Комментарии

Время собирать камни в море

Япония хочет решить судьбу Южных Курил, ради чего готова ограничить свои союзнические отношения с США?

Этот материал вышел в № 128 от 19 ноября 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Василий Головнинзавбюро ТАСС в Японии

2
 

Даже в самые острые моменты холодной войны Соединенные Штаты не размещали свои военные объекты в той части северного японского острова Хоккайдо, откуда Южные Курилы в хорошую погоду видны невооруженным глазом. На острове, кроме пункта связи и базы электронного слежения, вообще никогда не было американских войск — видимо, не вписывалось их развертывание там в стратегические расклады Пентагона. Однако сейчас вопрос о гипотетической угрозе появления новой военной базы США именно в этом районе неожиданно стал острой темой обсуждения между Москвой и Токио — в рамках их дискуссий о заключении мирного договора, которого между двумя странами нет со времени окончания Второй мировой войны.

Японский национались на ежегодной акции протеста «День Северных территорий» у российского посольства. Фото: Reuters

«Очень мало информации»

14 ноября на встрече в Сингапуре президент России Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ, как было объявлено, договорились форсировать эти переговоры на основе советско-японской Совместной декларации 1956 года. У политиков и журналистов в Токио сложилось прочное впечатление, что лидеры двух стран пришли к каким-то весьма серьезным предварительным договоренностям по поводу южной части Курил, спор о которой уже 73 года не дает двум странам окончательно подвести черту под событиями далекого 1945 года.

Деталей о переговорах в Сингапуре пока просочилось ничтожно мало, и партии японской оппозиции уже решили как можно скорее вызвать в парламент премьера Абэ, чтобы потребовать от него подробного отчета, в том числе и о связи между возможной передачей островов и перспективой появления там некоего американского военного объекта.

«У нас очень мало информации, — в сердцах сказала в связи с этим журналистам Киеми Цудзимото, глава парламентской фракции ведущей оппозиционной Конституционно-демократической партии Японии. — Хочется понять, идет ли дело к возвращению четырех северных островов, или вообще происходит смена курса на переговорах с Россией?»

Такими гаданиями заполнены сейчас все центральные газеты Японии, которые на все лады обсуждают вопрос о том, как решения далекого 1956 года могут привести к серьезному прорыву в отношениях между Москвой и Токио. Премьер Абэ пока от конкретных ответов уклоняется, однако на пресс-конференции 16 ноября согласился с тем, что может пока на время сконцентрироваться не на всех Южных Курилах, а только на их меньшей части.

Премьер Абэ умеет хранить секреты. Известно, что он форсирует переговоры с Россией по поводу двух островов Курильской гряды. Фото: РИА Новости

Вспыльчивый Хрущев

Итак, ключевой и единый момент заявлений обеих сторон — признание первоочередной важности декларации 1956 года, которую на встрече в Сингапуре решили взять за основу для выработки договоренности по островам. Этот документ, в сущности, во многом уже сыграл роль мирного договора — он прекратил состояние войны между двумя странами, восстановил между ними дипломатические, торговые и прочие отношения. Авторы декларации не смогли решить только один вопрос — о границе в районе юга Курил. СССР настаивал на том, что получил этот архипелаг законно на основе договоренностей союзников, которые Токио признал при капитуляции. Япония, со своей стороны, требовала вернуть ей острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и прилегающую группу ныне необитаемых мелких островков — наши соседи их называют Хабомаи и для удобства считают за один остров.

Карта из японской брошюры «Деятельность правительства Японии по содействию России». Острова Шикотан, Кунашир, Итуруп и Малая Курильская гряда (Хабомаи) окрашены в цвет японского государства, а южная часть острова Сахалин и остальные Курильские острова, начиная от острова Уруп и заканчивая островом Шумшу, обозначены белым цветом, означающим, что Япония не признает суверенитет России над этими территориями. PDF

В те годы советское руководство во главе с Никитой Хрущевым стремилось к скорейшей договоренности с Японией, надеясь, что она, как Финляндия и Австрия на другом конце Евразии, выберет путь нейтралитета и выпадет из системы военных союзов с США. В качестве пряника для выработки компромисса Москва предложила Токио меньшую часть из того, на чем он настаивал. В 9-й статье Совместной декларации говорится, что СССР, «идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства», готов передать соседу острова Шикотан и Хабомаи — но только после подписания мирного договора.

Токио тогда от подарка отказался: на него надавили США, которые в условиях разгоравшейся холодной войны хотели заблокировать советский сценарий. Вашингтон пригрозил, что в случае компромисса по схеме Шикотан–Хабомаи не вернет Японии южную Окинаву с прилегающими островами, которые тогда все еще находились под американской оккупацией. Эти территории были куда важнее для Японии, чем крохотный кусок Курил, и она продолжила требовать все четыре острова.

Ну а вспыльчивый Хрущев в 1960 году отозвал свой подарок назад, рассердившись на подписание договора безопасности между Токио и Вашингтоном, который похоронил надежды на нейтралитет и оставил в Японии военные базы США. Тем не менее 9-я статья остается неотъемлемой частью Совместной декларации, которая ратифицирована парламентами двух стран и остается самым весомым дипломатическим документом в послевоенных отношениях Москвы и Токио.

«В формате один на один»

Премьер Японии Синдзо Абэ и президент Владимир Путин открывают год Японии в России. Церемония в Большом театре в Москве. Фото: РИА Новости

Президент Путин, кстати, не раз заявлял, что признает этот документ в полном объеме. Однако он уже несколько раз говорил и о том, что 9-я статья нуждается в уточнении — там, например, не оговариваются конкретные условия передачи Японии Шикотана и Хабомаи. Путин считает, что обсуждению подлежит и вопрос о том, под чьим суверенитетом они окажутся после перехода к Японии.

Острова, короче, теоретически можно отдать в пользование, но юридически принадлежать они все равно будут России. Токио такой вариант не устраивает

— там уже заявили, что японский суверенитет на этих территориях не будет предметом торга. Москва, со своей стороны, напоминает, что в декларации 1956 года ничего не говорится об островах Итуруп и Кунашир — и поэтому переговоры о них вести не собирается.

Наконец, есть еще одна загвоздка — Москву не устраивает хотя бы гипотетическая перспектива появления на островах американских военных объектов. Ведь действие договора безопасности с США распространяется без ограничений на всю территорию Японии, что Токио официально подтверждает. Некоторое время назад, как сообщала печать, глава японского Совета национальной безопасности Сетаро Яти якобы признал на консультациях со своим российским коллегой Николаем Патрушевым, что чисто гипотетически американцы могут появиться на Южных Курилах после перехода островов к Японии. Это тут же вызвало проблемы на переговорах, и Токио решил позицию подкорректировать.

Печать сообщает, что на конфиденциальных консультациях, в том числе по линии разведки, Москву заверили, что в реальности никаких баз США на Южных Курилах не будет — их размещение, как было сказано, невозможно без согласия Токио. Такую позицию, как сообщала авторитетная газета «Асахи», премьер Абэ повторил и на встрече с Путиным в Сингапуре. Косвенно это подтвердил и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков — он сообщил, что «тема союзнических обязательств Японии» обсуждается в процессе переговоров о мирном договоре. По его словам, она поднималась лидерами двух стран «в формате один на один».

Сигнал американцам

Символическая роспись на двигателе Mazda, завод которой открыли в России Путин и Абэ. Фото: РИА Новости

Если это соответствует действительности, то обещание премьера Абэ станет крайне неприятным сигналом для американцев и крупной дипломатической победой Москвы. Ведь

Токио, по сути дела, выражает готовность ограничить свои союзнические отношения с США и сделать из них изъятие в случае, если Южные Курилы перейдут Японии.

Вашингтон вполне может расценить это как проявление пресловутых двойных стандартов. Поскольку тот же Токио активно просит американцев немедленно броситься на помощь дальневосточному союзнику, в случае если на его отдаленные островки в Восточно-Китайском море позарится Пекин. Япония при этом, понятно, ссылается на обязательства США по двустороннему договору безопасности.

Если верить печати, то правительство Абэ уже готово обсуждать этот вопрос с американцами и просить их о понимании. Сам же японский премьер, как подозревают в Токио, серьезно склоняется к варианту с двумя островами — лучше, мол, получить что-то, чем ничего. Однако Абэ не может игнорировать общественное мнение и открыто заявить об изменении принципиальной позиции, которой Токио придерживался десятилетиями. Поэтому, как полагают, ему необходимо как-то обозначить в окончательном решении и будущее самых крупных и населенных Итурупа и Кунашира. Например, в виде договоренности продолжить переговоры об их судьбе и после подписания мирного договора на условиях 1956 года, о создании там некоей особой зоны и т.п.

Все это, конечно, пока остается на уровне чистых спекуляций, однако ясно, что премьер Абэ воодушевлен и форсирует процесс. С президентом Путиным он вновь проведет двустороннюю встречу на саммите «двадцатки» в Аргентине, который состоится 30 ноября — 1 декабря. Наконец, сразу после беседы в Сингапуре Синдзо Абэ неожиданно сообщил, что уже в начале будущего года лично поедет в Россию на новые переговоры о мирном договоре. Общую принципиальную договоренность по островам, как сообщала одна из токийских газет, премьер рассчитывает выработать к июню 2019 года, когда президент Путин приедет в Японию на новый саммит Группы двадцати.

Автор — завбюро ТАСС в Токио

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera