Сюжеты

Сохранение развитию не помеха

Эксперты развенчивают заезженный тезис о том, что требования охраны памятников мешают развитию исторических территорий

Культура

Татьяна Лиханова«Новая в Петербурге»

 

Грамотное управление культурным наследием способно сделать выгодным использование этого ресурса — пока еще «не раскассированного» в отличие от нефти или газа. «Чтобы двигаться дальше, необходимо осознать ложность навязываемого нам выбора между сбережением наследия и экономическим развитием», — убежден президент Heritage Strategies Int, автор практического пособия «Экономика исторического наследия» Донован Рипкема. Какие формы государственно-частного партнерства способны раскрыть потенциал памятников, как привлечь инвестиции, сохраняя приоритет общественного интереса над жаждой сиюминутных выгод бизнеса? Ответы на эти вопросы попытались найти участники VII Петербургского Международного культурного форума.

Город Зарайск, проект благоустройства «Торговые ряды» / nzaraisk.ru

Так совпало, что книга Рипкема вышла на русском языке почти одновременно с презентацией проекта газпромовского «Охта-центра», в 2006 году. Оказавшись в Петербурге в разгар яростных битв против этого небоскреба, американский исследователь, по его признанию, был поражен смелостью и сплоченностью противостоявшей «газоскребу» общественности. А еще — той настойчивости, с которой продавливался этот проект, в котором Донован не увидел никаких экономических обоснований, а лишь «желание сидеть в историческом центре и иметь красивый вид за окном».

Такой подход, отмечает эксперт, свойственен многим крупным корпорациям: «Но это не поддающаяся никакой финансовой логике позиция, это уже психология». Нацеленность властей, банкиров и застройщиков на извлечение краткосрочных выгод — распространенная в мире тенденция.

Бизнес исходит из того, что владение объектами и территориями позволяет им делать что угодно. Но задача власти состоит как раз в том, чтобы учитывать прежде всего общественный интерес, а не частный.

Нередко от инициаторов каких-то агрессивных проектов приходится слышать: «Нельзя жить в городе-музее!» Однако господин Рипкема убежден, что исторические города вовсе не являются собраниями мертвых экспонатов. И едва ли кто-то сможет привести хоть один случай, когда старинному зданию невозможно найти полезного современного применения.

Амстердам, вдохновлявший Петра при строительстве Петербурга, — один из самых комфортных для современного человека и динамично развивающихся европейских городов. Чему нисколько не мешает давно закрепившийся там приоритет сохранения наследия.

Не исключая самой возможности появления современной архитектуры в исторических городах, Донован Рипкема подчеркивает необходимость уважения к сложившемуся контексту.

Когда он разрушается вызывающими сооружениями, это сравнимо с агрессивным вторжением в приличную компанию невоспитанного типа: такие здания, по образному выражению Донована, «орут на окружающий городской пейзаж, это грубые здания». Им не должно быть места в цивилизованном обществе: «Люди, как и здания, должны уважать друг друга. Если бы я все время кричал, это ведь было бы невежливо. То же самое касается и архитектуры».

Донован Рипкема на Международном культурном форуме / Фото: tassphoto.com

В своей книге «Экономика наследия» Донован, как говорится, с калькулятором в руках доказывает преимущества вложения средств в сохранение наследия. Это позволяет создавать новые рабочие места (например, в Мичигане вложенный в восстановление зданий миллион долларов создает на 12 рабочих мест больше, чем в автомобильное производство там же, а в Оклахоме — на 29 больше, чем нефтедобыче) и быстрее окупать инвестиции, нежели при новом строительстве. Что, в свою очередь, приводит к более низким арендным ставкам в возрожденных старых объектах (на 10–25%) — так что американский малый бизнес предпочитает снимать помещения именно в исторических зданиях, привлекательных также своей планировкой.

А для малых городов восстановление исторических объектов – зачастую единственный способ экономического спасения. Почти 40 лет назад в США заработала программа «Главная улица» (ревитализация центров исторических городов, в том числе совсем небольших, в контексте традиций, уклада данного места и его ресурсов для развития). За первые 20 лет инвестиции по ней составили $16,1 млрд, было открыто 56 тысяч новых предприятий, что создало 227 тысяч новых рабочих мест, отреставрировано и реконструировано 89 тысяч исторических зданий.

При этом каждый доллар, инвестированный на паритетных началах государством и частным бизнесом, привлек около 40 долларов дополнительных инвестиций. Реконструкция старых зданий повышает их потребительские характеристики, привлекает бизнес, позволяет городу развиваться.

В США, отмечает исследователь, движение за сохранение исторического наследия по всей стране активно поддерживают туристические компании. Ведь статистика показывает, что туры по историческим местам продолжительнее, а около 40% посетивших их туристов, как правило, возвращаются туда еще раз.

И если обычный путешественник тратит за краткосрочную поездку в среднем $425, то приезжающий за историей — $688.

Флорида, например, за счет такого туризма получает в виде роста валового регионального продукта $2,3 млрд, в виде налогов — $1,1 млрд.

Господин Рипкема считает одной из наиболее перспективных моделей, в том числе и для России, государственно-частное партнерство (ГЧП), позволяющее разделить финансовое бремя и риски. Чрезвычайно полезным полагает эксперт и вовлечение в эту схему третьего игрока — некоммерческие организации (НКО). Именно они еще до старта проекта способны выявлять и анализировать общественный запрос, находить оптимальные решения по использованию возрождаемых объектов, вести разъяснительную работу среди жителей, а затем выступать публичным представителем проекта и помогать государству его раскрутить, наполнить жизнью.

Донован напомнил и о «Белых слонах» — как называют старые объекты, которым трудно найти современное применение, вроде отжившей свое военной базы. НКО с присущим им неформальным мышлением и благодаря живому контакту с жителями могут сыграть тут ключевую роль при поиске оптимального решения, отвечающего нуждам общества. Начинать эксперт рекомендует с точечных пилотных проектов, которые должны быть обоснованы как экономически, так и с позиций социокультурного запроса и использовать апробированные методики восстановления. Успешные модели потом можно тиражировать.

Рассматривая две другие стороны такой модели, Донован отмечает, что бизнес, как правило, более прозорлив в части владения, эффективного планирования долгосрочного использования объектов, он зачастую становится совладельцем, может привлечь других игроков, способных предоставить финансирование. Государство, чтобы замотивировать частный бизнес, должно предоставить убедительные гарантии, долгосрочные меры защиты интересов участников, обеспечить доступность объекта для населения, закрепить четкие правила приобретения и передачи прав собственности. В то же время, подчеркивает эксперт, к ГЧП следует подходить с осторожностью — уделяя особое внимание обеспечению прозрачности всех этапов и контролю за соблюдением интересов сохранения наследия.

«Зачастую стремление получить быструю экономическую выгоду приводит к серьезным утратам, — предостерегает и директор Национального траста Англии, Уэльса и Северной Ирландии Саймон Мюррей. — По всему миру распространяется так называемый фасадизм, когда от исторического здания остается лишь оболочка, а внутри все уничтожается — и планировка, и предметы убранства. Это не имеет ничего общего с сохранением наследия».

Господин Мюррей также убежден, что экономическую отдачу способны дать лишь те проекты, что учитывают потребности общества.

Британский эксперт в отличие от своего американского коллеги полагает неправильным делать ставку на туристов — приоритетны, по его убеждению, интересы местного населения.

«Мы в нашем трасте решили, что должны создавать привлекательные для местных жителей центры притяжения, программы для семей с детьми и так далее, — рассказывает господин Мюррей. — Наняли специалистов, которые понимают нужды конкретного сообщества. Опираясь на их рекомендации, мы создаем проекты, позволяющие поддержать традиционные для данной местности занятия и развивать их. Главными выгодоприобретателями от сохранения памятников должны быть граждане страны, где эти памятники находятся и для которых эти памятники являются духовным ресурсом».

За прошедший год траст заработал 680 млн фунтов.

Вице-президент Фонда стратегических разработок Наталья Трунова видит в культурном наследии колоссальный источник развития. И единственный до сих пор «не раскасcированный» в отличие от нефти или газа ресурс. Но чтобы эффективно им воспользоваться, необходимо создать цивилизованные механизмы взаимодействия государства, бизнеса и общества.

Гендиректор агентства стратегического развития «Центр» Сергей Георгиевский полагает, что одним из эффективных инструментов способна стать система конкурсов.

Европейский опыт последних десятилетий показал, что именно международные конкурсы позволяют выстроить публичный диалог между жителями, экспертами и правительством. Проводятся они в интересах разных сторон — девелоперов, власти, институтов развития. К положительным отечественным примерам Сергей Георгиевский относит проведенный Минстроем конкурс проектов создания благоприятной среды для исторических поселений и городов. Правительством страны на соответствующую программу выделяется 5 млрд руб. Согласно подведенным в мае итогам гранты распределили между 20 историческими поселениями и 60 малыми городами с населением до 100 тыс. человек. Победившие в номинации «Исторические поселения» получают по 50 миллионов рублей, а в номинации «Малые города» — от 30 до 100 миллионов в зависимости от численности населения.

Панельная дискуссия «Архитектура как лицо нации: создание национальной идентичности через масштабные архитектурные проекты» / Фото: tassphoto.com

Как подчеркивает господин Георгиевский, конкурс не сводился к презентациям проектов и выбору финалистов. А, по сути, мобилизовал каждый город к выработке стратегии развития. Созданию проектов предшествовала серьезная исследовательская работа, направленная на раскрытие идентичности, определение приоритетов своего развития, выявление оптимальных точек роста.

Самым важным результатом, считает эксперт, стало вовлечение в диалог жителей: чтобы получить в их лице не оппонентов, а единомышленников, полноправных партнеров, которые еще на стадии задумки подключаются к процессу формирования компромиссного решения, устраивающего все стороны.

Одним из победителей стал Зарайск — с проектом благоустройства «Торговых рядов» XVIII века и прилегающей территории. В отличие от других конкурентов в его «весовой категории» Зарайск сумел привлечь к своему проекту на 20 млн больше финансирования, потому что не ограничился проектом благоустройства конкретного объекта, а показал его возможное будущее в контексте общей стратегии развития города.

Другим вдохновляющим примером называет Сергей Георгиевский городок Осташков в Тверской области. «Они не просто подали проект создания бульвара, а задумались обо всем своем историко-культурном наследии, сохранении исторических зданий, разработали стратегию развития города, предложили свою схему решения. А для привлечения инвесторов порой требуются очень простые шаги: создайте публичный реестр ваших объектов, а прямо на них разместите информационные таблички — показав, как можно их преобразовать, под какие цели использовать, — раскрывает секрет успеха Георгиевский. — Наш конкурс уже создал интерактивную карту, где выложены проекты, показаны экономические модели. И мы видим, как после конкурса те проекты, что не получили субсидирования, но были подготовлены на высоком уровне, находят финансирование: они сумели заинтересовать инвесторов, которые теперь решились взяться за эти проекты и без госучастия».

Повысить интерес бизнеса к сохранению наследия могла бы и система льгот, о которой много лет говорят власти.

К одному из наиболее эффективных инструментов поощрения инвестирования в наследия Донован Рипкема относит, например, действующую в США программу tax-credit. В Америке около 90% исторических зданий находится в частной собственности. Правительство выделяет на реставрацию памятников весьма незначительную сумму, но действующая в рамках tax-credit система уменьшения налоговых вычетов весьма привлекательна. Действует она, как схематично пояснил Донован, так: если кто-то вкладывает в реставрацию и приспособление объекта 1 млн долларов, то 200 тысяч ему компенсирует штат и еще столько же — федеральные власти. То есть в итоге возвращается 40% вложенных средств.

Российские власти пока, к сожалению, больше налегают на кнут, до раздачи пряников дело все не доходит.


ВСЕ МАТЕРИАЛЫ ПЕТЕРБУРГСКОЙ РЕДАКЦИИ  | АРХИВ ПУБЛИКАЦИЙ  | PDF


 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera