Интервью

Марина Каменева: «Мы обновляем старые традиции и ломаем стереотипы»

Директор книжного магазина «Москва» — о главных книгах месяца, цензуре и людях, которые забывают очки

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 123 от 7 ноября 2018
ЧитатьЧитать номер
Культура

 

История магазина «Москва», расположенного в самом сердце города, тесно связана с историей страны. Открывшийся в 1958 году на Тверской, он стал символом оттепели, визитной карточкой города. Вместе с Москвой «любимый книжный» пережил трудные времена, запреты и расцветы, периоды стагнации. 5 ноября ему исполнится 60.

— Как будете отмечать 60-летие? Помнится, на 50-летие вы делали совместный проект с Третьяковкой «Человек читающий», а на 55 крупную тематическую вечеринку…

Эту дату решили отметить праздником для покупателей, основное мероприятие — выставка моей коллекции «Книгурки», которая собирается более 10 лет и насчитывает более 1000 экспонатов со всего мира. Книгурки читающие фигурки с книгой: взрослые и дети, животные и люди, исторические деятели и безымянные личности…. Выставка уникальная, некоторые экспонаты существуют в единственном числе. Открытие состоится 5 ноября в 14 часов, основная экспозиция — в букинистическом отделе. Также планируем воссоздать атмосферу 1958 года, будет «селфи в старой квартире», викторины, конкурсы и очень большие скидки — до 25 %.

Личная коллекция фигурок с книгами М.Н. Каменевой («книгурок»). Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Когда вы пришли в «Москву», она еще не была «Москвой», была книжным магазином № 100? С чего все началось для вас?

— Это был 1991 год, шла демонополизация. До этого существовало объединение «Москнига» — большая организация, которая насчитывала более 200 магазинов. А в 90-е менялась форма хозяйствования, объединение «Москнига» самораспускалось, начали создаваться арендные предприятия и магазины стали открывать самостоятельные расчетные счета. Я работала начальником отдела организации торговли в управлении. И вот мне предлагают стать директором магазина «Москва» — с этого началось.

— Чем «Москва» отличается от других книжных?

— И в советский период, и сейчас это визитная карточка города наравне с другими достопримечательностями. Если говорить о сегодняшнем магазине, сейчас он один из самых технологичных трендсеттеров книжной индустрии. Учитывая веяния времени и приток новых молодых читателей, мы понимаем, что должны меняться. Мы обновляем старые традиции и ломаем стереотипы, например, с точки зрения расположения книг в книжном зале. Поменяли наименования выкладок отдела литературы для специалистов. Названия «политика», «психология» и «экономика» отпугивали молодежь, даже несмотря на то, что там было много популярных книг. Выкладка книг по естествознанию теперь называется «От клетки до Вселенной», изданий по экономике — «Это просто бизнес», по политическим вопросам — «Власть. Мир. Люди». И сразу стало заметно, как помолодел, изменился покупатель. Придумали выкладки, которые объединяют книги разных жанров, зарубежных и российских авторов. Появилась выкладка «Это нам запрещали читать», где есть книги таких разных авторов, как Виктор Некрасов и Генри Миллер или Набоков, которые в советское время были под запретом. Или выкладка «Это читает весь мир», куда мы включали международные бестселлеры, а также книги из рейтингов Amazon.com и Нью-Йорк Таймс. Человек приходит к нам, и ему легко ориентироваться.

Подарочные издания формата «Книга +». Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Вы говорите, что у вас есть выкладка «Книги, которые нам запрещали», а сталкивались ли вы в своей практике с проявлениями цензуры? Было ли такое, что по каким-то причинам изымали тираж?

— На сайте Министерства юстиции в открытом доступе есть список книг, запрещенных к распространению. Товароведы этим руководствуются, а так чтобы приходили и изымали — не помню. Или чтобы звонили, как было в советское время, и говорили: «Снимите с продажи!» Я лично снимала тогда с полок книги Виктора Некрасова, которые уничтожали, Василия Аксенова… В этом году исполняется 45 лет, как я работаю в книжной торговле, за это время чего только не было! В советское время мы пытались прятать, говорить, что все продали, спасали книги — невыносимо же было отдавать их на уничтожение. А сейчас таких проявлений цензуры нет.

Личная коллекция фигурок с книгами М.Н. Каменевой («книгурок»). Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Столько раз это обсуждалось, но как вы думаете, электронная книга вытеснит бумажную?

— Не думаю. Мы первые в мире, еще в 2009 году, в розничном книжном магазине стали продавать электронные книги и обучать процессу скачивания наших покупателей. Когда я говорила на международных конгрессах своим коллегам, что мы популяризируем электронные книги, они отвечали, что мы сами роем себе могилу. Я парировала, что время не остановишь, и если мой покупатель хочет электронную книгу, то он должен получить ее у нас. Желает ли он печать по требованию, сформировать библиотеку или создать личный переплет — мы должны помогать ему во всем.

— В формировании библиотек?

— Знаете, к нам часто приходят молодые бизнесмены, лет сорока, которым в перестроечное время некогда было заниматься книгами, потому что они строили бизнес — теперь у них уже всё есть, и они задумались о духовном развитии. Они хотят создать семейные библиотеки. Это средний класс бизнесменов, у которых появился интерес к образованию — и это очень приятно.

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Можно ли через вас, как посредника, найти книгу, которой нет в Москве, и заказать ее до официального старта продаж? К примеру, нового Стивена Кинга, которого еще не перевели?

— Можно. У нас есть несколько партнеров, которые осуществляют поставки из заграницы. Это не составит труда, но срок получения книги зависит не от нас, и может быть достаточно долгим. Кстати, когда выходила пятая часть «Гарри Поттера», мы единственные, кто решился продавать книгу вместе с Лондоном и со всем миром. В Москве тогда было три часа ночи.

— Очереди были как за айфоном?

— Не то слово. Причем книга была на английском, мы ее получили своевременно. Здесь было столпотворение! Было приятно, что так много людей у нас может прочесть книгу в оригинале. Продали около 1000 экземпляров за ночь; даже организовали для наших покупателей продажу кофе и чая, потому что ночью холодно. Были безумные родители, которые умоляли продать книгу, которую они хотели поутру презентовать детям.

Стоял такой шум на Тверской, что жильцы дома не выдерживали и выливали ведра воды из окна.

— Места в очередях продавали?

— У нас все же культурные люди собрались, гуманитарии, такого не было. В общем, мы успеваем быть в ногу со всем миром.

— Получается, вы работаете именно на читателя, а не на писателя. А как выстраиваются ваши взаимоотношения с авторами? Помогаете им?

— Сколько писателей, которых мы открыли! Наш магазин даже называют магазином раскрутки. К примеру, так мы «раскрутили» ранее неизвестного у нас Питера Мейла с романом «Год в Провансе». А как взлетела в рейтингах книга «Счастливые люди читают книжки и пьют кофе» Мартен-Люган (которая выходила в Corpus’е у Варвары Горностаевой), когда стала «Книгой месяца»!

Бывший раздел «Естествознание» теперь называется «Открывая мир: от клетки до Вселенной». Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— А что насчет наших, российских, авторов?

— Наш «крестник» Андрей Аствацатуров и его «Люди в голом», а вот совсем недавний пример Григорий Служитель и «Дни Савелия». Когда книжка вышла, мне и моим коллегам дали почитать сигнальный экземпляр, и нам всем настолько понравилось, что мы сделали ее «Книгой месяца».

— Как книга становится «Книгой месяца»?

Обычно выбор «Книги месяца» обсуждается коллегиально.

— Кто у вас входит в «Топ-5 книг октября»?

— Пелевин, Рубина, «Тонкое искусство пофигизма», «HomoDeus» Харари и «Леонардо да Винчи» Айзексона. Последнюю мы сделали «Книгой месяца», она прекрасно продается, несмотря на внушительную цену 1100 рублей!

— От чего зависит ценообразование?

— Существует отпускная цена издательства, а у нас сделана автоматическая наценка, куда входят все издержки магазина: аренда, коммуналка, зарплата, пакеты — все, что связано с производственной деятельностью. И минимальная прибыль, которая должна стимулировать продавцов. Кстати, почти все магазины сделали пакеты платными, чтобы уменьшить издержки и получить больше прибыли, а у нас они остаются бесплатными.

— Мелочь, а приятно.

— У нас есть такие «мелочи», которые, казалось бы, пустяк. На входе у нас висят пакетики для зонтиков, где написано «У нас всегда хорошая погода». Или очки с разными диоптриями для забывчивых покупателей.

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Как родилась такая идея?

Как-то раз я была в зале и увидела, как к выходу направляется расстроенная пожилая женщина. Я поинтересовалась, может быть, она не нашла то, что хотела? «Да я очки дома забыла!» И вот с того момента у нас есть очки, которыми вы можете воспользоваться, если свои оставили дома. Есть зарядки для телефонов, вайфай. А также наше эксклюзивное изобретение «Скажите это директору» — можно сделать аудиозапись обращения, а я лично всё прослушаю. Вы не поверите, сколько было подсказок по техническим штукам или навигатору! А еще, когда мы анализировали, оказалось, что 3% покупателей просто признаются нам в любви.

Вы учитесь у зарубежных коллег или они у вас?

— Для того чтобы создать что-то свое, новое, надо знать, что уже было сделано до тебя в твоей отрасли. Поэтому раньше мы во всех командировках учились. А сейчас к нам приезжает много зарубежных делегаций, я вожу их по магазину, и они в восторге, и теперь уже сами перенимают наш опыт. К примеру, еще у нас есть кнопка с вызовом продавца. То есть вы не бегаете, не ищете его по залу. Продавец приходит и снимает вызов, а у меня в программе фиксируется, через какое время он подошел и кто именно это был.

Практически в каждом отделе есть кнопка вызова продавца. Сигнал поступает на часы консультантов. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Государство вам как-то помогает или вы совершенно частное предприятие?

— Мы совершенно частное предприятие. Даже смешно, кому сейчас помогает государство…  Хотя нет, лукавлю! Была грандиозная помощь четыре года назад, когда был объявлен Год Литературы — мы впервые провели Книжный фестиваль на Красной площади. В следующем году фестивалю исполнится пять лет. Я считаю это большим достижением нашего сообщества, во-первых, потому что затраты на организацию этого мероприятия берет на себя государство, во-вторых, потому что это возможность для региональных издательств со всей России представить здесь свои издания. Это уникальная история и огромный праздник, в котором участвует много людей. Для нас это, правда, важно: значит, все, что мы делаем — не зря. Какая бы ни была ветреная или холодная погода, люди все равно приходят. И это — ценно.

Екатерина Писарева, специально для «Новой»

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera