Комментарии

Не время менять имена

Конкурс на новые названия аэропортов продемонстрировал уровень консерватизма в стране

Этот материал вышел в № 127 от 16 ноября 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ян Шенкманспецкор

5
 

Эта история получила широкий резонанс из-за Егора Летова, его именем хотели назвать омский аэропорт. Сейчас уже ясно, что не назовут, и слава богу, можно только порадоваться. Летов — гений, но он по определению вне институций и вне систем. Это как лондонский аэропорт имени Сида Вишеса, музыканта «Секс Пистолз», Sid Vicious Airport. Вишес, конечно, герой и легенда, но есть и другие способы увековечить его, например, назвать в его честь психиатрическую лечебницу.

Петр Саруханов / «Новая газета»

Интернет-конкурс «Великие имена России» затеяли по инициативе Общественной палаты РФ еще в октябре, сейчас он в самом разгаре. Речь идет о переименовании аж 45 российских аэропортов по всей территории страны — от Москвы до Владивостока и Магадана. Люди голосуют, уже есть короткий список.

Это мировая практика — увековечивать таким образом национальных героев и гениев. В Нью-Йорке — аэропорт имени Кеннеди, в Стамбуле Ататюрк, в Париже де Голль, в Праге Гавел. Но это политики, а есть и менее официальные, общечеловеческие варианты: Феллини, да Винчи, Экзюпери, Лист, Армстронг.

А теперь сравним с нашими. За редкими исключениями российские аэропорты названы без особой выдумки: аэропорт Уфы — Уфа, Сургута — Сургут и так далее. Есть, правда, недавно построенный Платов в Ростове — в честь атамана Платова, Гагарин в Саратове и Карамзин в Ульяновске. Но таких примеров немного. И до сегодняшнего момента никто с гражданами в этом вопросе особо не советовался, просто называли и все. Героев назначало начальство.

«Великие имена», с одной стороны, затея чисто формальная. Ведь ясно, что никто не позволит назвать аэропорт именем Навального или Чикатило, даже если за Чикатило с Навальным проголосует большинство населения. Демократия имеет свои пределы. С другой стороны, это тест: а есть ли у нас вообще что-то общее, есть ли имена, на которых мы сходимся? Или общество расколото до такой степени, что к консенсусу прийти нереально?

Реально. Давайте посмотрим, за кого голосуют люди.

В Анадыре лидирует космонавт Павел Виноградов, уступают ему чукотская поэтесса Антонина Кымытваль и писатель Юрий Рытхэу. Все-таки космос важнее литературы.

Похожая картина в Анапе. На первом месте летчик-испытатель Владимир Коккинаки, на третьем актриса Клара Лучко. Зато Архангельск оказался абсолютно гуманитарным городом. Лидируют Ломоносов и писатель Федор Абрамов. Еще отраднее картина в Астрахани: там художник Кустодиев обогнал Петра Первого!

Но, в конце концов, это личное дело астраханцев и архангелогородцев. А вот чьим именем назовут аэропорты Москвы и Питера, через которые проходит большинство международных рейсов, волнует всех. У Шереметьево, судя по конкурсу, большие шансы стать Пушкиным, у Домодедово — Ломоносовым (насчет этой фигуры, видимо, действительно существует консенсус), но есть вариант — Евгений Примаков, за которого тоже проголосовало немало. Пулково, возможно, будет называться Петр Первый, тут тоже консенсус (его любят и в Воронеже, например). Хотя обсуждались самые разные варианты, многие хотели бы назвать Пулково коротко и ясно — Виктор Цой.

Радует, что среди кандидатур не было ни Сталина, ни Берии, ни Ивана Грозного, ни Брежнева. Это отрадно, если вспомнить результаты другого конкурса, «Имя России». Помните, за кого тогда голосовала аудитория канала «Россия»? Ленин, Сталин, Столыпин. А ведь прошло всего десять лет. Хочется верить, что за это время нравы смягчились, но я думаю, произошло другое: изменилась атмосфера в обществе. Сталинисты остались сталинистами, просто сегодня в этом не совсем удобно признаваться. Это как минимум — несовременно. У сталинистов проблема, им тоже необходим ребрендинг.

Собственно, в этом и сюжет конкурса, его главная коллизия. Настало ли время менять имена, как пел когда-то Кинчев, или еще рано? А если да, то на какие?

В списке почти нет персонажей, именем которых нельзя было бы назвать аэропорт 30 и даже 40 лет назад. Менделеев, Жуков, Бажов, Суворов. Могли бы так называться аэропорты в 1980-х или 1970-х? Да запросто. Как будто не было в стране ни 1990-х, ни нулевых.

Исключения есть. Например, Хворостовский, его именем предлагают назвать аэропорт в Красноярске. Но пока он уступает Сурикову, правда, обгоняет Астафьева. Упомянутый уже Летов не выдержал конкуренции с Карбышевым и Туполевым. Мелькнул Шнуров, мелькнул Лагутенко.

30 ноября будут объявлены результаты, и переименование начнется. Не так важно, кто выиграет, это же не спорт. Важно другое. Конкурс в очередной раз показал уровень консерватизма в стране. Даже в таком безобидном вопросе, как переименование аэропортов. Как только надо что-то решить, предложить что-то новое, мы отходим на заранее подготовленные позиции. К Пушкину и Гагарину.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera