Колумнисты

«Перемены неизбежны, с ними окончатся ваши срока»

Политзэк 1970-х Юлий Рыбаков — политзэкам нынешним, с пожеланием сил и мужества

Юлий Рыбаковдиссидент, художник-нонконформист, правозащитник

 

ОТ РЕДАКЦИИ

8 ноября у арестованного по делу «Сети» антифашиста Виктора Филинкова день рождения. Возвращение этапом из Пензы подорвало его здоровье: перед последним переездом, в Ярославле, Виктор потерял способность двигаться — сокамерники позвали врача, отнесли в медсанчасть, там ему сделали какой-то укол. Отпустило.

Необходимые лекарства передать Филинкову до сих пор не удается. А те, что он смог получить от правозащитников в Нижнем Новгороде, отобрали. Цензор в отпуске. Когда Виктор сможет получить десятки открыток и писем, что шлют ему ко дню рождения, непонятно. Как и этот выпуск «Новой» — газеты тоже идут через цензора. Мы предложили Юлию Рыбакову, политзаключенному 70-х, написать Виктору несколько слов. Но получилось скорее обращение ко всем нам. И к тем, из-за кого Виктор встречает свой день рождения за решеткой. И чья глухота к урокам прошлого может очень дорого стоить.

Прошел День памяти жертв политических репрессий. На площадях, где зачитывались списки жертв сталинского террора, прозвучали имена и политзаключенных нашего времени. Тех молодых людей, которые мечтали о том, как разбудят Россию и она станет свободной от капитала, государства и принуждения. Их мечты оборвали аресты.

Но ведь это уже было!

Пробудить Россию пыталась и молодежь XIX века, ходившая в народ с проповедью свободы. Вместо того, чтобы задуматься, почему тысячи студентов и курсисток хотят перемен, власти пошли на массовые аресты. Причем, как признавалось самим Победоносцевым, «нахватали по невежеству, по самовластию, по низкому усердию множество людей совершенно даром». В стремлении создать устрашающую картину невиданного по масштабам «антиправительственного заговора» по 26 губерниям арестовали свыше 4 тысяч человек. Из которых к дознанию смогли привлечь лишь 770, но и из них около 500 пришлось освободить под надзор полиции. Несмотря на все ухищрения, подтасовку фактов, обработку свидетелей и прочее, следствие ни шатко ни валко тянулось три года. За это время в казематах умерли 43 арестованных, 38 лишились рассудка, 12 — покончили с собой.

Перед судом, начавшимся в октябре 1877 г., предстали 193 человека. Обвинение вменяло им создание всероссийского «преступного сообщества» с целью «ниспровержения и изменения порядка государственного устройства», члены которого якобы имели намерение «перерезать всех чиновников и зажиточных людей». В отсутствие доказательств особой помехи устроители процесса не видели, поддержка суда представлялась властям делом предопределенным.

Расчет был один: такое ужасающее обвинение ввергнет общество в страх, вызовет стойкое отвращение к «ходильщикам в народ» и надолго отобьет охоту выражать недовольство правительством.

Хотя процесс был объявлен публичным, устроители постарались сделать его максимально герметичным. В ход пошли приемы, востребованные и сегодня: для заседаний выбрали крохотный зал, с трудом вместивший участников процесса да горстку особой публики, допущенной по именным билетам и разбавленную агентами III отделения.

90 молодых людей суду пришлось оправдать. Но 28 были отправлены на каторгу, 36 этапированы в ссылку. А когда самодержцу всея Руси этого показалось мало, он выслал еще 80 из уже оправданных судом.

Ответное насилие стоило жизни царю и сотням его чиновников, а кровавый террор народовольцев и эсеров отшатнул обывателя от борьбы за свои права. Результат — к моменту распада империи общество оказалось не готово к защите обретенной свободы и стало жертвой большевизма.

Наши власти повторяют пройденное.

…У мастеров заплечных дел есть способы добиваться признаний. В сталинские годы они работали сапогами и кулаками, в 70-е это были психологические пытки, сегодня — электрический ток. Следы таких пыток зафиксировали на телах арестованных по делу «Сети» антифашистов члены петербургской Общественной наблюдательной комиссии.

Похоже, что власть имущие не знают не только истории, но и физического закона о том, что действие рождает противодействие. Им стоило бы задуматься: где в ответ на не работающие социальные лифты, изоляцию от политики и насилие рванет отчаянную молодежь?

Сегодня по делу «Сети» проходит 11 молодых людей из Пензы и Петербурга. Заявляется, как и полтора века назад, об изобличении всероссийской подпольной организации, задумавшей серию актов насилия с целью свержения власти. Многих из этих ребят вынудили признаться в предъявленных им обвинениях. Но, пережив боль и преодолев страх, они отказываются от признательных показаний и заявляют о пытках.

Первым, еще в январе, осмелился рассказать о них 23-летний программист Виктор Филинков, который завтра встречает свой день рождения за решеткой.

Именно его заявление в Следственный комитет и последующая широкая огласка прорвут стену молчания. О пытках заявит привлекавшийся в качестве свидетеля петербуржец Илья Капустин и пензенские «подельники» Виктора — Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский, Арман Сагынбаев. А к членам питерской ОНК начнут стекаться обращения и от арестованных по совсем другим делам, в том числе совершенно не связанным с политикой.

В 70-е годы, когда я был арестован чекистами, они угрожали мне расправой над моими товарищами, но не опускались до истязаний подследственных. Тем, кто попал в их жернова сегодня, сохранить себя значительно трудней, и я желаю им сил и мужества.

Я уверен, что те срока, которые будут назначены послушным судом по этому делу, закончатся вместе с переменами, которые ждут Россию. Они не за горами!

ОБ АВТОРЕ

Юлий Рыбаков — диссидент, художник-нонконформист, правозащитник. Родился в 1946 г. в лагере для политзаключенных, в семье незаконно репрессированных. В 1976-м осужден на шесть лет — за участие в диссидентском правозащитном движении и сделанную на бастионе Петропавловской крепости надпись «Вы распинаете свободу, но душа человека не знает оков». Шесть лет в ИК усиленного режима.

В 1990-м избирается депутатом Ленсовета, организует первую государственную комиссию по правам человека. С 1993 по 2003 г. — депутат Государственной думы (первого, второго и третьего созывов), председатель подкомитета по правам человека.

Во время захвата басаевцами больницы в Буденновске пошел на переговоры с террористами, добровольно остался в качестве заложника — в обмен на освобождение рожениц и младенцев. В годы чеченской войны, против которой Рыбаков выступал на всем ее протяжении, при его личном участии удалось освободить 2500 захваченных в плен российских военнослужащих.


ВСЕ МАТЕРИАЛЫ ПЕТЕРБУРГСКОЙ РЕДАКЦИИ  | АРХИВ ПУБЛИКАЦИЙ  | PDF


 

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera