в Армению:

«Мне было уже 39... Я приехал в страну, которая не была моей. Шел снег. И было 250 человек в аэропорту, которые говорили, что они мои родственники».

Но Азнавур, как известно, сделал очень много добра не только этим людям, но и миллионам «армянских родственников».

«При одном упоминании его имени каждый вспоминает его раскатистое «R», скрипки его песен, его сдержанность... Для всех французов, и для многих других, он был фигурой, внушающей покой и уверенность, его голос сопровождал нас в радостях и горестях; он — это опора, за которую мы всегда могли держаться», — это цитата из хорошего текста Франсуазы Ниссен, министра культуры Франции. Она знала Азнавура.

А в фильме он рассказал о многих своих друзьях — о Пиаф, Синатре, Рэе Чарльзе... О своей подружке Лайзе Минелли, с которой «столько смеялись вместе».

Друг Азнавура Жан-Поль Бельмондо. Фото: EPA

«Шарль был моим наставником, моим другом, моей любовью. Я буду скучать по нему всегда. С любовью, Лайза», — написала она, получив известие.

«Он так хорошо пел о сердечных порывах, о повседневных радостях и трудностях, он выбирал настолько точные и сильные слова о том, какие мы есть» и делал это «в течение столь долгого времени, что даже те, кому сегодня меньше двадцати, не могут не быть в печали», — об этом верно сообщила нам от имени Макрона пресс-служба Елисейского дворца.

Это у него было «одно из самых прекрасных перьев», это ему принадлежал «один из самых волнительных голосов» в истории французской песни — напомнил Макрон.

«Он, сын иммигрантов, был певцом французского духа и парижской жизни», — подчеркнули в Елисейском дворце.

Это вообще звучит в каждом некрологе и в каждом комментарии; и сегодня прозвучало в речи Макрона на церемонии: Азнавур — сын простых иммигрантов — и так взлетел.

К слову, сказал бы кто-нибудь ранимому насмешнику Азнавуру в начале 50-х — когда представители элитного племени критиков еще издевались над его «маленьким ростом», «неэстрадным» голосом и «некрасивой внешностью» — что после его смерти, наступившей в возрасте 94 лет, — ему устроят государственные похороны в Доме Инвалидов. И ведь жизнь, можно сказать, оборвалась на взлете: концерты были расписаны на месяцы вперед. И в последний вечер — как рассказал его друг и сосед по прованскому дому, юморист Мишель Лееб — «Азнавур был улыбчивым и радостным». «Он как всегда весь вечер шутил, ничего не принимал всерьез и был готов в любую минуту выдать очередной каламбур».

В фильме «Азнавур. Автобиография» есть кадр, где на это азнавуровское качество жалуется еще один выдающийся актер — Лино Вентура (1919-1987), рассказывая о совместных съемках. «Он меня дразнил из-за того, что я не способен на игру слов. И весь вечер, на каждую фразу, которую я произносил, он мне с ходу выдавал ответ. Это меня сводило с ума!»

Теперь в раю стало на одного весельчака больше. В последний путь — от имени Франции и Армении — его проводили очень серьезные люди в очень дорогих костюмах и еще более серьезные люди в военной форме.

«Унесите меня...»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera