Сюжеты

Посадить бы в лодку чиновников

В порту Выборга закрыли пункт пропуска маломерных судов. До Петербурга большинство иностранных яхтсменов могут просто не доплыть

Фото: «Новая газета»

Общество

Анастасия Гавриэлова«Новая в Петербурге»

 

Хотели бы вы, отправляясь на машине в Финляндию, на прохождение только российской границы потратить сутки? Вот и выборгские яхтсмены перестали ходить в сторону Балтики. А про финские и другие иностранные яхты Выборг может просто забыть.

Теперь яхты, выходящие из Петербурга, закрывают границу в Кронштадте и идут напрямую в Финляндию, не имея права останавливаться в Выборге. А выборгским яхтсменам, чтобы выйти в Балтику (например, в Хельсинки, Таллин), надо пройти таможню на первом шлюзе Сайменского канала, а затем подниматься в противоположную от Балтики сторону на пятый шлюз, чтобы пройти пограничников, и опять спускаться вниз, к морю. Итого вверх-вниз по каналу — 10 шлюзов. Это от десяти часов до суток в зависимости от трафика на канале.

Закрытие пропускного пункта идет вразрез с заявлениями чиновников Петербурга и области о развитии яхтенного и водного туризма, о том, что надо привлекать иностранных яхтсменов в наши гавани, а число яхт, заходящих в наши порты, довести до уровня Хельсинки.

Для сравнения: за лето в Петербург заходит не более 100 заграничных яхт, в Хельсинки — более 19 тысяч.

«Теперь яхтсменам-иностранцам надо идти мимо Выборга — до форта Константин (в Кронштадте), — сокрушается президент Парусного союза Петербурга Сергей Алексеев. — Это 100 миль. Я мечтаю посадить в яхту таможню с погранцами, чтобы они проделали этот путь и поняли, что делают!»

Запредельная цифра

В Европе безопасным считается морской переход на 30 миль — непрофессиональные спортсмены могут его проделать в дневное время. На таком расстоянии принято строить гавани для отдыха. Евросоюз разработал проект, который называется «30 миль». К проекту присоединились Эстония и Финляндия. Россия в нем участия не принимает.

Ближайший погранпункт от границы России находится в Кронштадте на форте Константин — это около 80 миль: дистанция в три раза больше той, которую принято считать у яхтсменов комфортным переходом. Такой поход — днем и ночью, без остановок, несмотря на погоду или количество оставшегося топлива — может занять более полутора суток. Зайти в тот же Выборг или другую гавань без оформления штампа о проходе границы, дозаправиться или просто встать на якорь — нельзя, это нарушение закона РФ.

Яхт-клуб «Форт Константин» / Фото: sailingunion.ru

Переход такой протяженности по Балтике под силу не каждому экипажу яхты, особенно если это обычная европейская семья, которая просто отправилась в отпуск с детьми и собакой. А именно таким является портрет типичного европейского туриста на яхте.

«Средний возраст яхтсменов — от 40 до 70 лет, — говорит Сергей Немцов, яхтсмен и руководитель предприятия в Выборге, производящего причальное оборудование. — Среди них нет спринтеров, это не молодые люди, которые могут провести двое суток, не выходя из-за руля, у них нет сменных экипажей, чтобы меняться местами. Для них важна безопасность. Они же отдыхают, а не в гонках участвуют».

«Между Выборгом и ближайшим КПП Финляндии на острове Сантио около 40 миль, — рассказывает Сергей Алексеев. — Это расстояние можно проделать за световой день не напрягаясь. Между Петербургом и Сантио 70 миль, это уже запредельная цифра».

Яхтсмен Максим Кузнецов и еще «пять корпусов» (яхт) отказались от участия в гонке финском городе Ловийса. «Нам сказали идти оформляться через Петербург (Кронштадт), — говорит он. — Это бредовая идея. Идти минимум сутки из Выборга в Кронштадт, а потом пилить обратно. В итоге на таможенные оформления может уйти до шести суток. У нас нет столько времени. Так что в этом году для нас участие в гонке сорвалось. Я думал, здравый смысл возобладает, оформят пропуск в Выборге, но не получилось».

От закрытия пункта в Выборге потерял и форт Константин, хотя на нем имеется свой пункт пропуска.

«Какая разница, где яхтсмены перейдут границу, — говорит руководитель по развитию форта Кирилл Разумов. — Если бы они могли сначала зайти в Выборг, растаможиться и потом неторопливо, с ночевкой идти к нам — количество посещений форта Константин иностранными туристами было бы куда больше.

***

Проблемы в работе пограничной и таможенной службы в Морском порту Выборга были уже давно: пункт пропуска закрывали три года назад, потом открыли снова.

В Выборге сотрудник погранслужбы на анонимной основе сообщил «Новой», что пункт пропуска не закрыт, просто перестал быть безопасным: «Мы не закрываем и не открываем пункты пропуска. Место не оборудовано. Росморпорт признал, что понтон (на котором оформлялись яхты) в аварийном состоянии, он был снят. У пограничной службы своего понтона нет. За оборудование отвечает Росгранстрой вместе с портом. То есть нам создали условия для работы — мы оформляем, не создали — не оформляем. Насколько я знаю, Росгранстрой направлял запрос в администрацию Ленобласти, но там этот вопрос попросту игнорируют». К слову, запрос «Новой» областные чиновники тоже оставили без ответа.

Когда мы стали разбираться, почему аварийный понтон нельзя заменить на новый, выяснилось, что он не принадлежит пограничникам. Это собственность коммерческой организации, а пограничники и таможенники занимают на причале положение гостей, которых нельзя выгнать.

«Понтон нам должна представить организация пункта пропуска в лице Росгранстроя или администрация той транспортной организации, в чьем ведении находится пункт пропуска», — сообщил источник.

«[Пограничники] отвечают, что причальные устройства не соответствуют нормам безопасности, — недоумевает Сергей Алексеев. — Во всем мире причалы с пограничными пунктами принадлежат властям, а у нас почему-то частные причальные сооружения. То же самое и в форте Константин. Мы не можем понять, почему пограничники сидят на частном причале».

Мы обратились с запросами в Росгранстрой, Морской порт Выборга, администрацию Ленобласти, Пограничное управление ФСБ России. Ответил только ФГКУ «Росгранстрой». Его руководитель Виталий Шишмарев сообщил «Новой», что пункт пропуска через границу в морском порту Выборга функционирует, но не оборудован в соответствии с нормативными требованиями: «Какое-либо движимое и недвижимое имущество […] за ФГКУ «Росгранстрой» не закреплено». По его словам, ранее пограничники оформляли яхты на причале № 1, где использовался понтон, принадлежащий ООО «Портовое оборудование». Но с 2015 года стоянка и оформление маломерных судов там приостановлены, так как причал и понтон не соответствуют требованиям безопасности. Сейчас Росморпорт предоставил для этих целей причал № 2, но и он небезопасен, потому что отсутствует «специальная площадка для посадки, высадки людей, а также швартовые и ограждения, предохраняющие от случайного падения людей в воду».

Петербургский филиал ФГУП «Росморпорт» / rosmorport.ru

В письме Виталия Шишмарева упоминаются бесчисленные совещания по этому поводу с участием представителей администрации Ленобласти, Выборгского района, собственников и операторов морского порта, туристических организаций, Росгранстроя и др. Результат пока близок к нулю. Есть только письмо в правительство Ленобласти с просьбой рассмотреть вопрос о реконструкции портовой инфраструктуры.

«Оператор морского порта Выборг ОО «Порт Логистик» с представителями ФГУП «Росморпорт» в настоящее время прорабатывают вопрос аренды причалов с целью развития морского пассажирского направления в морском порту Выборг, в том числе создания необходимой инфраструктуры для оформления маломерных судов на вход и выход.

По стечению обстоятельств, понтон закрыли через неделю после того, как губернатор Ленинградской области заявил: «Будем развивать водные виды туризма». Кстати, 2018-й год в Ленобласти объявлен Годом туризма.

А пока путь яхтсменам в Выборг закрыт. В проигрыше и спортсмены, которые не могут нормально путешествовать, и таможенники, которые не получат пошлин, и Выборг, который не получит морских туристов.

КСТАТИ

Плавучий причал (понтон), который может принять яхту до 25 м весом до 100 т стоит от 300 тысяч рублей.

По словам заместителя председателя Комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга Наны Гвичия, яхтсмены оставляют в городе до 400 евро в сутки (без учета обслуживания и ремонта судов), «наземные» туристы — в среднем около 250 евро.

В этом году Комитет по туризму Петербурга в очередной раз заказал разработать концепцию развития яхтенной инфраструктуры за 9,5 млн рублей.

 


ВСЕ МАТЕРИАЛЫ ПЕТЕРБУРГСКОЙ РЕДАКЦИИ ДОСТУПНЫ ПО ССЫЛКЕ


 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera