Комментарии

Своих не бросают. Их кидают

Российские власти сначала сделали все, чтобы экономика попала под санкции, а теперь придумывают, как спасти одних за счет всех остальных людей

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 114 от 15 октября 2018
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Антон Вшивцевкорреспондент

4
 

12 октября стало известно, что Российский союз промышленников и предпринимателей отправил в Минфин письмо с просьбой в очередной раз помочь представителям бизнеса, попавшим под санкции. По информации «Ведомостей», глава РСПП Александр Шохин предложил ослабить антиофшорное законодательство, поскольку компании, попавшие в санкционные списки, пытаются быстро перестроиться; а это можно сделать только через изменение структур собственности, финансирования и управления, что в конечном итоге ведет к необходимости выплаты дополнительных налогов. Кроме того, компании сталкиваются с проблемами в получении необходимых документов за рубежом, когда нужно исполнить закон о деофшоризации. Так что закон надо исправлять, развернувшись к пострадавшему бизнесу лицом, считает Шохин.

Пока Минфин думает, что делать с этой инициативой. Но это далеко не единственное предложение помочь некоторым представителям российского бизнеса, стесненным из-за внешних санкций. Многие из них возникли после публикации в апреле санкционного списка, затронувшего 14 компаний и 24 гражданина России, среди которых оказались Игорь Ротенберг, Виктор Вексельберг, Олег Дерипаска и другие. Только за последний месяц предлагалось дать им приоритет при проведении госзакупок и даже разрешить круглосуточно продавать пиво в банках из алюминия от РУСАЛа.

Защищать своих граждан от санкций государство начало еще четыре года назад. Корреспонденты «Новой» вспомнили основные этапы на этом пути и узнали, что эксперты думают об эффективности антисанкционных мер.

Заработал — не плати

В апреле 2017 года подписан закон, который освободил находящихся под санкциями россиян из числа иностранных налоговых резидентов от уплаты подоходного налога с зарубежных доходов — даже если из-за запрета на въезд в США и Евросоюз они проводят в России больше 183 дней, предусмотренных Налоговым кодексом. Из всех фигурантов санкционных списков этой льготой смогли бы воспользоваться только бизнесмены, военные обязаны быть налоговыми резидентами России, а чиновникам запрещено владеть банковскими счетами и бизнесом за рубежом. Как отмечал «Коммерсант», возможности не платить НДФЛ в России у бизнесменов были и до этого, а публично инициативу поддержал только налоговый резидент Швейцарии Геннадий Тимченко, который, по его собственным словам, из-за санкций «фактически стал невыездным».

Совершенно секретные закупки

В ноябре 2017 года правительство разрешило госкомпаниям до 1 июля 2018 года не раскрывать информацию о поставщиках и подрядчиках, получающих контракты, что, по мнению собеседников «Ведомостей» в госкомпаниях, должно было помочь защитить схемы обхода санкций США. За несколько дней до этого правительство закрыло до той же даты все закупки для Минобороны, ФСБ и Службы внешней разведки, чтобы также защитить их поставщиков от вторичных санкций за «существенные сделки» в оборонной сфере.

Сокрытие в подарок

Прямо под новый, 2018 год Владимиром Путиным был подписан пакет поправок, которые дают право юрлицам и банкам, находящимся под санкциями, на основании решения правительства не раскрывать часть важной информации о своих сделках. Правда, если постановление, касающееся первых, вышло в январе, то проект решения, которое позволит банку, в отношении которого и его руководства были введены санкции, скрывать ограниченно требуемую законом информацию о себе, не одобрен до сих пор. Но говорят, что это вот-вот произойдет.

Петр Саруханов / «Новая газета»

Все тайное становится еще более тайным

В январе этого года правительство издало еще одно постановление в рамках закона о сокрытии информации о крупных сделках. Новый документ разрешил не публиковать данные о сделках с лицами, находящимися под санкциями, а также о сделках, связанных с выполнением гособоронзаказа. Возможностью не раскрывать данные о поставщиках, как сообщал «Интерфакс» со ссылкой на СПАРК-Маркетинг, тогда воспользовались около 20% крупнейших заказчиков в России.

Чужого не надо

Подписан закон, который наделил президента правом вводить ограничение на импорт товаров, «странами происхождения которых являются недружественные иностранные государства», а также на поставки в эти страны российской продукции. Изначально закон подразумевал запреты на ввоз зарубежных лекарств (вице-спикер Госдумы Петр Толстой предлагал всем россиянам взамен лечиться боярышником и корой дуба) и на работу иностранных специалистов, однако после волны критики эти пункты из закона были убраны.

Больше департаментов

Летом правительство издало распоряжение о создании в Минфине департамента по противодействию санкциям. Министерство отчиталось о его появлении в конце сентября. Предполагается, что новый департамент должен будет координировать разработку ответных ограничений и мер по снижению негативного влияния от иностранных санкций, но пока инициатив от него в публичное поле не поступало.

Летом же подписан пакет законов о создании в России специальных административных районов. Подразумевается, что это некая альтернатива зарубежным офшорным зонам для компаний под санкциями. Согласно документу, заявку на резидентство в офшоре, где ставка налога на дивиденды установлена в размере 0%, могут подать только иностранные компании с объемом инвестиций не менее 50 миллионов рублей за полгода. Резидентами «российских офшоров», как предполагается, могут стать компании Олега Дерипаски — UC Rusal и En+ (решение о переводе уже принял совет директоров компании).

Комментарии

Публикации.Ру
Андрей Мовчан
Экономист, директор программы «Экономическая политика» Московского центра Карнеги

— Помочь компании под запретом, которая занимается международной деятельностью, невозможно. У этих компаний и так достаточно денег, денежная помощь им не нужна. Уровень налоговой нагрузки для них все равно не такой высокий, и льготы на их состояние никак не повлияют.

Единственным правильным видом помощи бизнесменам могло бы быть превращение России в нормальную страну, в которой все работает вне зависимости от нахождения под санкциями, но это, как видите, не делается.

Если у человека конфискуют дом в Америке, как ему поможет то, что ему разрешили не платить НДФЛ в России? Санкции заключаются в том, что человеку запрещают размещать активы, а также владеть бизнесом и имуществом в определенных странах, а снижение налоговой нагрузки в России ничего не меняет. Ряд мер был направлен не на то, чтобы компенсировать ущерб от санкций, а на то, чтобы дать подачку людям, которые попали под санкции, чтобы показать, что Кремль их не бросает. Но впрямую с санкциями это не связано никак, ничего общего.

Засекречивание информации о крупных сделках также не имеет никакого отношения к санкциям. Найти информацию о сделке, даже если она не раскрывается, очень легко. Информация о сотрудниках ГРУ была найдена в короткие сроки, а она, полагаю, тоже не раскрывается. И потом, какая разница? Ну закрыли вы данные от тех, кто вводит санкции, но они же вводят санкции не за сделки в России, а за какие-то другие вещи. Скрывать своих контрагентов также никто не будет, потому что для этого контрагента цена и так слишком высока. Если связи раскроются (в результате расследования условного Bellingcat), этот контрагент понесет огромные убытки. Люди под санкциями приходят и уходят, а контрагенту нужно как-то существовать дальше, так что в итоге никто нормальный с компанией под санкциями работать не будет.

Введение «офшоров» также остается на уровне деклараций. Я пока не слышал ни об одной компании, которая бы заявила в своей фискальной отчетности, что она является резидентом «российских офшоров». Тем более, зачем компаниям именно русские? Существуют тбилисские, панамские, даже киргизские офшоры — мало ли офшоров на свете…

Если говорить глобально, то все это — чушь, все эти меры не имеют никакого отношения к санкциям. Это либо подачки людям, лояльность которых нужно увеличить, либо это использование санкций как темы для того, чтобы проводить операции, которые им самим нужны.

Ведомости – Конференции
Александр Лосев
Гендиректор управляющей компании «Спутник — управление капиталом»

— Я не вижу никаких работающих мер и не понимаю, что власти, депутаты и бизнес делали все время, с тех пор как Трамп подписал закон («О противодействии противникам Америки через санкции») 2 августа прошлого года, ведь реагировать они начали только в апреле этого года. И то, что предлагается, — это, по сути, не поддержка. Давить продукты тракторами власти могут, а ничего другого — нет.

У нас любые контрсанкции, любое импортозамещение нужно было начинать с создания собственного инвестиционного кредита и банков развития.

Я считаю, что необходимо было создавать государственную депозитарно-клиринговую структуру и прятать туда сделки по всем компаниям ОПК и их контрагентам-поставщикам. Эта структура была бы номинальным держателем акций, которые принадлежали бы их настоящим владельцам, чтобы вообще не раскрывать внешнему миру их имена.

Нужно было [раньше] переводить расчеты из долларовой зоны в зону евро. Время для этого было, но никто этим не занимался. То, что сейчас идут обсуждения в правительстве, — это из серии «лучше поздно, чем никогда»: год в любом случае уже потерян, а давление на Европу растет.

Сейчас пойдут выборы в Конгресс, и в ноябре будет пересмотр санкций: того самого закона о «противодействии противникам Америки». В этом законе предусмотрено, что каждый год в Конгрессе будет заслушиваться доклад минфина, разведки и других органов о том, как действовали санкции и каков от них эффект, на основании чего конгрессмены примут свое решение. Грубо говоря, у нас к концу ноября будут новые санкции, остается меньше двух месяцев, чтобы что-то придумать, а депутаты занимаются какой-то ерундой. Я считаю, что мы ничего не сделали. А то, что сделано, это все имитация, и у нас даже нет нормальных предложений по контрсанкциям.

Материал подготовлен при участии Арнольда Хачатурова

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera