Комментарии

Нет доверия к власти, не нужна «сильная рука», нет протестных лидеров

Что можно узнать из нового доклада Комитета гражданских инициатив о российском обществе. Тезисы

Евгений Разумный / Ведомости / ТАСС

Этот материал вышел в № 113 от 12 октября 2018
ЧитатьЧитать номер
Экономика

11
 

Комитет гражданских инициатив выпустил доклад «Признаки изменения общественных настроений и их возможные последствия». Его авторами стали Михаил Дмитриев, Сергей Белановский (их называют теми, кто предсказал в 2011 году феномен Болотной задолго до его начала), а также Анастасия Никольская.

В документе проанализированы основные «фундаментальные сдвиги в массовом сознании» и те принципы, которые становятся актуальными для нынешнего российского общества, особенно с учетом пенсионной реформы. По заключению авторов, россияне в своих представлениях о происходящем в стране стремительно дрейфуют подальше от позиций власти и официальной пропаганды — но на другом берегу, в оппозиционной среде, эти настроения просто некому подхватить и преобразовать в новую политическую повестку.

«Новая» выбрала основные тезисы доклада с пояснениями.

1. У россиян больше нет запроса на «сильную руку»

Во многих предыдущих исследованиях КГИ фиксировалось, что российское общество готово придерживаться принципов «легистской утопии»: то есть своему правителю предоставляется столько полномочий, сколько ему нужно; ограничивается местное и тем более клановое самоуправление; общественное сознание унифицируется в единомыслие. Это, по мнению россиян, было нужно, чтобы остановить стереотипный «беспредел 90-х». Но когда безграничная, по сути, власть одного лидера стала реальностью — россиянам это нравиться перестало.

Именно поэтому в российском обществе, утверждают Дмитриев, Белановский и Никольская, вместо запроса на «сильную руку»

теперь доминирует запрос на «социальную справедливость». Проблема в том, что понятие «справедливости» у россиян несколько размыто

и сводится скорее к распределению всех благ между богатыми и бедными если не поровну, то так, чтобы никто не был в обиде. Равенства всех перед законом россияне требуют не столь активно (хотя тоже совсем не против него).

2. Вместо доверия к власти — надежда на самих себя

В социологии это называется «внутренний локус контроля», то есть люди перестают надеяться на власть и, по большому счету, перестают ей доверять, о чем сейчас (пусть и косвенно) может свидетельствовать падение президентского и «единороссовского» рейтингов. Так уже было в девяностых: на дворе стоял кризис — а государство не могло помочь. В начале века власти удалось взять ситуацию в экономике под свой контроль, в связи с чем доверие к институтам власти вновь выросло. Сегодня мы наблюдаем очередной виток неверия в то, что государство может решить наши проблемы, пишут авторы на основе опроса фокус-групп.

Альтернативой становится

стремление к объединению: с соседями, коллегами по работе, друзьями или с теми, кто объединен с вами одной проблемой (достаточно вспомнить мусорные бунты в Подмосковье в этом году).

«Население не ожидает помощи от государства, но при этом понимает, что выжить в одиночку не получится. Поэтому люди стремятся к объединению, но не с более сильным, а с себе подобными. Если это стремление к объединению получит определенные целеполагающие ориентиры, оно может привести к возникновению серьезных общественных движений», — утверждается в докладе.

3. ГосСМИ становятся неэффективным инструментом влияния

Следствие из предыдущего тренда: опираясь на свои силы и силы объединенных групп, люди перестают верить не только власти, но и проводникам ее повестки — в первую очередь государственным СМИ. Люди критически воспринимают сами идеи, идущие от власти, поэтом

газеты, телеканалы и радиостанции, лояльные государству, автоматически подвергаются обструкции.

Типичный пример из нынешних реалий — реакция на освещение пенсионного возраста.

«Сложившаяся модель коммуникаций с населением через центральные СМИ начинает давать сбои. Население не воспринимает аргументы центральных СМИ в пользу повышения пенсионного возраста. В то же время мнения, альтернативные официальным, стремительно распространяются через социальные сети и личные контакты», — пишут авторы доклада.

4. Россияне готовы рисковать

Фокус-группам, на основе изучения которых и строился доклад, авторы предлагали проходить разные психологические тесты. Один из них заключался в том, что людям давали изучить картинку, символизирующую путь от реальной России к условной «прекрасной России будущего». «Дорога в колдобинах, мы вязнем в грязи, нас заметает снегом. Однако пусть медленно, но мы двигаемся по ней вперед (по сравнению с 90-ми годами, например). Дорога огибает лужайку с зеленой травой. Путь через лужайку намного короче, но этим путем никто раньше не ходил, возможно, это топь» — вот исходные данные, а вопрос для группы был прост: идти или не идти неизведанным маршрутом.

Больше двух третей опрошенных заявили о своей готовности рискнуть, что коррелирует с опросами социологических служб по всей России. Люди хотят перемен (каноническое выражение «так жить нельзя» снова актуально), но при этом не постепенных — а резких, здесь и сейчас.

Авторы доклада не готовы утверждать, насколько сильным может быть риск, на который готово пойти российское общество, однако с учетом предыдущих пунктов выходит, что в условиях обособления от государства он может быть практически любым.

5. В России некому аккумулировать протест

Авторы доклада изучили ту повестку, которую пытаются насадить среди своих сторонников приверженцы государственной политики и ее критики (анализ проводился в том числе и через изучение соцсетей таких людей). По наблюдениям ученых, протестным лидерам близка тема «абстрактной, плохо вербализируемой справедливости». Через эмоциональное давление на своих сторонников оппонирующие государству политики и общественные деятели пытаются сказать, что их система ценностей правильная — но, к сожалению, утверждают и обратное: система ценностей любых других социальных групп порочна, и ее надо подвергать остракизму. Исследователи называют это «бинарным выбором»: либо победа, либо поражение.

Проблема лидеров протеста в том, что, защищая свои ценностные установки и делясь тревожными ожиданиями, они, как правило, не готовы решать реальные проблемы.

«Противники государственной политики имеют выраженные притязания на то, что их стремление к самореализации через протест не должно ущемляться властями. Это находит понимание в среде современной российской молодежи, особенно образованной (отсюда феномен последователей Алексея Навального). Но это, в свою очередь, накладывает ограничения на потенциал рекрутирования подобных протестных движений, поскольку они становятся зависимыми от остаточной веры в государственную помощь (если захочет, государство поможет), а также от межпоколенческих различий (родители современной молодежи являются продуктом советской эпохи)», — утверждают докладчики. По их мнению, вследствие синдрома непослушания протестные движения неспособны к объединению, что не позволяет сделать их требования более-менее массовыми и значимыми.

6. Россию рискует захлестнуть волна «контрэлитного» популизма

Доклад создавался до объявления о повышении пенсионного возраста, однако уже в ходе работы над ним авторы отметили резкое ослабление показателей доверия к власти и ее институтам. Это может привести к волне «контрэлитного» популизма, предупреждают авторы: то, что в Европе и США началось еще в 2013 году, в России из-за крымских событий было отсрочено. Перед мартом 2014 года, в частности, в стране усилилась нетерпимость к мигрантам, что наряду с безответственным распределением благ и эскалацией внешнеторгового протекционизма и есть популизм. Сейчас эти риски возрастают вновь — и любой лидер, даже с продуманным планом реформ, столкнется с противодействием со стороны политиков-популистов, что в перспективе может привести к электоральным рискам: трибун и демагог всегда имеет больше шансов на успех у публики, нежели просто тихий реформатор.

Усиление популизма возможно и без сильных протестных течений в стране — а чтобы этого избежать, можно попробовать в своих действиях как раз опереться на стремление людей к объединению в группы по интересам — то есть, как вариант, развивать местное самоуправление, говорят Дмитриев, Белановский и Никольская. «Переключение внимания населения на решение местных проблем, где связи между принимаемыми решениями и их последствиями более наглядны и очевидны, чем на общенациональном уровне, снижает риски нереалистичных решений. Однако этот вопрос требует дальнейшего изучения», — заключают авторы доклада.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera