Комментарии

Не те ценности

Жестокое убийство саудовского журналиста в Стамбуле — большая головная боль для Запада: на кону контракты на сотни миллиардов долларов

Место убийства Джамаля Хашогги. Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 115 от 17 октября 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр Шумилиндоктор политических наук

6
 

История с саудовским журналистом Джамалем Хашогги, вошедшим 2 октября в помещение консульства королевства в Стамбуле и не вышедшим оттуда, оказалась чрезвычайно чувствительной не столько для Турции, сколько для Соединенных Штатов.

Lenta.ru
Александр Шумилин
Главный научный сотрудник Института Европы РАН, доктор политических наук

— Если для Анкары это проблема подозрений (пока нет убедительных доказательств) из разряда криминальной хроники с региональным или международным резонансом, то для Вашингтона, где журналист проводил большую часть времени, получив известность и как колумнист газеты The Washington Post, ставка намного более высокая. Эта ставка исчисляется как минимум сотнями миллиардов долларов торговых и коммерческих оборотов между США и саудовским королевством. Наконец, это ставка с изрядным удельным весом цивилизационных ценностей. Не стоит удивляться такой сказанной Дональдом Трампом фразе:

«Я не могу больше слышать об этом (вероятном убийстве Хашогги. — А.Ш.) в надежде на то, что все само собой рассосется».

Именно «рассосется самой собой» (sort itself out) — без особых усилий со стороны Белого дома. Подобный исход, однако, вряд ли возможен, а потому американский президент требует от саудовского короля достоверного расследования. Потому что такого расследования требуют от самого Трампа американские законодатели, СМИ, шокированное общество в целом.

Турецкие полицейские эксперты прибыли в консульство Саудовской Аравии на место убийства Джамаля Хашогги. Фото: Reuters

Трамп объявляет королю шах

Казалось бы, какое дело вышеперечисленным «давителям» на Трампа до саудовского журналиста, во многом не согласного с линией Эр-Рияда в ряде важных вопросов внутренней и внешней политики. Есть саудовские оппозиционеры и покруче Хашогги, которые находятся под арестом в ожидании суда в королевстве. Причем с заранее известным приговором. Или история с братом и сестрой Бадави (Раиф и Самар): брат с 2012 года (со времен президентства Барака Обамы, «борца за права человека») отбывает 10-летний срок за критику духовенства и религиозной полиции королевства, за «оскорбление ислама» и «неповиновение отцу» (последнее также считается преступлением в Саудовской Аравии).

«Злые языки» утверждают, что в действительности власти изолировали Бадави за его блогерскую активность и за создание интернет-портала «Либеральная сеть Саудовской Аравии». А теперь королевская полиция взяла под стражу и сестру Раифа Самар, которая известна своей правозащитной деятельностью. Кстати, этот последний факт послужил причиной для разразившегося в августе 2018 года дипломатического кризиса между королевством и Канадой, который начал быстро перерастать в торгово-экономический. Администрация Трампа, заметим, старалась особо не комментировать этот громкий скандал, держась от него в стороне.

Исчезновение же журналиста Хашогги загоняет трамповский Белый дом в угол — президент обречен реагировать вопреки своему желанию.

Wikipedia

И дело не только в том, что Джамаль Хашогги стал популярной фигурой в медийных и политологических кругах в США. С приходом короля Салмана к власти в Саудовской Аравии (а его сына, наследного принца Мухаммеда — к рычагам реального правления с видимыми элементами либерализации и модернизации) начал постепенно меняться контекст отношений между Эр-Риядом и Вашингтоном. С впечатляющей силой наследный принц обрушился на коррупционеров из числа даже членов королевской семьи; приступил к частичной эмансипации женщин и т.д.

В результате если раньше любому президенту США было достаточно просто отмахнуться от любого проявления средневековья в королевстве, сказав, что Америка и Аравия — принципиально разные цивилизации, взаимодействующие в основном торгово-экономическим способом и разделяющие общие озабоченности в экономике и геополитике, но не вмешивающиеся в дела друг друга, то теперь — с учетом политики принца Мухаммеда — обрушиться с критикой на главного союзника Америки в Персидском заливе крайне затруднительно. К тому же критика не может не означать неизбежных осложнений, резкого повышения риска для уже подписанных многомиллиардных контрактов между американскими и саудовскими корпорациями, контрактов на закупку американских вооружений и т.д. И все это из-за судьбы саудовского журналиста — даже не гражданина США.

Трамп, возможно, готов минимизировать наметившееся противостояние. Дело, однако, в том, что общественные настроения в США не позволяют президенту отнестись к данной проблеме «прагматически».

Джамаль Хашогги — вовсе не ординарный саудовский журналист-оппозиционер. Сравнительно недавно он был вхож в круги, близкие к королевскому семейству,

возглавлял влиятельные в королевстве СМИ, был советником двух саудовских принцев. В Америке и в политологических кругах Евросоюза его стали воспринимать как выразителя мнений значительной части саудовских интеллектуалов проамериканской и проевропейской направленности.

Twitter.com

В своем реформаторском видении он заметно опережал принца Мухаммеда, давая надежду западным аналитикам на основательные преобразования в королевстве через полное расставание со средневековыми традициями. Мне, кстати, довелось участвовать в некоторых конференциях, связанных с Ближним Востоком, и слушать его выступления на территории как США, так и арабских монархий Персидского залива.

Джамаль, несомненно, стал своеобразным «связующим звеном» между американскими элитами и новыми, подверженными модернизации элитами арабских монархий. В конечном счете давление на Трампа оказалось настолько сильным внутри США и со стороны европейских союзников, что он пригрозил саудовскому королю «жестким наказанием», в случае если будет подтверждено, что убийство Хашогги совершено с ведома властей в Эр-Рияде. Одновременно президент направил в королевство госсекретаря Майка Помпео — надо полагать, чтобы на месте минимизировать ожидаемые последствия эскалации напряженности между двумя странами.

Это и понятно, ибо в ответ на угрозы Вашингтона из Эр-Рияда прозвучали встречные угрозы создать проблемы для американской и мировой экономики. Иными словами, это тот самый случай, когда даже между традиционными партнерами конфликт ценностный (невозможность для американцев игнорировать данный случай нарушения прав человека, насилие над личностью и убийство) перерастает в конфликт геополитический.

Фото: Zuma \ TASS

«Давос в пустыне» становится еще пустыннее

О том, что убийство Джамаля Хашогги — случай незаурядный в ряду расправ над саудовскими оппозиционерами, ярко свидетельствует тот факт, что протестовать против «саудовских порядков» начали многие видные «капитаны» американского бизнеса. Обычно это последняя категория людей в элитах западных государств, которые способны поставить ценности выше своего практического интереса, особенно если таковой выражен в цифрах финансовой прибыли. И тем не менее предстоящий в ближайшее время в королевстве инвестиционный форум под названием «Давос в пустыне» намерены проигнорировать из-за убийства Хашогги Джеми Даймон, председатель совета директоров банка JPMorgan Chase, Билл Форд, глава компании Ford Motor, а также руководство корпорации Google. Появилась информация о том, что США и Великобритания на государственном уровне планируют отказаться от участия в саудовском инвестиционном форуме. Освещать это мероприятие в знак скорби по погибшему журналисту отказались такие медиагиганты, как корпорации CNBC, Financial Times, CNN, а также The New York Times.

Одним из самых громких «отказников-европейцев» от «Давоса в пустыне» стал британский миллиардер Ричард Бренсон, глава Virgin group. Он пошел еще дальше:

приостановил переговоры с саудовским Фондом инвестиций о размещении в намеченные королевством проекты освоения космического пространства порядка миллиарда долларов.

По словам Бренсона, история с убийством Хашогги может основательно изменить сложившиеся правила взаимодействия западных корпораций с саудовскими партнерами и королевством в целом. По-видимому, с Бренсоном не согласны такие видные фигуры мирового бизнес-сообщества, как глава МВФ Кристин Лагард и министр финансов США Стивен Мнучин: они не отменяют своего участия в работе «Давоса в пустыне».

Не удивительно, что на этом взрывоопасном для саудовского королевства фоне Эр-Рияд посылает сигналы о готовности пойти на компромисс: как сообщает телекомпания CNN, власти королевства готовят заявление о том, что журналист погиб в результате «непреднамеренных действий» сотрудников консульства и спецслужб, ошибок и «непрозрачности» их действий. Эти люди, утверждают в Эр-Рияде, будут строго наказаны. В сложившейся ситуации это, конечно, какой-то выход для саудовских властей, но вряд ли им удастся скоро развеять подозрения в том, что репрессии — даже в таком запредельном виде — остаются инструментом их политики.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera