Комментарии

До единственно верной трактовки осталось 4 года

Министр образования предложила ввести обязательный ЕГЭ по истории: почему это странно?

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 123 от 7 ноября 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ЛукьяноваНовая газета

 

Министр просвещения Ольга Васильева объявила о планах ввести обязательный единый госэкзамен по истории — но только после 2022 года, когда обязательным станет ЕГЭ по иностранному языку.

И родители, и преподаватели истории обеспокоены. Многие считают это решение преждевременным (так, свои опасения уже публично высказал Евгений Ямбург, директор центра образования №109, упомянув в беседе с РИА «Новости» о том, что контрольно-измерительные материалы ЕГЭ по истории сейчас «не отличаются корректностью»).

В подготовке контрольно-измерительных материалов есть и еще одна проблема:

в сообществе историков нет консенсуса по принципиальным вопросам: каким должен быть ЕГЭ по истории, что он должен проверять?

Павел Евдокимов, учитель истории школы «Интеллектуал», замечает: «Как мне видится, проблема в том, что в околоисторической теме заинтересованы разные структуры, и каждая из них тянет одеяло на себя. В одну сторону — олимпиадное движение, в другую — издатели учебников, в третью — ФИПИ, Федеральный институт педагогических измерений, готовящий материалы для ЕГЭ. Поскольку каждый из них занимается тем, что считает  своим делом, ситуация сейчас разбалансирована, и введение обязательного ЕГЭ по истории только еще ярче обнажит существующие противоречия  между этими организованными группировками».

Многие родители опасаются,  что история станет насквозь идеологическим предметом — таким, каким в СССР была история КПСС, — а детям в школе  станут внушать единственно правильный взгляд на исторические события.

Хотя сейчас экзамен не особенно идеологичен, и его задания требуют скорее анализа и размышления, чем готовых ответов, уже сейчас не редкость ситуации, когда

выпускники и проверяющие расходятся в трактовке исторических событий, и на апелляциях это противоречие, как правило, разрешается не в пользу выпускника.

Нынешний экзамен по истории довольно сложен. Его общеобязательность повлечет за собой ухудшение результатов сдачи (в этом году на ЕГЭ не набрали даже минимального балла по истории 6,6%  от сдававших и 13,4% от сдававших гораздо более популярное обществознание). Это может повлечь за собой либо упрощение экзамена, либо разделение его на базовый и профильный уровени, как это произошло с математикой.

Опасения внушает и увеличение количества обязательных экзаменов: сейчас усилия выпускников сконцентрированы на поступлении в вузы; увеличение количества обязательных экзаменов будет рассеивать эти усилия и увеличивать нагрузку на них. Преподаватель Лицея ВШЭ и Подготовительных курсов ИСАА МГУ Александр Морозов говорит: «Я всегда был сторонником идеи введения 6-8 базовых ЕГЭ — но по окончании 10 класса, а не 11-го.

Сейчас учителя называют 11 класс «мертвой зоной»: дети готовятся к поступлению, новый материал давать почти невозможно.

Если увеличить количество обязательных ЕГЭ, они все равно не перестанут готовиться к поступлению, но им станет труднее. Я считаю, что надо думать не только о том, почему государству важно ввести ЕГЭ по истории, но и о самих выпускниках, об их собственных потребностях и намерениях. Хорошим выходом могло бы стать введение базового уровня предметов — как с ЕГЭ по математике. Если сдать базовые экзамены в десятом классе, в одиннадцатом уже можно было бы заниматься профильной подготовкой для поступления.  Сейчас линейка учебников по истории на это и рассчитана — что, кстати, вызывает вопросы у нынешнего руководства Министерства. А вот если о детях не станут думать, это обернется для них только лишней нервотрепкой».

Наконец, весьма вероятно, что история станет очень популярным предметом по выбору. Раньше она была обязательным экзаменом на юридические и экономические специальности, но ее место заняло обществознание. Не исключено, что результаты ЕГЭ по истории понадобятся  для поступления на большинство гуманитарных специальностей — в том числе тех, для которых сейчас требуется ЕГЭ по литературе.

Это означает, что обществознание и литературу станет выбирать меньшее количество выпускников (обществознание сейчас — самый популярный предмет по выбору, литература — один из самых непопулярных, ей уступают только немецкий и французский языки: обществознание в этом году сдавали 44,7% выпускников, историю — 14,7%, литературу — 6,8%).  Для ЕГЭ по литературе это может означать дальнейшую маргинализацию.

Словом, введение ЕГЭ по истории влечет за собой множество последствий — как очевидных, так и отдаленных; конкретные сроки не названы, до 2022 года время еще есть. Но общественная дискуссия о системе ЕГЭ — не только о введении ЕГЭ по истории — уже сейчас насущно необходима.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera