Колумнисты

Мифы путинской России. Праздник, как механизм пропаганды

Дмитрий Травин — об искусственности выделения одних дат на фоне других

Общество

Дмитрий Травинэкономист, профессор Европейского университета в СПб

 

Что такое праздник? Казалось бы, с этим вопросом все ясно. Государство признает праздником какой-то особо выдающийся день и позволяет нам в этот день не ходить на работу. «Демократы» с «патриотами» могут спорить о том, нравится ли нам та или иная примечательная дата, хотя все обычно сходятся в вопросе о ее значении. Однако на самом деле государство скорее привлекает внимание к обычной дате, превращая ее в необычную, чем откликается на народный запрос. Создание праздников — механизм пропаганды. И в наибольшей степени это заметно по двум датам, которые мы будем отмечать в ближайшие дни.

Про то, что 4 ноября в начале XVII века имело место какое-то народное единство, никто из нас не знал еще пару десятилетий назад. Даже историки особого народного единства не примечали. Праздник придумали почти на голом месте. И ясно почему. Чтобы отвлечь внимание от 7 ноября, поскольку революции у путинского режима совсем не в чести. Сегодня молодежь про день свершения Октябрьской революции вспоминает все реже, но про День народного единства волей-неволей вспоминать приходится, раз позволяется не ходить на работу.

Люди старшего возраста могут, правда, заметить, что уж день Великой Октябрьской социалистической революции — дата очевидная. Даже если она нам не нравится, трудно возразить против того, что революция коренным образом изменила жизнь России. Однако на самом деле и с этим выводом трудно согласиться. Народной революцией, переменившей жизнь страны, была революция февральская. А ее-то в советское время не отмечали. Сделали вид, будто тот перелом был малозначимым, а вот октябрьский — поистине судьбоносным. В общем, создали праздник хоть и не на голом месте, но резко сместив акценты с одного революционного события на другое. Причем понятно зачем. Чтобы народ ценил октябрьский переворот, осуществленный большевиками, а не массовый протест народа, выраженный в феврале.

Похожая история у нас и в мае. Нынешний главный праздник — День Победы (9 мая). Однако до 1965 г. он не являлся выходным. То есть его государственное значение было намного меньше Дня международной солидарности трудящихся (1 мая). И ясно почему. Интернациональный революционный миф был долгое время в СССР доминирующим, тогда как миф национальный не приветствовался. Великая победа не вполне вписывалась в коммунистическую мифологию, поскольку это была еще и победа над немецким пролетариатом, воевавшим за Гитлера, тогда как согласно марксизму рабочий класс всех стран должен был объединяться в борьбе против буржуазии. Лишь в брежневские годы, когда про пролетарский интернационализм всерьез уже не вспоминали, День Победы получил право на нерабочую жизнь.

А сегодня, когда национализм стал идеологией доминирующей, День Победы превратился в главный праздник. И молодым людям трудно даже представить, что когда-то с ним всерьез не считались. 9 мая мы вспоминаем про страшных врагов России, про необходимость укреплять оборону и про то, что у нас есть лишь два союзника (армия и флот), а вовсе не всякие там пролетарии всех стран, соединяющиеся лишь в марксистских брошюрах.

Даже январские праздники подтверждают представление об искусственности выделения одних дат на фоне других. Рождество долгое время вообще за праздник не считалось, поскольку неясно было, кто, собственно говоря, родился.

Религия трактовалась как опиум для народа, и отмечать день рождения мифологического героя было невозможно. Поэтому на фоне искусственного устранения Рождества Новый год остался вне конкуренции.

Сегодня Рождество возродилось, поскольку возрождение роли церкви в российской жизни потребовало праздника. И церковь его получила. А вот кто ничего у нас не получил, так это сторонники свободы. В жизни России есть важные даты, напоминающие о борьбе против тирании. В школьном курсе истории они отмечены. Но отсутствие праздника в соответствующий день делает их малозначимыми. Таков, например, день отмены крепостного права. Ведь именно это событие сделало Россию развитой страной к началу ХХ века. Таков, например, день победы над путчистами. Ведь то, что мы имеем сегодня в экономике, является следствием не мудрости Путина, а тех преобразований, которые начались с ликвидацией ГКЧП.

Многим такие выводы покажутся сейчас странными, поскольку упорное стремление государства не замечать события, связанные с развитием свободы, увело их на задний план. Но если вдруг начать культивировать свободу, как православие или национализм, новые даты со сменой поколений станут у нас доминирующими.

P.S.

Дмитрий Травин приглашает на презентацию своей новой книги «Особый путь России: от Достоевского до Кончаловского». Мероприятие пройдет 7 ноября в 19.00, в конференц-зале (2-й этаж) нового здания Европейского университета в Санкт-Петербурге (Гагаринская ул., 6/1). Вход со Шпалерной, 1.

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ ПЕТЕРБУРГСКОЙ РЕДАКЦИИ  | АРХИВ ПУБЛИКАЦИЙ  | PDF


 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera