×
Комментарии

12 лет со дня убийства Анны Политковской

У нас есть вопросы

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 111 от 8 октября 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

3
 

С того момента, как живущий по чужим документам и находящийся под агентурным прикрытием сотрудников ФСБ киллер Рустам Махмудов расстрелял в упор обозревателя «Новой газеты» Анну Политковскую, прошло 12 лет.

После четырех судов (в одном случае приговор был отменен, в другом — распущена коллегия присяжных, третий процесс — шел в особом порядке, так как организатор преступления подполковник МВД Дмитрий Павлюченков пошел на сделку со следствием) к различным срокам были приговорены шесть человек.

В зону для пожизненно осужденных отправились киллер Рустам Махмудов и его дядя — соорганизатор преступления, криминальный авторитет и внештатный агент ФСБ Лом-Али Гайтукаев.

Получили свои сроки братья киллера — Ибрагим и Джабраил Махмудовы (они выслеживали Политковскую), экс-капитан МВД Сергей Хаджикурбанов (признан организатором) и подполковник Павлюченков (он тоже организатор, именно его подчиненные из милицейской наружки следили на первоначальном этапе за журналистом — в служебное время и на служебных авто за 100 долларов в день).

Присяжные вынесли вердикт 20 мая 2014 года.

С тех пор прошло четыре года. За это время дело о заказчике выделено в отдельное производство, следователь Гарибян ушел на пенсию, передав материалы коллеге Шараеву, тот (не сделав ничего) — еще ниже, на уровень не особо важных дел и висяков. В июле 2018 года ЕСПЧ признал следствие по установлению заказчика неэффективным.

Видеопикет сотрудников «Новой газеты» в 10-ю годовщину убийства Анны Политковской


Что происходит с поиском заказчика и других причастных лиц, не знает никто. Наверное, даже сам неизвестный детям Политковской и их адвокатам следователь, ведущий дело. Он, очевидно, занят чем-то другим.

Или — просто не знает, как подступиться к выполнению этой задачи.

Постараемся следствию помочь: поставим несколько вопросов, ответы на которые вполне могут приблизить следствие — к разгадке, а заказчика — к скамье подсудимых.

  1. Заключая сделку со следствием, подполковник Павлюченков, которого с самого начала пытались вывести из-под удара, выставляя свидетелем, обещал назвать фамилию заказчика. Этого он не сделал. Вернее — выдвинул версию о причастности к убийству Бориса Березовского, но ничем ее подтвердить не смог. Тем не менее сделка с ним расторгнута не была, и он получил незначительный срок — 11 лет колонии. Очевидно, стоило бы вернуться к допросам этого персонажа, который, с большой долей вероятности, может иметь отношение и к другим громким преступлениям. Как минимум — к делу об убийстве Пола Хлебникова.
  2. У следователя Петроса Гарибяна, который изначально вел это дело до выхода на пенсию, была рабочая версия: фигуры Гайтукаева и Павлюченкова могут связать между собой несколько громких преступлений: до сих пор нераскрытые убийства главного редактора российского «Форбс» Пола Хлебникова, вице-премьера Чечни Яна Сергунина и покушение на убийство украинского предпринимателя Виктора Корбана. Может быть, какие-то из этих преступлений объединяет и фигура заказчика? Тогда есть ли смысл расследовать их по отдельности? Не пора ли их объединить в одно?
  3. Бывший глава администрации Ахчой-Мартановского района Чечни Шамиль Бураев одно время проходил подозреваемым и был даже арестован 12 сентября 2007 года — ему официально предъявили обвинение в пособничестве убийству. В июне 2008 года он был отпущен из СИЗО с извинениями, дело в отношении него закрыто, преследование прекращено. Хотя, например, деньги для виновных в убийстве Политковской, по данным следствия, привозил именно Бураев, и незадолго до преступления. И адрес Политковской у своего приятеля Рягузова узнавал тоже Бураев. И встречал из тюрьмы Хаджикурбанова тоже Бураев. На наш взгляд, к нему осталось много вопросов.
  4. К слову о Рягузове. Этот подполковник ФСБ был еще одним подозреваемым по делу. Изначально предполагалось, что не без его помощи был установлен адрес проживания Политковской. Рягузов хорошо знал большинство осужденных по этому делу — тот же киллер Рустам Махмудов, будучи в розыске, летал с ним по каким-то оперативным надобностям в Ростов и, по данным УСБ ФСБ, мог иметь совместные интересы в одном из торговых центров Москвы. А Гайтукаева знал не только Рягузов, но и его непосредственное руководство — тот же полковник Вадим Слюсарь, совершавший с криминальным авторитетом совместный вояж в Чечню. И к ним осталось много вопросов — их показания в суде были в закрытом режиме и касались только того, занималось управление ФСБ по Москве делом Политковской или нет. Они говорили, что не занималось и что Махмудовы вовсе не были их агентами, просто «случайно» попадали на одни рейсы.
  5. Раз уж разговор зашел о ФСБ, то неплохо было бы уточнить у представителей этой спецслужбы: куда из прослушки разговоров Гайтукаева в Бутырке исчезли данные аккурат за 7 октября 2006 года? И как так получилось, что сначала ФСБ официально отвечала следствию, что прослушка уничтожена целиком как не представлявшая оперативный интерес, а затем — к последним процессам вдруг как-то нашлась, но не целиком? Может быть, запись за 7-е число все-таки возможно еще обнаружить?
  6. Лом-Али Гайтукаев скончался в вологодской колонии особого режима в в июне прошлого года. Его никто так и не удосужился допросить после того, как он оказался в местах пожизненного лишения свободы. А ведь очевидно, что он знал гораздо больше, чем сказал на суде (на суде не сказал ничего. — Ред.) И каковы обстоятельства смерти этого еще не старого человека?
  7. Есть вероятность, что другие осужденные по делу об убийстве Политковской уже созрели для откровенного разговора? К ним вопросов тоже хватает — пока с ними тоже что-нибудь вдруг не произошло. Вопросов, например, таких.
  8. Каким все-таки образом киллер Махмудов проник в подъезд дома, оснащенный кодовым замком? И насколько было верно предположение, что среди жильцов, снимавших квартиру на первом этаже, мог быть сообщник? Кстати, этих жильцов не только не допросили, но даже и не нашли. А искали?
  9. Кто и как передал установочные данные милицейской наружки (подчиненных Павлюченкова) преступникам?
  10. Куда все-таки делись 5 миллионов рублей, переданные за исполнение преступления? И кто их передавал — действительно ли Бураев, или кто-то еще?
  11. И почему подсудимые в ходе суда так реагировали на фамилию Ямадаевых?
  12. Кто помог киллеру Рустаму Махмудову в Чечне (!) сменить одни поддельные документы на имя Наиля Загидуллина на другие — на имя Алимхана Баснукаева, а затем — оформить загранпаспорт, чтобы вывезти семью за границу в Бельгию, а потом — выехать самому в Турцию?
  13. Каким образом Рустам Махмудов смог спокойно вернуться в Чечню и жить у себя дома в Ачхой-Мартане, когда следствию были известны и его адрес, и новая фамилия? Кто его прикрывал?

Для того чтобы ответить на многие из этих вопросов, не нужно проводить масштабных следственных действий — достаточно захотеть.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera