Колумнисты

Меняем Конституцию на агитпроп

В армии возрождают структуру, ответственную за информационную и нравственную безопасность Вооруженных сил

Общество

Андрей Евдокимовписатель и публицист, член Союза журналистов РФ

 

Указом Президента создано Главное военно-политическое управление Вооруженных сил Российской Федерации (ГВПУ). Его начальником в ранге заместителя министра обороны стал генерал-полковник Андрей Картаполов, до этого командовавший войсками Западного военного округа.

ГВПУ по названию и сути возложенных задач оказалось неотличимо от Главного военно-политического управления Советской армии и Военно-Морского флота СССР (ГлавВПУ), руководившего партийно-политической работой, агитацией и пропагандой среди личного состава. Действуя на правах отдела ЦК КПСС, ГлавВПУ только номинально входило в военное управление Минобороны СССР и было расформировано в 1991 году.

Предшественниками ГлавВПУ были Главное управление политической пропаганды Красной Армии, Политическое управление РККА, Политическое управление Реввоенсовета СССР и др. Их столетие торжественно праздновалось в 2018 году.

Возрождению ГВПУ предшествовала серьезная информационная подготовка. Александр Каньшин, заместитель председателя Общественного совета при Минобороны, преуспевающий бизнесмен, а в прошлом член ЦК ВЛКСМ, реинкарнацию политорганов объяснил так: «…В условиях глобального информационно-психологического противоборства неизмеримо возрастает роль морально-политического единства армии и общества». Для чего и необходимо усилить структуру, отвечающую за морально-идеологическую составляющую в Российской армии.

За вязью терминов Каньшин замысловато скрывает подмену базовых норм Конституции лозунгами большевистского агитпропа, основанными на представлениях о стране как осажденной крепости. Термины «морально-политическое единство» и «морально-идеологическая составляющая» доселе науке были неведомы, а попытки создать осмысленную идеологему из смешения понятий «мораль» и «политика» или «мораль» и «идеология» подразумевают навязывание стране и армии единой общенациональной (государственной) идеологии. Что запрещено Конституцией РФ.

Возглавив ГВПУ, генерал-полковник Картаполов стал одиннадцатым заместителем министра обороны. Кроме Главного управления по работе с личным составом, в его ведение отошли Департамент культуры, включая театры, ансамбли песни и пляски, художественные студии, Управление по работе с обращениями граждан и др.

Свою программу действий Картаполов изложил в интервью еженедельнику «Военно-промышленный курьер» (№35 (748), 11–17 сентября 2018 г.). Ее главные положения во многом повторяют заявления Каньшина.

Так, генерал-полковник Картаполов провозглашает «острейшую потребность в противодействии компании лжи и клеветы, которая обрушилась на Россию», а также в «информационной защите Вооруженных сил, прежде всего личного состава». Складывается впечатление, что других наболевших проблем в обеспечении защиты и безопасности солдат и офицеров нет, а воровство, казнокрадство, мошенничество, дедовщина, пьянство и наркопреступность в армии искоренены полностью.

«ГВПУ будет отвечать за организацию морально-психологического обеспечения военнослужащих, информационно-пропагандистскую работу и (sic! – Ред.) — за создание условий для реализации права на свободу вероисповедования с учетом особенностей армейской жизни», — заявляет Картаполов.

Если понимать Картаполова буквально, он заботится исключительно о свободе православного вероисповедования, точнее — только одной церкви. Одной из важнейших задач он называет возведение главного храма Вооруженных сил в честь Христова Воскресения с пятью приделами.

Четыре будут посвящены видам и основным родам войск с их небесными покровителями. Начальник ГВПУ скрупулезно перечисляет небесных покровителей родов войск: от св. благоверного князя Александра Невского (Сухопутные войска) до св. великомученицы Варвары (РВСН). Еще один придел планируется связать с Воскресением — Христу отвели место в одном ряду с видами и родами Вооруженных сил.

Далее Картаполов поминает русских полководцев и современных новомучеников, особенно тех, кто «сложил головы на библейской сирийской земле». И совершает ошеломляющие открытия в истории и современной геополитике. «Каждый солдат на Малаховом кургане четко знал, что воюет еще и за Вифлеем. И то, что сейчас происходит в Сирии, можно считать очередным актом войны за ясли Господни», — заявляет генерал.

Хочется напомнить начальнику ГВПУ, что среди тысяч защитников Севастополя смертью храбрых на Малаховом кургане погибли магометане, иудеи, буддисты, равно и убежденные атеисты, каковыми тогда были все без исключения комсомольцы и коммунисты. Они сражались за родину! За родину своих предков! И Вифлеема в их мыслях «четко» не было, не до того, знаете ли.

…А теперь представим, что вдоль строя шествует священник РПЦ с кадилом, окропляя и осеняя трехперстным крестознамением всех подряд. При этом он не спрашивает, кто какую религию исповедует. Он — по Картаполову — должностное лицо, военный священник на службе в армии, где, как всякому известно, все должно быть единообразно. И солдату в строю мысли и чувства иметь не должно, кроме указанных командиром. Потому и окормляет батюшка православных в одном ряду с еретиками 1-го чина — магометанами, иудеями, язычниками и т. п., а также атеистами, благо последние еще не вымерли.

Что будет чувствовать иноверец, попавший под окропление святой водой по православному новообрядческому канону? А как будут относиться, допустим, к верующему мусульманину его сослуживцы из прихожан РПЦ?

Дедовщина покажется детской шалостью по сравнению с враждой на почве религиозной розни! И с каждой следующей демобилизацией семена межконфессиональной вражды будут переноситься на гражданку.

Памятуя о действующем законодательстве, Картаполов признает очевидное: «Однозначно не будет партийной составляющей, которая нам не нужна». Но нелепо говорить о ненужности «партийной составляющей» в условиях, когда деятельность политических партий в Вооруженных силах запрещена. Статья 7 закона «О статусе военнослужащих» гласит: «Военнослужащие не вправе использовать служебное положение в интересах политических партий и общественных, в том числе религиозных, объединений, а также для пропаганды отношения к ним».

Безусловно, вредно подводить теоретический базис «под новую, только зарождающуюся сегодня идеологию», поскольку, повторим, использование любой идеологии в качестве государственной или обязательной запрещено. Но именно это является сутью тезисов начальника ГВПУ.

Явно подражая известному государственнику XIX века графу Уварову с его знаменитой триадой «самодержавие, православие, народность», генерал-полковник Картаполов указывает: «Наша идеология должна основываться, во-первых, на истории Родины, во-вторых, на исторических и культурных традициях…» И чуть ниже: «А дальше идут три составляющие: духовность, государственность, патриотизм».


ВСЕ МАТЕРИАЛЫ ПЕТЕРБУРГСКОЙ РЕДАКЦИИ  | АРХИВ ПУБЛИКАЦИЙ  | PDF


 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera