Сюжеты

Иду в IT

Государство приступило к построению в России экономики планово-венчурного типа

Этот материал вышел в № 117 от 22 октября 2018
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Арнольд Хачатуровкорреспондент

 

Новость о том, что Сбербанк может войти в капитал «Яндекса» и де-факто получить контроль над главной IT-компанией страны, отражает общий вектор цифровой трансформации России. Его главный мотив состоит в том, чтобы перевести на цифровой движок ту гибридную и ориентированную на государственный сектор экономическую модель, которая уже давно реализуется во всех остальных сферах народного хозяйства.

Фото: РИА Новости

Хотя подтвержденной информации о сделке нет — в Сбербанке опровергли ведение переговоров, а ЦБ пообещал провести расследование инцидента на предмет манипулирования фондовыми котировками — это тот случай, когда реакция рынков примечательна сама по себе.

Вместо синергического эффекта от потенциального слияния «отечественного Google» (точнее, всей Кремниевой долины в миниатюре) и самого прогрессивного госбанка, инвесторы «Яндекса» увидели угрозу для своих вложений.

Буквально за несколько минут капитализация IT-компании обвалилась на $1 млрд.

После небольшой коррекции падение продолжилось и на следующий день. На низшей точке акции «Яндекса» на бирже Nasdaq в Нью-Йорке и на Московской фондовой бирже подешевели на 20–30%.

По данным источников The Bell, интерес Сбербанка к приобретению доли в IT-компании обусловлен благородными побуждениями. Герман Греф, который входит в совет директоров «Яндекса», якобы видит себя в роли «белого рыцаря», спасающего айтишников от полного поглощения государством по сценарию соцсети «ВКонтакте», из которой в 2014 году был изгнан ее основатель Павел Дуров.

Предсказуемо, что щупальца спецслужб однажды должны были дотянутся и до «Яндекса», который является крупным игроком на медиарынке, активно обрабатывает данные российских граждан и имеет тесные связи с иностранными партнерами. В то же время IT-компания всегда вела себя достаточно покладисто и удовлетворяла основные требования властей. Год назад штаб-квартиру «Яндекса» посетил президент Владимир Путин, а несколько дней назад на ее фирменном беспилотнике прокатился премьер Дмитрий Медведев.

Фото: Александр Астафьев/ТАСС

И все же стремление к полному государственному контролю могло перевесить симпатии руководства страны к различным чудо-технологиям. Если так, то Сбербанк — это вполне подходящий кандидат на роль надежного опекуна. Еще в 2009 году крупнейший госбанк получил «золотую акцию» «Яндекса» — она не дает права на управление компанией, но позволяет блокировать продажи крупных пакетов акций и ограничивать тем самым аппетиты иностранных инвесторов. С тех пор Сбербанк и «Яндекс» активно сотрудничают, особенно по линии «Яндекс.Деньги» (75% акций платежной системы принадлежит госбанку), а в последнее время их интеграция заметно усилилась. Самым крупным шагом стало создание совместного предприятия в сфере онлайн-ритейла, который аналитики окрестили российским аналогом Amazon.

На форуме «Открытые инновации» Греф заявил, что является приверженцем концепции «радикальной правды» и призывает всех своих сотрудников открыто делиться плохими новостями. Скорее всего, на пресс-службу банка эти принципы не распространяются. Источник Forbes, например, утверждает, что стороны уже полгода обсуждают потенциальную сделку. Продолжительное падение капитализации компании (с $11,7 до $9 млрд в течение двух дней) тоже говорит о том, что инвесторы считают этот сценарий вполне вероятным.

Не исключено, что акционеры имеют для своих опасений более конкретные основания, неизвестные широкой публике, полагает аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин:

«Крупнейшие миноритарии явно что-то обсуждают с менеджментом «Яндекса», и, похоже, им это не очень нравится».

До сегодняшнего дня «Яндекс» был одной из самых высоко оцениваемых биржевых компаний в России: соотношение капитализации и чистой прибыли (один из основных показателей, по которым определяется инвестиционная привлекательность компании) на порядок превышало средние значения по российскому рынку. «Яндекс» также не испытывает необходимости в дополнительном финансировании — темпы роста выручки компании в последнее время составляли около 25%. «Были ожидания, что «Яндекс» будет расти по экспоненте. Все необходимые технологии уже есть, остается только масштабировать продукты и выходить на другие рынки», — говорит Нигматуллин.

Теперь оптимизма поубавилось. Распродавать акции «Яндекса» начали западные фонды, которые стараются избегать малейшей аффилиации с российскими госбанками. Сбербанк уже сейчас находится под секторальными санкциями, а в ноябре они могут быть расширены до любых долларовых расчетов. Если продажа состоится, то дисконт к стоимости бумаг «Яндекса» может быть сопоставим с премией к риску по акциям российских госкомпаний.

Председатель правления ПАО «Сбербанк России» Герман Греф, председатель правительства РФ Дмитрий Медведев и генеральный директор группы компаний «Яндекс» Аркадий Волож. Фото: РИА Новости

Помимо санкций есть фундаментальные причины, которые делают эту сделку нежелательной с экономической точки зрения. Негативное влияние государства на акционерную стоимость поглощаемых частных компаний можно увидеть на недавнем примере — покупке госбанком ВТБ доли в продуктовой сети «Магнит». Ритейлер уже на момент заключения сделки испытывал определенные трудности с бизнес-моделью, но при новом собственнике ситуация только ухудшилась.

Дело не только в отсутствии убедительной стратегии, но и в непрозрачных действиях менеджмента и совета директоров «Магнита», которые пытаются купить у одного из акционеров ритейлера фармацевтическую компанию, обремененную огромными долгами.

Госкомпании существуют в особом мире, где интересы чиновников и подрядчиков важнее любых коммерческих соображений.

Всем известна печальная судьба «Газпрома», который 10 лет назад был одной из самых перспективных компаний в мире, а сегодня лишается покупателей и вынужден реализовывать нерентабельные политизированные проекты. Сейчас российское государство напрямую контролирует банковскую сферу и добычу полезных ископаемых. Но времена меняются — самая большая добавленная стоимость теперь производится в других отраслях экономики, да и внешнеполитические столкновения все чаще разворачиваются в информационном пространстве.

А тут еще и руководство страны, «заболевшее цифровой экономикой».

Петр Саруханов / «Новая газета»

Для «Яндекса», будь он частью гигантской финансово-технологической госкомпании на базе Сбербанка, в планах правительства нашлось бы множество инфраструктурных проектов национального масштаба. Одним из центров цифровизации уже выступает бизнесмен Алишер Усманов, под контролем которого находится вторая крупнейшая технологическая компания в России Mail.ru Group.

Под лозунгами внедрения инноваций в России развивается тренд на огосударствление экономики, который радикализовался после кризиса 2008 года. Не зря Владимир Путин сравнивает национальную программу «Цифровая экономика» с большевистским планом по электрификации страны в 1920-е годы (ГОЭЛРО). Венчурный капитализм по-русски и правда отдает советской плановой моделью: компании из «списка Белоусова» под угрозой фискальных изъятий финансируют технологические стартапы, отобранные специальным государственным фондом, пока спецслужбы наращивают контроль над коммуникациями граждан и осваивают бюджеты на импортозамещение «критической информационной инфраструктуры».

При директивном подходе из виду полностью упускается специфика IT-бизнеса, который вдвойне страдает от изъянов российского инвестиционного климата. Высокотехнологичную компанию, вся рыночная стоимость которой сконцентрирована в команде разработчиков и строках исходного кода, невозможно «отжать» как нефтяную вышку и заставить играть по коррупционно-бюрократическим правилам. Сбербанк, несмотря на старания Грефа по превращению некогда отсталой госструктуры в передовую цифровую платформу, воспринимается рынком прежде всего как проводник интересов государственных чиновников.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera